Rambler's Top100
Лениградская Правда
8 DECEMBER 2019, SUNDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Финансовая разведка узнает все, что ей нужно от Центробанка
20.11.2001 00:01
Создание финансовой разведки, а именно так в России окрестили еще до его официального рождения комитет по финансовому мониторингу, породило множество домыслов и слухов. Одни приписывают ему демонические функции и полагают, что на него будут возложены полномочия по проведению зачистки частного бизнеса в стране. При этом следствием его действий по отслеживанию финансовых потоков якобы станет нарушение банковской тайны, что непременно должно ухудшить деловой климат. Другие надеются, что финансовая разведка накажет тех, кто занимается отмыванием грязных денег, и сможет противодействовать оттоку капиталов из страны. Третьи вообще считают, что комитет не имеет достаточных полномочий и вряд ли окажет существенное воздействие на теневой бизнес. Что в действительности представляет собой финансовая разведка и каковы будут ее реальные полномочия? "Независимая газета" обратилась с этими и другими вопросами к председателю комитета по финансовому мониторингу, первому заместителю министра финансов России Виктору Зубкову. Из досье "НГ" Виктор Алексеевич Зубков родился в 1941 году. Окончил экономический факультет Ленинградского сельскохозяйственного института. Занимал пост заведующего отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности Ленинградского обкома КПСС. В 1989-1991 годах работал первым заместителем председателя Леноблисполкома. в 1992-1993-м - заместитель председателя комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. В ноябре 1993 года назначен заместителем начальника Федеральной налоговой службы РФ - начальником Государственной налоговой инспекции по Санкт-Петербургу. После преобразования ФСН в Министерство по налогам и сборам возглавил УМНС по Санкт-Петербургу и стал заместителем министра по налогам и сборам РФ. С ноября 2001 года - председатель комитета по финансовому мониторингу, первый заместитель министра финансов России.


- Виктор Алексеевич, бытует мнение, что начало активной работы комитета по финансовому мониторингу ознаменует наступление государства на частный бизнес. Оправдано ли это опасение?

- Ни в коей мере. Честный бизнес вне сферы нашего контроля. Но те, кто использует бизнес для проведения незаконных операций, должны попасть в поле зрения государственных структур.

- Давайте попробуем понять механизм работы комитета на примере конкретной информации. Например, компания продала активы на сумму в миллион долларов. Эта операция попадает под ваш контроль. Что вы делаете дальше? Берете под контроль компанию, которая купила эти активы? Отслеживаете дальнейший путь этих денег?

- Необходимо знать, кому и за сколько проданы активы компании. Если партнером является офшор, то эта сделка будет в поле зрения нашего комитета.

- 1 февраля вступает в действие Закон "О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем". В список подозрительных операций не попали налоговые и таможенные нарушения, часть операций с офшорами, сделки с недвижимостью. А банки уже сейчас советуют своим клиентам дробить операции таким образом, чтобы сумма каждой не превышала 20 тысяч долларов....

- Пусть предлагают. Все это будет отслеживаться. Дробление банковских операций также будет в зоне нашего внимания, как и сомнительные финансовые операции свыше 20 тысяч долларов. Это будет в том случае, если кредитное учреждение, исполняя закон, организует должным образом внутренний контроль.

- Сейчас налоговые органы уже не в состоянии справиться с проходящими через них потоками информации...

- Мы рассчитываем на то, что наша служба будет в достаточной степени автоматизирована. Обработать колоссальный объем платежных документов возможно только при хорошем программном продукте. Машины должны это делать без участия людей, как это происходит в развитых странах, где за день обрабатывается колоссальное количество платежных поручений. Тогда исключается доступ к информации посторонних людей, что немаловажно. В то же время вся информация распределяется на потоки, которые потом доводятся до логического завершения.

- Платежные поручения будут предоставлять вам все банки?

- Все банки обязаны предоставлять нам сведения об операциях свыше 20 тысяч долларов, которые вызывают у них сомнение. Например, если компания занимается компьютерами, а засылает на Кипр деньги в некую туристическую фирму, эту сделку можно считать сомнительной. Или в банке снимается несколько миллионов долларов, например, по паспорту других государств СНГ. Мы должны выяснить, что это за человек, почему он снимает такие суммы, какой у него бизнес, откуда пришли эти деньги. В каждом банке создается свой внутренний контроль, который будет отвечать за непредоставление сведений, - вплоть до отзыва лицензии. Кроме того, будет и контроль со стороны Центробанка, который также должен следить за тем, чтобы мы получали всю необходимую информацию.

- В России крупные компании имеют свои банки. Неужели вы думаете, что они будут "сдавать" своих клиентов?

- Центробанк в трехмесячный срок должен определить механизм предоставления информации. Думаю, ЦБ найдет путь, обеспечивающий обязательное предоставление информации и себе, и нашему комитету, в том числе и этими банками.

- Обладание такой информацией о частном бизнесе - большое искушение для государства использовать ее против политически активных бизнесменов…

- Еще раз повторю: мы комитет по финансовому мониторингу. Мы отслеживаем сомнительные финансовые операции. Мы анализируем эту информацию и направляем ее в правоохранительные органы. На этом все. Наша миссия закончена. Никакой политикой мы не имеем права заниматься и заниматься не будем. У нас будут четкие должностные инструкции для каждого работника. Мы должны и будем работать только в рамках закона.

- Допускаете ли вы, что комитет могут использовать в конкурентной борьбе, предоставляя ему, например, информацию, дискредитирующую соперников?

- Я не исключаю этого, даже думаю, что так оно и будет. Но наша обязанность - детально разбираться в получаемой информации. Наше дело - это денежные потоки. Проверяться будут как юридические, так и физические лица. В этом наша обычная рутинная работа.

- Через ваш комитет будут проходить многомиллионные сделки, а вашим сотрудникам могут предлагать многотысячные взятки. Как вы собираетесь избежать коррупции в финансовой разведке?

- Будет очень жесткий отбор, прежде чем получить допуск к работе люди будут проверены со всех сторон. Кроме того, за раскрытие информации предусмотрена уголовная ответственность.

- Вы сами опасаетесь попыток подкупа сотрудников комитета?

- Да, я знаю, что будет непросто. Многие коммерческие структуры уже пытаются прозондировать почву, и мы чувствуем, откуда к нам могут прийти люди. Поэтому для себя мы приняли решение, что набирать будем сотрудников из тех структур, которые уже работают в этой сфере: Минфина, МНС и других государственных органов.

- Вы намерены приглашать людей из МВД или ФСБ?

- Это чисто гражданский комитет, и здесь будут работать гражданские люди. Сотрудники МВД и ФСБ могут быть приглашены, но они должны уволиться с прежнего места работы.

- На вас лично пытались выйти крупные компании?

- Нет.

- При огромном количестве сделок будете ли вы обращать внимание на конкретные структуры, которые уже вызывают сомнения у правоохранительных органов?

- Поступающую в наш комитет информацию мы будем проверять через правоохранительные органы.

- Вы говорите, что все будет автоматизировано. А сколько денег выделено на работу финансовой разведки?

- Деньги есть. Мы попросили порядка 66 миллионов рублей, и эта сумма должна быть выделена. Мы также не исключаем, что FATF окажет нам содействие в обучении персонала и поделится своим опытом.

- Если не секрет, какие будут зарплаты у ваших сотрудников?

- Зарплата пока невелика. Сейчас этот вопрос находится в стадии решения, и поэтому я не буду называть цифры.

- Как, когда и при каких обстоятельствах вам было сделано предложение возглавить финансовую разведку?

- Предложение было неожиданным...

- Вам сделал его лично президент?

- У меня была беседа с президентом.

- Вы сразу согласились?

- Как видите.

- А тогда вы понимали всю сложность работы? Ведь не совсем ясен статус комитета, его полномочия…

- Я знаю эту службу, поскольку несколько лет руководил крупной налоговой инспекцией. Что касается статуса, то во всем мире такие структуры находятся в подчинении Минфина. Здесь я не вижу ничего предосудительного.

- Вас не смущает, что комитет не обладает оперативно-разыскными функциями?

- Нисколько не смущает. В комитете по финансовому мониторингу люди будут профессионально заниматься сбором и анализом информации и передавать уже обработанную информацию правоохранительным органам. Зачем дублировать структуры? Мы будем давать материалы для работы, а правоохранительные органы превосходно с этим справятся. Что будет дальше, мне сложно сказать, все зависит от того, как мы начнем работать. Не исключаю, что появятся дополнительные функции, возможно, контрольные, но силовым ведомством комитет не станет.

- Будет ли вам помогать Счетная палата?

- В законе четко прописано, что все государственные органы обязаны нам предоставлять информацию. Мы готовы ее получать. А передавать свою информацию мы можем только в правоохранительные органы.

- Когда вы надеетесь увидеть первые конкретные результаты своей работы?

- В феврале мы начнем работать и увидим, какова реальная ситуация в кредитных организациях, с ценными бумагами, в ломбардах, в обменных пунктах. При выявлении признаков отмывания денег мы направим сообщения в правоохранительные органы. Кроме того, начнем работать с зарубежными странами и планируем заключить с ними соглашения о сотрудничестве и обмене информацией. Думаю, что работа в этих двух направлениях должна принести первые результаты к лету.

- Вывоз капитала за рубеж за последнее время существенно активизировался. Вы уверены в том, что можете остановить этот процесс?

- Думаю, что сам факт принятия закона уже хороший стимул, чтобы многие либо прекратили, либо резко сократили вывоз капитала. В перспективе, если работа комитета будет эффективной, а я на это надеюсь, отток капитала сократится.

- Кто за рубежом будет помогать комитету?

- Это прежде всего FATF и аналогичные зарубежные организации, с которыми мы будем сотрудничать в плане борьбы с отмыванием грязных денег. Мы встречались с представителями итальянских и американских финансовых структур. Наша позиция нашла полное понимание с их стороны, и они готовы к сотрудничеству.

- FATF будет предпринимать какие-то меры по выводу России из черного списка?

- Меры должна принимать российская сторона. А FATF будет решать, выводить или не выводить Россию из черного списка.
Независимая газета , 20.11.2001

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru