Лениградская Правда
24 MAY 2024, FRIDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Сергей Миронов: "Стиль Путина надо рекомендовать всем на все времена"
6.12.2001 00:01
- В конце 1994 года мы с Путиным уже были знакомы, когда было вручение удостоверений депутатов. А плотно работать стали с января 95 года, когда я стал первым замом спикера. По линии Смольного контакты с заксобранием осуществлял Путин, он был первым замом мэра, и мы довольно часто встречались. Мне на всю жизнь запомнился стиль работы Путина, как первого вице-мэра с законодательным органом власти. Стиль просто замечательный, надо его рекомендовать всем на все времена…

Мы встретились с будущим главой сената в минувшее воскресенье. Миронов не выглядел счастливым или торжествующим, скорее неуверенным и напряженным.

- Сергей Михайлович, я не знаю ни одного политика, у которого было бы 4 высших образования. Желание все время учится было у вас с детства или это жизнь заставила менять специальности?

- Скорей, все-таки жизнь заставила. Потому что с профессией я определился очень рано, уже в 1 классе знал, что буду геологом. Без этой профессии я себя не мыслил и медленно, но верно я шел к цели. Медленно, потому что после школы поступил в техникум на геофизика - хотел побыстрее начать ездить в экспедиции, заниматься поиском полезных ископаемых - но понял, что все равно после техникума мне придется служить. И решил пройти эту процедуру как можно быстрее и добровольно ушел в армию. Служил в воздушно-десантных войсках. До сих пор горжусь, что в военном билете у меня записано "гвардии старший сержант запаса ВДВ".

- Чем гордитесь?

- Те, кто имеет высшее образование, все офицеры запаса, а я горный институт заканчивал в режиме вечернего, поэтому у меня так и осталось сержантское звание. После армии поступил в горный институт, два курса отучился на дневном, но потом, чтобы уже начать ездить в экспедиции, перевелся на вечерний, работал на кафедре геохимии и радиоактивных поисков.

- Геология у вас наследственное?

- Нет, никто из родителей или родственников никакого отношения к геологии не имел. Дело в том, что я родился в пригороде Петербурга, городе Пушкине, жил на самом краю города. Из окон нашего трехэтажного старинного (в виде крепости с башнями) дома, было видно поле, за полем - река Поповка, а там сланцевые обрывы... И в этих обрывах можно было найти окаменелости ракушек, рыб, трилобитов (первобытных моллюсков). Кто-то нас туда сводил, еще детьми, и мне понравилось искать что-то в этих камнях....

Так что увлеченность камнями у меня с детства. Наша комната в коммунальной квартире всегда была завалена всякими камнями, булыжниками, которые мы таскали с обрыва. Мама ругалась, регулярно пыталась все выбросить... Но не очень-то получалось, потому что я протестовал.
Привлекала и романтика экспедиций, книги о путешествиях. Поэтому у меня не было сомнений, и когда я еще учился в горном институте, на вечернем, пошел работать в НПО "Геофизика", в ВИРК (Всесоюзный институт развития геофизики). Попал в сектор, где занимались поисками уранового сырья. Так что я уранщик, 17 лет проработал в геологии, в поисках уранового сырья, в системе министерства среднего машиностроения.

- Оборонка...

- Да-да, всегда закрытая тематика... Работал я в аэропартиях, но сам не летал, а проверял аномалии на земле. Геофизик в наземном отряде. Был во многих экспедициях, но больше всего отработал в Монголии. Сначала сезонно туда ездил, а потом вообще 5 лет круглогодично и безвыездно просидел, с 1986-го по 91-й. Как раз перестройка была...

- Перестройку вы, как и Путин, не застали...

-Я ее не видел, я ее читал. В Монголии продавались все дефицитные книги, которых в СССР не было, и плюс я выписывал (там все было ужасно дешево) все без исключения журналы, которые выходили, и до десятка газет, включая "Ленинградскую правду" (она приходила с опозданием в 3 недели, но тем не менее приходила). Наблюдал со стороны, очень переживал, телевидение смотрел. Был в курсе, только не мог активно принять участие... Но хотелось.

- Вернулись в 1991-м в другую страну?

- Возвращаясь из Монголии в Ленинград, я уже знал, что вынужден буду уйти из моей любимой геологии, потому что она просто развалилась. Денег нет, и нет финансирования на полевые работы. А без полевых работ я не могу. Я полевик, мне нужно было обязательно как только весна, травка зеленеет...

- А в чем была полевая работа в аэропартии?

- Это как раз самая полевая работа. Летит самолет - над горами, над болотами, над тундрой, над чем угодно - и ищет аномалии, повышение фона. Эта точка наносится на карту, но где она попадет никто не знает. И я в эту точку должен попасть - а там, естественно, ни дорог, ничего нет. Приходилось добираться любыми путями: на вертолете, пешком, на лодках, на лошадях, на машинах... Так что я очень счастливый человек, потому что за свою геологическую жизнь я был в местах, где в прямом смысле слова не ступала нога человека. Работал в Карелии, на Кольском полуострове, в Якутии, в Туве.

Вернувшись из Монголии стал думать, что делать, и решил начать с получения второго базового образования. А в нашем родном питерском политехе только-только образовался новый спецфакультет, где за два с половиной года дают второй диплом экономического образования. Я выбрал "управление совместными предприятиями и внешнеэкономическая деятельность". Группа у нас собралась из ребят, желающих как можно скорее получить образование, и по договоренности с преподавателями мы вместо четырех дней в неделю перешли на шестидневный режим, а на последнем витке даже на семидневный. И за 11 месяцев в режиме нон-стоп прошли весь курс и осенью 1992-го я получил второй диплом.

- И сразу нашли денежную работу?

- После получения диплома я искал - работал в различных фирмах, которых тогда во множестве возникали. Торговля, посредничество... Все это мне ужасно не нравилось, но нужно было где-то деньги зарабатывать... Тогда как раз только-только нарождался рынок ценных бумаг, мне эта специализация понравилась и уже получив диплом, я ушел из очередной фирмы, и самостоятельно четыре месяца готовился к экзамену на аттестат первой категории, дающий право работать на рынке ценных бумаг. Тогда экзамен принимали в Москве, в Минфине, но можно было сдавать и в комитете финансов Петербурга.

А пока я готовился к экзамену, вышло постановление правительства по которому ни одна инвестиционная компания не имела права работать если у нее в штате нет специалиста по ценным бумагам. С первого раза сдал на отлично экзамен, получил аттестат №215. То есть я был 215-м специалистом на рынке ценных бумаг в Петербурге. И просто дал объявление в газете: "мужчина, 40 лет, с двумя высшими образованиями (техническое, экономическое), с опытом работы в коммерческих структурах, имею аттестат первой категории на право работать на рынке ценных бумаг. Ищу работу".

Я не побоюсь этого слова - просто шквал звонков. До сих пор удивляюсь - не могу сказать, что это интуиция - как я не пошел работать в чековые фонды. А ведь все знаменитые петербургские фонды: "Державный", "Гермес", все, которые потом благополучно лопнули, все предлагали работу. Вместо этого я пошел во вновь образующуюся фирму, которая собиралась заниматься строительством. Пришел в коллектив, который начинал с нуля.

- Это были ваши старые знакомые?

- Нет, они увидели объявление в газете. У них было все хорошо поставлено, я первый раз в жизни узнал, что такое тестирование психолога. Рисовал какую-то ерунду, отвечал на глупые вопросы: какой у меня любимый цвет... Западная технология. Мне так и не показали результат тестирования, но со мной захотели поговорить. Один из учредителей слабо в экономике понимал, но все пытался меня на чем-нибудь поймать, и тогда второй, выпускник экономического факультета, говорит: все это ерунда, вы скажите, что такое "блокирующий пакет". Я все рассказал.

Так я стал работать в этой фирме исполнительным директором, это была строительная корпорация "Возрождение Санкт-Петербурга". Кстати название дал этой фирме ваш покорный слуга.

- Чем занималась корпорация?

