Rambler's Top100
Лениградская Правда
30 JUNE 2022, THURSDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Операция против коррупции
8.08.2001 00:01
- Юрий Леонидович, в последнее время о Минздраве РФ недоброжелатели говорят как о закрытом ведомстве, а тут на коллегию по результатам проверок КРУ, Счетной палаты и МВД журналисты проходили так свободно, будто им предстояло услышать рапорт о достижениях...

- А, собственно, почему мы должны скрывать то, что мешает нам работать? 600 тысяч врачей, 3 миллиона медсестер жертвенно служат людям. Постоянно рискуя здоровьем, самой жизнью, работая в экстремальных условиях, контактируя со всякой заразой, они ежедневно спасают своих пациентов. Но в здравоохранении, как в любой сфере, попадаются негодяи, совершающие преступления с заведомо корыстными целями. Сейчас под следствием находятся около 500 медицинских работников. Причины возбуждения уголовных дел - мздоимство, фиктивные справки, больничные листы, спекуляция лекарствами, злоупотребление служебным положением. При этом находятся "оракулы", которые на частных фактах пытаются скомпрометировать всю медицинскую сферу, поставив ей такой фальшивый диагноз, как "всеобщая криминализация"! Хочу сразу сказать: подобный ажиотаж - результат политического заказа, направленного на дискредитацию Минздрава России, его руководства. За этим заказом стоят недобросовестные коммерсанты от фармацевтики, некоторые высокопоставленные чиновники и бывшие руководители отрасли, которых не устраивает ни прозрачность действий министра и министерства в целом, ни наша бескомпромиссная борьба с коррупцией, ни очевидные успехи отечественного здравоохранения за последние годы. Конкретные лица, ответственные за этот "черный пиар", мне известны, и в свое время я их обязательно назову. Между тем мудрость гласит: "Впечатление - враг истины". Поэтому приведу несколько цифр (кстати, взятых из справки МВД). Общий бюджет здравоохранения Российской Федерации в 2000 году составил 178 миллиардов рублей. При этом проверки всех уровней выявили правонарушения в отрасли на общую сумму 118 миллионов рублей. Простейший расчет показывает: "криминализация здравоохранения во всероссийском масштабе" составляет девять сотых процента! Пойдем дальше. Федеральный бюджет здравоохранения, то есть те деньги, которые Правительство выделило министерству и за распределение которых Минздрав отвечает лично, в 1999 году составлял около 11 миллиардов рублей, при этом финансовые правонарушения составили 6,6 миллиона рублей, или, иными словами, 6 сотых процента. В 2000 году эти показатели еще нагляднее - при федеральном бюджете отрасли в 19 миллиардов рублей правонарушения составили 3,3 миллиона рублей, или "целых" 12 тысячных процента. Вы только вдумайтесь: тысячные доли процента. О какой криминализации отрасли мы ведем речь?! Это не более чем миф!

- И все же нельзя не признать, что в то время, когда жизнь заставляет всех нас считать каждую копейку, медики нерационально тратят деньги.

- Да, бывает. Но давайте подумаем: а руководителей медицинских учреждений кто-нибудь учил считать эти копейки? Могу вспомнить из своего опыта, как в 1992 году медицину оставили практически без финансирования, мы по полгода не получали зарплаты. В Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге было 19 тысяч работников, 450 зданий, столовые, детские сады, десятки километров коммуникаций. И операции сами делали, и о том, как выживать, думали тоже сами. Мы выживали, а нас проверяли: каждый день проверки то по навету, то по плану. Да такого сложного хозяйства, как здравоохранение, нет ни в одной сфере, начиная от ваты и марли и кончая дорогостоящей аппаратурой и огромной недвижимостью. И все это хозяйство "упало" на плечи главных врачей, которые вместе со своими коллективами сумели удержать отрасль. Многие руководители лечебных учреждений тогда были не подготовленными к хозяйственной, финансово-экономической самостоятельности. В мединститутах тогда этому не учили. Сейчас ситуация исправляется - приходит новое поколение руководителей, нередко со вторым высшим финансово-экономическим или управленческим образованием.

- Я знаю медиков, которые в первые годы "дикого рыночного капитализма" получали инфаркты, меняли профессию...

- Да и такое было потому, что нарушения, которые обнаруживали проверяющие де-юре, де-факто, нарушениями не были. Поясню: сейчас главный врач или любой другой руководитель получает финансовые средства, расписанные по статьям. Доходит до абсурда: одна статья на туалетное мыло, другая - на хозяйственное! Но он лучше знает свое хозяйство, а потому нередко перераспределяет средства для пользы больницы. Это "тяжкое финансовое нарушение" и выявляет проверка. Я считаю это абсолютно неправильным. Выход здесь один - жесткий контроль центра за общим финансовым потоком, жесткая отчетность и прозрачность, максимальная свобода в использовании средств на местах. Естественно, в рамках закона. Получи в начале года сумму, распоряжайся ею по своему усмотрению, но знай, что в конце года отчитаешься за каждую копейку, причем перед профессионалами, и обязательно по результатам и качеству оказания медицинской помощи, профилактике заболеваний.

- Юрий Леонидович, а как вы относитесь к громкому "майкопскому делу"? Ваш предшественник выделил немалые деньги на строительство завода по производству инсулина, хотя все газеты писали об уязвимости проекта. Теперь грядет судебный процесс. Кто из чиновников за это понесет ответ?

- К этому делу я отношения не имею, но думаю так: хватит копаться в этой грязи, хватит тянуть это дело из отчета в отчет. Нужно начать с чистого листа, чтобы не было впечатления, что нынешний Минздрав виновен в "майкопском деле". Нужно решить по суду, кто виновен, кто переложил 7 миллионов государственных рублей в свой карман, строя завод по производству инсулина. Они, к сведению, находятся сейчас в Бутырской тюрьме.

- «Майкопское дело» - на совести центра и региона. Вы сейчас строите управленческую вертикаль, но поможет ли она покончить с самоуправством на местах?

- Сейчас во всех семи федеральных округах назначены представители министра здравоохранения России и созданы координационные советы под председательством его заместителей, но говорить о восстановлении вертикали управления в отрасли еще рано. Федеральный министр не может по существу участвовать в регионе в формировании отраслевой кадровой политики, с нами не согласовываются назначения, некоторые губернаторы не то что не реагируют, но и противодействуют нашему тактичному, объективному вмешательству, когда мы предлагаем кандидатуры на должность руководителей региональных систем здравоохранения. Более того, были случаи, когда губернаторы в нарушение законодательства отстраняли от должности руководителей федеральных учреждений здравоохранения, например ректоров вузов. Правда, есть и положительный опыт. Сегодня мы активно сотрудничаем с главами администраций, заключаем трехсторонние соглашения (Минздрав России - Федеральный фонд обязательного медицинского страхования - губернатор) по обеспечению населения региона медицинской помощью.

- Знает ли министр, что медики берут взятки?

- Каждый факт мы делаем достоянием гласности. В Санкт-Петербурге изобличен во взяточничестве начальник Управления по организации госзакупок и страховой медицины Комитета здравоохранения городской администрации. Этот чиновник взял у фирмы 27 тысяч рублей на зарубежные поездки, а взамен заключил контракт на поставку медикаментов для города по завышенным ценам. Мы знаем, что некоторые руководители берут взятки за выдачу разрешений на право торговли, за установление групп инвалидности, за освобождение от призыва в армию, за выдачу листков о временной нетрудоспособности, освобождают от ответственности за нарушение санитарных правил. Мы устанавливаем все эти нарушения, освобождаем руководителей от работы, когда это находится в компетенции министерства.

- Сегодня некоторые специалисты утверждают, что каждая четвертая таблетка на фармацевтическом рынке - фальшивая. Как вы собираетесь навести порядок на этом, по слухам, сильно коррумпированном рынке?

- Мы первыми стали бить тревогу по этому поводу. Первыми, хотя это и не наша прямая компетенция, вышли на контакт с МВД, ФСБ и предложили совместно решать эту острейшую проблему - проблему поддельных лекарств и активно работаем в этом направлении. Это во-первых. Во-вторых, сегодня все дистрибьюторы, производители лекарств и медтехники равноудалены от Минздрава, как олигархи от Президента. Все в равных условиях. Есть только конкурсы, одинаковые для всех условия, никакого блата, никаких привилегий. Далее. Мы решили: поработаем с таможенниками, с ФСБ, сделаем в семи округах семь терминалов, с ними и будем решать все вопросы выдачи разрешений на ввоз, на использование лекарств и медтехники. Вот здесь система должна быть жестко контролируемой. Таким образом будет не только жестко пресекаться ввоз поддельных лекарств в страну, но и осуществляться контроль за стоимостью всех ввозимых в страну препаратов. В ближайшее время в составе министерства будет создана весьма компетентная государственная контрольно-ревизионная инспекция. Будем планомерно выстраивать систему контроля. Не такого контроля, который людей дергает и не дает работать, а такого, который помогает работать и избегать правонарушений.
- Новая инспекция, новые чиновники, новые проверки. Неужели вы рассчитываете, что эти меры будут действенными?
-
- Дело не в количестве проверяющих, а в качестве контроля. Чем сложней форма отчетности, тем легче воровать, проще запутать проверяющих. Схему отчетности мы упростим, а вот контроль будет более всесторонним. Я очень рассчитываю на сбалансированность функций центра и самоуправления на местах. При этом мы все равно будем доверять нашим коллегам. Они сами разберутся в проблемах, наладят работу таким образом, чтобы не было нарушений. Причем вместе с общественными институтами, профсоюзами сделают все, чтобы добиться максимально эффективного оказания помощи больным. Там, где "скорая" требует с больного сто долларов за помощь, там, где перед дачей наркоза с больного требуют изрядную сумму, там, где берут тысячи долларов даже не за операцию, а за то, чтобы выходить больного после операции, должна быть проведена кадровая чистка. В Москве, кстати, таких случаев вымогательства сколько угодно и берут деньги не частно практикующие врачи (в частных клиниках на стенах висят прейскуранты, все цены указаны, и человек может выбрать, лечиться ему здесь или нет), а сотрудники государственных медицинских учреждений. Оправдания, что мала зарплата, - не оправдания, мздоимцы в отрасли работать не должны.

- Не кажется ли вам, что очень много нарушений в системе обязательного медицинского страхования?

- Огрехи есть, мы о них знаем, особенно в регионах. Но сегодняшнее общественное мнение - следовая реакция на тяжелые нарушения в этой сфере (ОМС) в прошлые годы, когда она только формировалась. Поверьте, нарушения преодолены и в значительной степени исправлены. Система совершенствуется. И только благодаря ОМС здравоохранение выжило в самый трудный период реформ в стране. Мы предпринимаем меры по возврату средств для ОМС, использованных не по целевому назначению. За последние два года восстановлены средства ОМС на общую сумму 621,7 млн. рублей. Я думаю, что финансовую дисциплину поможет укрепить введение единого социального налога и системы медико-социального страхования.

- И все же каждый из нас разговоры о платных услугах, о страховании почему-то расценивает как переход на платную медицину. Некоторые издания пишут об этом как о генеральной линии Минздрава.

- Министр во многом политическая фигура (хотя мне политикой заниматься не хочется), и, дискредитируя его, пытаются дискредитировать политику Правительства, Президента. Политика же у государства такая - не уменьшать объем бесплатной помощи. Помощь, подчеркну особо, будем оказывать бесплатно, это для нас вопрос принципиальный и если хотите - святой. Но будем и зарабатывать деньги, но не на помощи, а на платном обслуживании, особенно на сервисных услугах. Все дело лишь в том, чтобы провести четкий раздел между помощью, услугами и обслуживанием. "Коммерциализация" медицинских учреждений приводит к многочисленным злоупотреблениям, и тут нужно входить в соответствующее законодательное поле. Четыре-пять лет назад были приняты основные законодательные акты, и сегодня нам есть чем руководствоваться при оказании платных услуг. Думаю, скоро будет принят закон "О государственном регулировании частной медицинской деятельности", который еще более укрепит механизм и конкретизирует детали. На выездной коллегии Минздрава РФ, которая пройдет осенью в Самаре, мы специально обсудим вопросы и финансово-экономической деятельности системы здравоохранения в современных условиях, и стандартизации как эффективной формы контроля.

- В справке, подготовленной для членов коллегии, упомянуто, что в ходе прошлогодней крупномасштабной проверки вы выявили более двух тысяч нарушений правил производства, хранения и реализации наркопрепаратов, необоснованного списания наркотических и сильнодействующих лекарственных препаратов в различных лечебных учреждениях.

- Никто меня не убедит, что медицинская доля в незаконном обороте наркотиков принимает значительные масштабы. Говорил и говорю: к больным наркоманией будем гуманны, к распространителям - беспощадны, несмотря на мотивы, заставляющие их этим заниматься. Схема контроля есть, надо только ее реализовать. Думаете, за границей наркотические вещества медики не воруют? Воруют, да еще как. Но ваш покорный слуга видел, как больному выдают причитающиеся ему лекарства. У койки каждого больного есть небольшой сейф с лекарствами, снабженный мини-компьютером. Только один человек - дежурная сестра имеет доступ к этому сейфу, только она может открыть его, достать лекарство и дать больному. Компьютер автоматически фиксирует реализацию препарата, на склад поступает сигнал о расходовании лекарств и необходимости пополнить индивидуальный запас конкретного больного.

- Коллегия обсуждала сложные проблемы, которые никому радости не доставляют. Тем не менее есть факты, которые в вас вселяют оптимизм?

- Конечно. Например, по всей территории Российской Федерации медики вовремя получают зарплату, а ведь это очень важно для того, чтобы настроение врача и медсестры было нормальным, чтобы они в свою очередь доверяли власти - только в этом случае можно рассчитывать на высокое качество работы. А я еще и радуюсь тому, что впервые за многие годы с 2000 года нам удалось добиться прогрессивного снижения материнской и младенческой смертности. Это безусловно результат успешной работы и министерства, и всех медиков. Случайно такие вещи не происходят. Не может не радовать и то, что в 2000 году (впервые за последние десятилетия в России) повысилась рождаемость, а за первые 6 месяцев 2001 года только в Москве уже родилось на 38 тысяч больше детей, чем в прошлом году. И это уже не только заслуга медицины, но и результат того, что люди поверили в позитивные изменения в стране, что у них появилась уверенность в завтрашнем дне.
Российская газета , 8.08.2001

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2022, Ленправда
info@lenpravda.ru