Rambler's Top100
Лениградская Правда
12 NOVEMBER 2019, TUESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Немецкие марки и российские аппетиты-2
10.09.2001 00:01
Наша газета уже писала о скандале вокруг денег, перечисляемых в Россию правительством Германии для выплат компенсаций бывшим узникам нацизма (статья "Немецкие марки и российские аппетиты" в ь 41 в июне этого года). И вот совсем недавно долгие дебаты по поводу получения "покаянных денег" в России, наконец, закончились. Ветераны стали получать немецкие марки, за которые они заплатили рабским трудом на предприятиях Третьего рейха и издевательствами, перенесенными за колючей проволокой фашистских концлагерей. Но умиротворения при этом, как можно было ожидать, не наступило. Старые проблемы уступили место новым, а на смену прежним скандалам пришли другие, порой зловещие события: ведь ни чиновный люд, ни граждане с уголовными наклонностями не могут спокойно перенести возбуждающий запах денег, реагируя на него как акулы на запах крови.

Новые русские проблемы

Выплатой компенсаций бывшим узникам фашизма в России занимается специально созданный для этого в 1993 году российским правительством Фонд "Взаимопонимание и примирение". Весной прошлого года в Фонд были назначены новые руководители. Уход прежних сопровождался громким скандалом и возбуждением Генеральной прокуратурой уголовного дела по факту пропажи почти 84 миллионов немецких марок, перечисленных из Германии в прежние годы (об этом позже). Новыми руководителями Фонда стали бывшая чиновница петербургской мэрии Наталья Малышева и экс-депутат Госдумы вдова Анатолия Собчака Людмила Нарусова.

Сразу после назначения председателем наблюдательного совета Фонда в апреле 2000 года, Людмила Нарусова заверила общественность в том, что тяжелое наследие прошлого у Фонда "Взаимопонимание и примирение" осталось позади, отныне все его дела будут кристально чистыми, бухгалтерия прозрачной, никаких злоупотреблений и хищений она не допустит. Тем не менее, германская сторона, наученная горьким опытом прошлых лет, отнеслась к этому скептически и на первых порах вообще отказалась иметь дело с российским фондом. Ведь если из 400 миллионов марок, перечисленных в 1993-1995 годах, благодаря стараниям прежнего руководства Фонда, 83,6 миллиона пропали, то теперь риск удваивался. Сумма очередного транша, который должен был пойти (и, в конце концов, пошел) в нашу страну, составила 835 миллионов марок.

В Германии поначалу решили перечислять деньги без всяких посредников, прямо на счета тех стариков, которые ждут здесь этих денег, а контроль осуществлять самим. Но это оказалась немцам не под силу. Во-первых, претендентов на получение компенсаций в России немало - почти 400 тысяч (пока собрано 370 тысяч заявлений). Во-вторых, справиться с необъяснимой российской налоговой и банковской системой с помощью хваленой германской педантичности и железной логики, как показывает жизнь, невозможно. В-третьих, никаких банковских счетов у стариков нет и никогда не было. Так или иначе, отношения между Германией и Фондом под руководством Людмилы Нарусовой потеплели, и планы перевода денег в Россию стали обретать реальные черты.

Тут разразился новый скандал. Несмотря на прежние уверения правительства в том, что никакими налогами суммы выплачиваемых компенсаций облагаться не будут, российские налоговики решили пополнить за счет стариков государственную казну и обложить компенсации 35-процентным социальным налогом. Германия снова возмутилась, заявив, что деньги предназначены не государству, а пострадавшим узникам и приостановила уже чуть было не начавшиеся перечисления.

Но решился и этот вопрос. И вот в конце августа в Россию из Германии пошли первые деньги для первых 10 тысяч жертв фашизма. Это те, кто пострадал больше других - узники концлагерей. Им причитается максимальная сумма компенсации - 15 тысяч немецких марок (или - почти 7 тысяч американских долларов, или - больше 200 тысяч российских рублей). Деньги немалые, не только для самих стариков, для которых состоянием представляются несколько тысяч, не то, что сотен тысяч рублей, сумма впечатляющая и для людей вполне молодых и крепких.

Шок - это по-нашему

Мы были потрясены, - рассказывает Людмила Нарусова, - когда узнали о том, что некоторые старики, получив эти деньги, так и не дошли с ними до дома, на улице их уже поджидали грабители. Еще более цинично то, что это могли быть их родственники и даже члены семьи. Например, один внучок, жаждавший купить себе мотоцикл "Ямаха", из-за этих денег задушил подушкой собственную бабушку.

Понятно, что такие проявления ни Фонд, ни правительство, к несчастью, не остановят. Так что Людмила Нарусова призывает к осторожности самих получателей компенсаций.

Уважаемые ветераны, не берите все деньги сразу, - говорит она, - возьмите только ту сумму, которая вам необходима сегодня, остальное оставьте на счете в Сбербанке.

Наверное, есть резон прислушаться к этому совету. Беда в том, что никакой веры к российской финансовой системе у наших граждан нет. Они уже не раз теряли свои сбережения: вначале в годы "шоковой терапии", потом во время дефолта в августе 98-го. Кстати, первыми пострадали именно старики, которые откладывали на черный день на свои сберкнижки как раз именно в Сбербанке. Так что самыми надежными для хранения денег для этих стариков уже до конца их жизни будут казаться если и банки, то разве что трехлитровые.

Кроме уголовников, получателей немецких денег поджидает еще одна напасть - российский чиновник. Ведь для того, чтобы получить компенсацию, нужно подать заявление и, соответственно, придти к нему, чиновнику. Чтобы максимально упростить процедуру, сбор документов организовали в отделах социального обеспечения, куда чаще всего и обращаются пожилые люди, в первую очередь, по поводу пенсий, так что дорога туда им хотя бы знакома. Но не каждому собесовскому работнику охота возиться с восьмидесятилетними стариками, большинство из которых плохо видят и слышат и не всегда понимают все с первого слова. Так что многие из них сталкиваются не только с привычным в наших присутственных местах хамством, но и с незаконными отказами в приеме заявлений. Обо всех таких случаях Людмила Нарусова просит сообщать в петербургское отделение Фонда "Взаимопонимание и примирение" по телефону 245-63-63.

Дело о восьмидесяти миллионах

А теперь - об обещанном скандале.

Итак, в 1993-1995 годах Германия перевела "Фонду взаимопонимания и примирения" для выплаты компенсаций 400 миллионов немецких марок. 83,6 миллиона из этой суммы исчезли. Куда? Деньги, которые переводились из ФРГ, проходили через коммерческие банки. Некоторые потом обанкротились, поглотив в своих недрах миллионы, как произошло с "Тверьуниверсалбанком". К тому же Фонд сам занялся бизнесом, вложив средства в ценные бумаги, и в результате потерял немалые суммы. Дело завершил финансовый кризис 1998 года, многократно усугубив потери. Это не все. Есть и другие пикантные детали: дорогостоящее строительство в престижных районах Москвы (хотя сам Фонд, как и прежде, располагается в арендованных помещениях) и даже зарубежное представительство. Вся эта картина вскрылась после того, как в апреле 2000 года завершилась проверка деятельности Фонда российской Счетной палатой.

Когда разразился скандал, директор Фонда Виктор Князев, долгое время единолично вершивший там все дела, был уволен. Генпрокуратура начала расследование. При этом Князева не обвинили в мошенничестве, как можно было предположить, а инкриминировали ему превышение служебных полномочий.

Все это очень странно, - рассказывает Людмила Нарусова, - Виктора Князева практически ни в чем не обвинили, в деле говорилось о финансовом риске. Но посудите сами, о каком риске может идти речь, если в разгар дефолта в августе 1998-го, когда уже было ясно, что рубль ничего не стоит, 14 миллионов марок по личному распоряжению Князева были переведены в рубли, якобы, для того, чтобы осуществить выплаты? (Кстати, никаких выплат не было.) Чем кроме злого умысла и желания поддержать банк, где работают его родственники, можно объяснить такое решение Князева?

По словам Людмилы Нарусовой, после возбуждения уголовного дела все дальнейшие события выглядели как желание спустить это дело на тормозах. Генпрокуратура почему-то передала дело Краснопресненской районной прокуратуре. Ни один следователь в течение года не счел нужным придти в Фонд и взглянуть на финансовые документы.

Создавалось впечатление, - продолжает Людмила Нарусова, - что дело хотят замять, тем более, у Виктора Князева нашлись влиятельные покровители в правительстве и в Госдуме, по всей вероятности, они не хотели давать ход этому делу.

В середине августа Людмила Нарусова побывала на приеме у Генпрокурора России Виктора Устинова, оставив ему резкое заявление. Дело активизировалось. Материалы передали для проверки Мосгорпрокуратуре, следователи стали появляться в московском офисе Фонда в Столовом переулке, 6 ежедневно. Правда, выяснилось, что финансовая документация Фонда по "случайному" стечению обстоятельств невообразимо запутана. Тем не менее, Людмила Нарусова настроена решительно.

Я, конечно, не прокурор, - говорит она, - но хочу сказать: я не дам замять это дело - пусть это знают и те, кто украл деньги, и те, кто им покровительствовал.

Звучит обнадеживающе. Хотя пока примеров такого рода в новейшей истории России, увы, нет. Миллионы и миллиарды благополучно растворяются на необъятных российских просторах. И чем больше их растворяется, тем меньше вероятность того, что удастся нащупать какие-то следы.
Новая газета-СПб , 10.09.2001

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru