Rambler's Top100
Лениградская Правда
20 NOVEMBER 2019, WEDNESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Оставайтесь на местах!
12.09.2001 00:01
Через минуту после первого взрыва в северном небоскребе WTC локальное радио повторяло всем сотрудникам южного небоскреба: "Не покидайте здание! В здании безопасно. Не покидайте его пределов!" Многие послушались этого совета службы секьюрити WTC, и это прикончило их. Илья Шрагин, сын скончавшегося в 1990 году философа и публициста Бориса Шрагина, говорившего в нью-йоркской студии радио "Свобода" советской аудитории про демократию в действии, не стал подчиняться приказу. То, что небоскреб, где он проработал десятилетие, рухнул, он увидел уже на Бродвее.
- На меня сверху, этажей с пятидесятых, падали люди, - рассказал Илья Шрагин "Известиям". - Некоторые летели, и в это время их одежда полыхала. Внизу, на асфальте, все было залито кровью. Я чуть не лишился разума

Когда вдова философа Бориса Шрагина Наталья Садомская наконец дозвонилась в Нью-Джерси, трубку подняла Патришия Дрю Шрагин, ее невестка. Сильнейшие помехи и электронный треск в трубке лезвием прорезало только одно слово: "Miracle! Miracle! Miracle!" Илья Шрагин чудом спасся. Но то, что он видел, чуть не сломало его психику.

Через минуту после первого взрыва в северном небоскребе WTC локальное радио повторяло всем сотрудникам южного небоскреба: "Не покидайте здание! В здании безопасно. Не покидайте его пределов!" Многие послушались этого совета службы секьюрити WTC, и это прикончило их. Илья Шрагин, сын скончавшегося в 1990 году философа и публициста Бориса Шрагина, говорившего в нью-йоркской студии радио "Свобода" советской аудитории про демократию в действии, не стал подчиняться приказу. То, что небоскреб, где он проработал десятилетие, рухнул, он увидел уже на Бродвее.
- На меня сверху, этажей с пятидесятых, падали люди, - рассказал Илья Шрагин "Известиям". - Некоторые летели, и в это время их одежда полыхала. Внизу, на асфальте, все было залито кровью. Я чуть не лишился разума.
-
Илья Шрагин - первый вице-президент крупной инвестиционной и торговой компании Morgan Stanley Dean Witter - входил в свой кабинет каждый будний день в восемь утра. Перед открытием биржи нужно обработать оперативную информацию. Он видел, как самолет пробил северный небоскреб, из окон своего кабинета на 68-м этаже. Его мать - антрополог Наталья Садомская - пояснила нам, что в WTC - жесткая иерархия. Рядовые сотрудники сидят в огромных залах, разделенных на так называемые "селс" - ячейки. Перед ними - монитор компьютера и чашка кофе. Они не видят, что происходит на улице. Высокопоставленные люди сидят в офисах, окна которых выходят на Манхэттен.

- Когда произошел взрыв и наш небоскреб закачался, многие подумали, что это, во-первых, арабы, во-вторых, эти арабы выпустили по зданию кроссмисл - крылатую ракету. Такие слухи ходили упорно; я не мог объяснить людям невероятный факт - что это самолет. Мне не верили.

Поэтому, когда голосом главы секьюрити местное радио комплекса WTC запретило людям покидать здание, многие послушались. Илья говорит, что никто в здании не верил, что возможен второй удар. Не было никакой паники - люди просто попытались зайти на новостные сайты, CNN был мертв - file not found. Поэтому мало кто слышал предупреждение, что к их зданию приближался второй самолет-убийца. Через восемнадцать минут раздался второй удар...

- Здание тряхануло, как будто его сильно ударили бейсбольной битой, - продолжает он. - Все стали кричать: "Что это? Нам крышка". Удар пришелся на 78-й этаж, мой офис был на 68-м. По стене в моем кабинете с потолка к полу прошла толстая - в два пальца - трещина. Она продолжала увеличиваться на глазах. Я схватил папку самых ценных документов по последней инвестиционной программе и выбежал в коридор. С одной лестницы - сверху - били клубы огня, жар был невыносимый. Люди, толкая друг друга локтями, мчались ко второй лестнице - всего их было четыре. Охранник не успевал разобраться в хаосе.

С 68-го этажа на первый Илья Шрагин спускался 25 минут. На двадцатых этажах у многих людей, которые были не в форме, тряслись колени, они падали на лестницу и идти дальше не могли.
- Я помог одной женщине: у афроамериканки начался приступ астмы - в этом чаду и гари у десятка человек останавливалось дыхание. Я повсюду слышал хрипы. Кое-как добрался до первого этажа - там, где вход в сабвей. Но зрелище, которое я увидел, едва не убило меня. Это самое тяжелое во всей катастрофе - видеть, как живой человек падает вниз с пятидесятого этажа и скорее всего долетает до земли уже мертвым - разрыв сердца. Рядом со мной упала молодая женщина. Ее лицо было обгоревшим, платье дымилось. Мои брюки тут же оказались по колено в крови.
-
Уже на Бродвее, куда полицейские выводили всех, Илья Шрагин увидел, что его любимое здание в Нью-Йорке сложилось как карточный домик. И все это - спустя несколько минут после того, как он покинул проклятое место. Илья считает, что многих жертв - возможно, сотен - не было бы. Если бы только радио не призвало всех оставаться на рабочих местах. Он позвонил жене - Патришии Дрю Шрагин. В мыслях она уже похоронила мужа.
Известия , 12.09.2001


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru