Rambler's Top100
Лениградская Правда
24 НОЯБРЯ 2017, ПЯТНИЦА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Рабочее место на местах
3.09.2002
Владимир Путин вернулся в свой кремлевский кабинет, в котором не был почти полторы недели. За последние месяцы сибирско-уральско-дальневосточный визит был самой продолжительной поездкой Путина по российским регионам. Помимо ставших уже избитыми после таких блицкригов разговоров о собственном рейтинге можно выделить еще два весьма важных итога поездки президента по стране.

Напомним, география полета выглядела так: Владивосток и примыкающая к нему акватория Тихого океана, Чита и примыкающие к ней военные полигоны, Новокузнецк и окружающие его угольные залежи, Казань и связанные с ней национально-территориальные нюансы.

По поводу столь длительного отсутствия президента на рабочем месте и не менее долгого его присутствия в отдаленных уголках Родины мнения разделились. "Господи, что за манера носиться по стране! - восклицали одни, в том числе во властных структурах. - Он подает дурной пример другим, они начинают делать вид, что руководят на местах, в то время как надо решать проблемы на рабочем месте. Потому что ни в какой другой точке они не решаются". "Молодец Путин, как сразу напомнил о себе, сколько посмотрел, - возражали другие. - Да из Москвы и половины не видно".

То, что нюансы региональной жизни из Кремля или Ново-Огарева видны не столь отчетливо, - факт. Но это скорее вопрос качества информации, поступающей президенту, и дело здесь далеко не только в помощниках и советниках. Сколько бы ни заверяли в Кремле, что Путин общается "с огромным количеством самых разных людей", подавляющая часть его визави - представители вполне определенных социально-политических слоев. Безусловно, министр Лесин и, скажем, губернатор Тулеев не одно и то же лицо. И все же они представляют вполне определенные круги: круги просителей, руководителей, управленцев, идеологов, лоббистов (нужное подчеркнуть - в зависимости от обстоятельств встречи).

Другая сторона жизни, включая настроение населения и элит, познается лишь при "непосредственном контакте" с оными - населением и элитами - на местах. Что и делает время от времени Путин, чередуя разные форматы общения - от рождественских "прямых линий" до августовских стайерских перелетов. Наконец, объяснения глаза в глаза для подчиненных - а именно так можно рассматривать конфигурацию отношений президента с главами субъектов при всей их выборности - всегда более доходчивы, нежели получение безликих циркуляров или даже прямых телефонных звонков.

То ли Путин "спинным мозгом" бывшего разведчика почувствовал, что пора "произойти контакту", то ли обстоятельства и время удачно совпали, но как бы то ни было, президент оказался в нужное время сразу в нескольких нужных местах.

Любопытны и регионы, которые он посетил. Дальний Восток, вечно живущий в форс-мажоре - то от потопов, то от потемок вследствие отключения электричества - и продолжающий ощущать скрытое противостояние элит (прежней - экс-губернатора Наздратенко и нынешней - губернатора Дарькина). Чита, традиционно лежащая на периферии маршрутов политиков, зато недалеко от Монголии и Китая со всеми вытекающими отсюда военно-политическими последствиями. Кузбасс с клубком финансовых, социальных и бизнес-интересов во главе с мощным губернатором-лоббистом. Наконец, Казань - влиятельная национальная республика, где доминирует ислам, 10-летняя привычка жить по особым правилам, и не сильно довольная в этой связи перераспределением налогов между регионами и центром в пользу последнего.

Возможно, желание Путина проехать по российской глубинке просто совпало с проснувшимися настроениями в региональной элите, вновь обеспокоившими центр. Возможно, Путин их почувствовал и решил, что пора выезжать из столицы.

- С практической точки зрения это не имеет смысла. Но страна у нас иррациональная, люди ждут появления перед ними президента, и Путин это понимает, - считает Олег Сысуев, работавший заместителем главы президентской администрации в 1998-1999 годах и курировавший как раз вопросы региональной политики. - С точки зрения познания жизни это тоже полезно. К тому же был август - период отпусков. В другое время, может, и нужно было бы оставаться и решать вопросы в Москве. Кроме того, это большой плюс накануне начинающейся предвыборной кампании. А успешные выборы - одна из задач любого избираемого лица.

Путин на самом деле очень хорошо знает, что такое политическая самостоятельность регионов. Еще в 1998 году, будучи начальником Главного контрольного управления администрации президента, он курировал именно отношения с субъектами. И, как тогда писали, сам говорил, что с губернаторами лучше общаться, имея оперативные материалы на руках...

- Это стиль Путина со времен поздних 1990-х, в разведке даже есть понятие "разведка с территорий", - говорит гендиректор Агентства политического планирования Никита Иванов. - Сейчас поездки имеют дополнительную ценность - не дать обложить себя "ватой" московских записок о ситуации на местах. В этом смысле разговор с людьми выглядит нарочито только по телевизору, но для президента полезен. Важно не то, что показало телевидение о поездке, а что там было на самом деле. А об этом можно судить по тому, что последовало в понедельник: на совещании с министрами сразу были актуализированы региональные проблемы.

С некоторыми модификациями, вызванными как изменившимися объективными обстоятельствами, так и собственным статусом, Путин продолжает придерживаться модели управления, собственноручно заложенной тогда, когда большинство граждан, проживающих в стране, которую он теперь объезжает, о Путине еще не слыхали...

Вторым итогом поездки можно назвать примечательное расставление политико-экономических акцентов. Оставляем за рамками вопрос, необходимо ли высказываться президенту по каждой экономической проблеме, которая даже в правительстве подчас воспринимается как оперативная, но раз уж Путин сам создал такую систему "отправления сигналов", то исходить нужно из нее.

По ходу поездки Путин внес коррективы сразу в несколько направлений госполитики. Так, на Дальнем Востоке и затем в Чите он подчеркивал важность "боевой подготовки", вспоминал недавно проведенные учения на Каспии. Итог: поручение министру обороны Сергею Иванову провести в будущем году на Дальнем Востоке такие же учения, какие прошли этим летом на Каспии. К той же теме - перевооружение Военно-морского флота, обещание повысить уже в октябре денежное довольствие военным и, наконец, еще два сигнала: служба по контракту "должна стать основной составляющей (армии) в будущем", а сами сроки службы необходимо сокращать. Отдельной темой - реорганизация внутри военизированных ведомств с последующим переходом на единую службу тыла. Учитывая сегодняшние многоэтажные схемы поставщиков, подрядчиков, исполнителей контрактов в бюджетных структурах, имеющих военную службу, - задача революционная по сути и титаническая по исполнению.

В Кузбассе Путин расставлял акценты в экономической сфере. Поддержал систему негосударственных пенсионных фондов, обрубил все разговоры о специфике и убыточности угольной отрасли, заметив, что предприятия, ставшие частными, успешно вошли в рынок. Добавил, что списания долгов не будет (в 1990-е это любили практиковать все отрасли, но особенно - аграрии и угольщики), а вот постепенное выравнивание внутренних и внешних цен на газ произойдет. Таким образом, лоббирование собственных отраслевых интересов, пышным цветом расцветшее еще недели за две до приезда первого лица в Кузбасс, было погашено. Это, безусловно, не означает, что теперь оно исчезнет вовсе - скорее переместится в тишь правительственных кабинетов, но, имея за спиной "президентское слово", продавливать собственные взгляды все же труднее.

Наконец, Путин сам, без всяких "наводящих" вопросов, высказал свое мнение по уже зашкалившей в последние недели за все разумные цивилизованные нормы проблеме - как должны быть изображены на паспорте женщины-мусульманки: в платках-хиджабах или с непокрытой головой. "Известия" первыми подняли эту тему и пристально следили за ней, заняв принципиальную позицию, которую, кстати, разделяют далеко не все: платки - в мечети, церковных школах и на богослужениях; светский характер Российского государства (и, следовательно, паспорта) никто не отменял. Путин, как и положено гаранту спокойствия и стабильности, выразился иначе. Он привел аргумент, против которого трудно что-либо возразить даже изощренным лоббистам исламских канонов. "Существуют общенациональные, общегосударственные стандарты, - заметил Путин. - Сегодня женщина в платке, а завтра - сняла платок и поехала за границу, а ее не пускают. Создаются проблемы". Блестяще! Никаких рассуждений о татарских устремлениях, исламских террористах или экспансии ваххабизма! Исключительно беспокойство о собственных гражданах, выезжающих за рубеж. Но суть высказывания понятна и однозначна. Приехал - и сказал.

...Контроль за тем, как в регионах исполняются законы и президентские указы, "будет усиливаться, но экстраординарного закручивания гаек не будет". "Для администрации президента абсолютно неважно, какой партии принадлежит губернатор... главное, как живут при нем простые люди". Эту фразу Владимир Путин произнес 4 июня... 1998 года. И он еще к вам приедет. Ждите.
Известия, 3.09.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru