Rambler's Top100
Лениградская Правда
20 СЕНТЯБРЯ 2017, СРЕДА
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
Олег Блоцкий: "В кремлевской администрации меня ненавидят"
12.09.2002
В недавнем прошлом журналист, а ныне вольный консультант Олег Блоцкий вознамерился создать самое полное жизнеописание Владимира Путина. Два тома монументального полотна уже создано (последний презентован
в конце минувшей недели). Книги написаны таким языком, что понимаешь: это любовь.

«Всю работу проводил за свой счет»

— Олег, у вас жена, дети есть? Какой сексуальной ориентации придерживаетесь?

— Господи! И жена есть, и двое детей. Ориентация традиционная. А что за вопросы?

— Меня, признаться, смущает пламенная любовь мужчины к мужчине. Даже если один из этой пары — президент страны, а второй — творящий о нем сагу писатель.

— Почему любовь? Это уважение. Глубочайшее уважение.

— История знает примеры, когда подданные буквально испытывали оргазм от взгляда правителя. Я читал ваше интервью, где вы похоже описывали свое состояние. Как вышли из кабинета Путина и ощутили дикий... восторг.

— Во-первых, не из кабинета, а из дома. В Кремле у президента я был лишь раз.

— А дома?

— Многократно. Специально не подсчитывал.

— Так вы про оргазм не договорили.

— Про восторг. По-моему, это нормальное состояние при общении рядового гражданина с главой государства. Не скрою, пережил очень волнующее чувство.

— До этого с вождями вам приходилось встречаться?

— Такого масштаба? Нет. И желания не возникало.

— А почему теперь пробило?

— Сначала было интересно понять, что это за человек. Я ведь за него в 2000 году не голосовал.

— А за кого?

— Последние десять лет на выборы принципиально не хожу. В этом смысле совесть моя чиста... Словом, биографией Путина занялся из чистого любопытства. Когда состоялась наша встреча, очень переживал. Человек на экране и в реальной жизни, на расстоянии вытянутой руки, — это далеко не одно и то же.

— Ваше рандеву получилось загадочным. Как в сказке. А я в сказки не верю.

— Рассказываю, что было на деле. Я пришел к Сергею Ястржембскому, объяснил, что собираю материал для книги, изложил уже обнаруженные факты, дал понять, что продолжу работу в любом случае, но все станет проще, если мне удастся пообщаться с президентом. Сергей Владимирович выслушал меня и... помог.

— Пауза длинной была?

— У Ястржембского я был в канун Дня чекиста, а разговор с Владимиром Путиным состоялся в двадцатых числах февраля 2001 года.

— Полагаете, все знают, когда праздник у наследников Дзержинского?

— 21 декабря.

— Отмечаете этот день?

— Как говорится, не привлекался, не состоял, не участвовал. И о Дне чекиста узнал случайно. После беседы с Ястржембским я уехал в Питер, где встретился с человеком, который брал Путина на работу в КГБ. Мы общались как раз в праздник.

— Ваши изыскания кто-то финансировал?

— Нет. Я тогда работал в газете «Известия», но в Петербург ездил за свой счет и собеседников предупреждал, что говорю с ними не по редакционному заданию, а по личной инициативе.

"Не прятаться же девочкам, когда я в доме, правда?"

— Вернемся к обстоятельствам первой встречи.

— Она проходила в Ново-Огарево, в доме приемов.

— А Путины где живут?

— По соседству. В нескольких минутах ходьбы...

Тот наш разговор начался без четверти двенадцать, а закончился в полвторого ночи.

— Поздновато...

— Человек работает чуть ли не сутками. Другого времени у него не было...
По тому, как складывалась беседа, я понимал, что она может оказаться последней. Владимир Путин внимательно слушал мои доводы и приводил в ответ свои аргументы. Мол, обо мне и так много пишут, хватит... Я внутренне уже смирился, что уйду ни с чем. Меня обуял ужас. Жаль было сделанного, потраченных сил, энергии и, кстати, личных денег... И тут я наудачу задал вопрос: «А вы знаете, что ваш папа был журналистом?» Президент удивился: «Когда?» Я рассказал, что Владимир Спиридонович в 1945 году редактировал стенгазету «Ремонтник» и мне даже удалось найти подшивку районки «Егоровец» с публикациями рабкора Путина. Владимир Владимирович признался, что впервые слышит об этом. Новость о журналистском прошлом отца и стала переломной. Видимо, на Путина произвела впечатление моя подготовленность. Одно дело, когда приходишь к человеку, забрасываешь ногу на ногу и говоришь: «Рассказывайте о себе!» Если же демонстрируешь, что и сам знаешь нечто... Словом, через неделю мы встретились снова. Теперь уже дома у президента.

— И после вас приглашали или вы проявляли инициативу?

— Обычно я звоню Людмиле Путиной и говорю: нужна встреча. Мне назначают время. Впрочем, несколько раз случалось, что хозяева задерживались в городе, и тогда я ждал их в обществе Маши и Кати, дочек. Людмила Александровна как-то позвонила и предложила: «Если проголодались, скажите девочкам, они вас накормят». Я спросил у Маши, будет ли она ужинать, но той надо было готовиться к урокам, она взяла книги под мышку и пошла заниматься...

— А куда Маша поступила? Она же в этом году школу закончила.

— Не знаю. Честно. Я такими вещами не интересуюсь... Понимаете, есть вопросы, на которые я не уполномочен отвечать. Нет, никаких подписок с меня не брали, но это частная жизнь человека, который, можно сказать, держит на руке весь земной шар. Как говорить о том, что может ему навредить? Например, мы сразу условились, что детей я как журналист трогать не буду, хотя общаться нам никто не запрещает. Не прятаться же девочкам, когда я в доме, правда?

«Людмила Александровна хотела вернуть деньги»

— Кроме семьи, кто-то еще живет в резиденции?

— Разумеется, есть охрана, обслуживающий персонал.

— Нет, я о родне.

— Родственники приезжают часто. Погостить, Москву посмотреть. В этом смысле семья президента ничем не отличается от всех остальных. Общение с Владимиром Путиным потрясает другим. Честно скажу: не понимал восторженных отзывов людей, пообщавшихся с президентом, пока не оказался на их месте. Действительно, многие из тех, кто судит о Путине со стороны, воспринимают его как человека сухого, скучного, закрытого. Однажды я сидел дома и прослушивал запись разговора с Владимиром Владимировичем. Жена занималась своими делами, а потом вдруг подошла и спросила: «Чей громкий смех все время слышен на кассете?» Я ответил: «Как чей? Президента!» Вита была поражена, ей казалось, что Путин вообще не умеет улыбаться. Таких ложных стереотипов масса!

— Разрушьте их, расскажите, какой он, этот самый человечный человек!

— Не надо таких фраз о президенте, ладно?..

У Владимира Владимировича поразительное чувство юмора. Это очень тактичный человек, с уважением относящийся ко всем. В нем нет гонора, барства, царственности, чиновничьего хамства. Это, кстати, относится и к Людмиле Александровне. Такой эпизод. Однажды мне предложили поужинать, а потом уже поговорить.

— Что в тот вечер Бог послал Путиным?

— Гречневую кашу с маринадами, квашеной капустой и котлетами. Но дело не в этом. Логично было бы предположить, что Людмила Путина распорядится об ужине. Вместо этого она пошла на кухню и принялась сама хозяйничать. Я спросил: «Зачем?» В ответ прозвучало: «Так проще. Пока вызову обслугу, пока объясню, чего хочу...» Понимаете? Эти люди очень просты в отношениях. Еще штрих. Когда привез первую книжку, Людмила Александровна хотела со мной рассчитаться, вернуть деньги. Еле убедил, что это авторские экземпляры.

— А насколько, по-вашему, Путин адекватен в оценке происходящего, видит ли, сколько вокруг него говнюков?

— Это совершенно трезвомыслящий человек. Все он знает. Другое дело, что двух лет мало для слома старой системы...

— До публикации рукопись президенту показывали?

— Нет. Я и второй том книги пока не успел отвезти Владимиру Владимировичу.

— Не уважили президента? Ну-ну...

— Я не выеживаюсь. У меня физически не было времени на поездку к Путиным. Поэтому и звонить пока не стал. У меня такие отношения с семьей президента, что, уверен, они поймут все правильно.

— Какие «такие»?

— Нормальные. Человеческие. Например, с Людмилой Александровной иногда созваниваемся, что называется, по-домашнему, общаемся на самые разные темы. Когда моя жена была беременна, спорили, кто родится. Я говорил: пацан. Людмила Путина убеждала: девочка...

— Кто родился?

— Мальчик.

— Не Вовочкой назвали?

— Сашей...

«Президент постучал по дереву и сплюнул через плечо»

— Писать о президенте выгодно?

— С материальной точки зрения? Нет. Во всяком случае, я не получил пока ни рубля, поскольку сразу решил: все гонорары, заработанные в России, будут автоматически перечисляться на благотворительные нужды. Вот если начнутся переиздания за рубежом...
Предложений масса. Кстати, не только от издательств. Многие в России готовы стать моими спонсорами, финансистами, оказать любую помощь. В ответ просят о маленькой любезности: замолвить словечко, передать президенту письмецо. Я всем объясняю, что не по этому делу...

— Вы сейчас где-то работаете?

— Скажем так, консультирую.

— Скажем так, кого?

— Знакомых бизнесменов.

— Путины вам работу не предлагали?

— Скажем так, мы обсуждали эту тему, но я не хочу превращаться в сотрудника кремлевской администрации. Ко многим из работающих в этой организации отношусь резко отрицательно.

— А они к вам?

— Аналогично. Меня там ненавидят. Я же не хожу на поклон, ничего не прошу, с президентом общаюсь напрямую, через их голову. На меня смотрят как на наглеца и выскочку.

— А много таких, как вы? Сумевших объехать администрацию?

— Я один. Был еще парень, взявший интервью у Путиной, но потом он имел большие проблемы с администрацией. Меня спасает, что я не знаю ни одного человека из кремлевской пресс-службы, ни с кем из них не общаюсь. С Алексеем Громовым виделся раз в аэропорту. Я летел в «Бочаров ручей» к Путиным, а Громов отправлял в Сочи семью. Мы даже не разговаривали. Впрочем, это не мешает президентскому пресс-секретарю устраивать шумные истерики из-за моих книг, всячески препятствуя распространению информации о них на центральных телеканалах. Могу понять причину этой нелюбви: на меня нельзя никак повлиять, я независим.

— Готов предположить, зачем вам эти книги, но для чего они Путину? Вы этот вопрос задавали?

— Думаю, президент пошел по правильному пути. Он понимает: все равно писать будут, так пусть этим занимается нормальный парень, глубоко вникающий в материал. Вы знаете, что о Путине уже издано четырнадцать книг? А о Буше-младшем, к слову, более двадцати...

— Изменился ВВП за то время, что вы общаетесь?

— Нагрузки еще более возросли... Я прямо сказал: с таким темпом надолго сил не хватит. Президент постучал по дереву и сплюнул через плечо. Помогает спорт. Бассейн — круглый год, зимой — лыжи.

Кстати, Владимир Владимирович увлекается и конным спортом, но об этом мало пишут.

— По-вашему, на какой срок Путин нацелился?

— Спрашивал об этом еще год назад и получил ответ, но озвучить его раньше президента не вправе. Думаю, вы понимаете...

— Задам вопрос иначе. Вы себя этой работой надолго обеспечили?

— Не считаю себя личным биографом Путина. Вряд ли это на всю жизнь.

— Но в 2004 году на выборы пойдете?

— Да. И проголосую за Владимира Владимировича. Я поверил ему. Нашей стране повезло, что ею управляет именно он...
Собеседник, 12.09.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
Загрузка...
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ПИТЕРСКИЕ АНЕКДОТЫ         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         FAQ    
© 2001-2008, Ленинградская правда
info@lenpravda.ru