- Реставрация и реконструкция старого жилого фонда, возрождение красоты Петербурга. Раньше был огромный трест, который занимался только ремонтом, а когда была приватизация, то все растащили... И корпорация за эти годы собрала все обратно - и ДСК, и Сангортрест, и "Русдеталь", и кирпичный завод, словом снова есть единая структура. Так вот, проработал я в корпорации год...

- И в политику не собирались?

- В 93 году разогнали Ленсовет, и на 94-й были назначены выборы в законодательное собрание Петербурга. И один из владельцев фирмы - он мой товарищ, младше меня, но мы с ним дружны - тяготел к молодежному крылу Демократического выбора России. И он мне говорит: Сергей Михайлович, выборы будут, мне предлагают идти, но надо еще подумать, какую кандидатуру предложить в заксобрание.

И неожиданно для него я ему говорю: вы знаете, а лучшей кандидатуры чем я нет. Он очень удивился, и тогда я ему рассказываю, что 9 лет был лектором-международником общества "Знание".

- Так значит вы и в КПСС состояли?

- Я был активным комсомольцем, заместителем секретаря комсомольской организации института по идеологии. Стоял в очереди в КПСС, но тогда был "процент" на прием в партию представителей инженерно-технических работников (ИТР) и рабочего класса. И наш секретарь парткома мне говорил: сагитируй четырех рабочих, тогда и ты вступишь. Агитировать я не мог, но в очереди стоял. Очередь, правда, до меня не дошла. И когда меня посылали в загранкомандировку в Монголию, то очень удивились, что я не член партии. Я говорю - я хочу, но очередь не подошла.

Потом началась перестройка, и тема сама ушла. Поэтому получилось так, что я никогда не состоял в КПСС, хотя и не по идеологическим соображениям, а просто не успел. А лектором-международником был - мне очень нравилась международная политика, международное положение СССР, я с детства любил читать газеты, в основном рубрику "За рубежом"... Но на закрытых лекциях инструктора из ЦК КПСС в здании политпросвещения в Ленинграде я иногда нервно ерзал на кресле, когда он со сцены говорил: ну вам, как коммунистам, я, как коммунист, скажу... И я начинал ерзать.

Мне просто нравилось быть лектором, меня посылали туда, куда нормальный лектор не любил ходить - в общежития, в молодежные аудитории. У меня, кстати, была тема, посвященная зарубежным радиостанциям. А раз я на эту тему выступал, то я должен был и слушать "голоса" внимательно, знать пропаганду. Общий язык с молодежью я находил...

- И деньги за это платили.

- А как же, это все оплачивалось. Каждая четвертая лекция была бесплатной, шла в Фонд мира, а остальные оплачивались по 7-10 рублей за лекцию. В те времена для семейного бюджета это было очень хорошо.

- А сколько вы получали на основной работе?

- Как старший инженер-геофизик я получал 125 рублей - у нас же еще надбавки за вредность, радиоактивность.

В свое время мне пришлось два года прожить в Свердловске - перешел работать в зеленогорскую экспедицию на урановое сырье - и я пошел с учетной карточкой лектора-международника в районную организацию, отметится. А там работала женщина старой закваски - взяла мои документы, посмотрела, снимает телефон и говорит кому-то: "Маша, к нам приехал лектор из Ленинграда, завтра будет лекция". Я спрашиваю: как же так сразу, и где лекция? На "Уралмаше", там 1,5 тысячи рабочих, цех, микрофон поставим, выступите. Выступил.

- Так вы сами в политику пошли?

- Я счел, что моя кандидатура в заксобрание вполне подходит. Но всегда, когда идут выборы, начинают делить округа: где удобней, где неудобней, и я сразу поставил условие, что считаю принципиальным баллотироваться в том округе, где живу - на Гражданке, это спальный район. Немного со мной поспорили, но я сказал, что по другому округу не пойду. И второе - не хотелось ни в какие блоки вступать, а просто идти как независимый кандидат. А я шел от "Всего Петербурга", мне дали какого-то начальника штаба.

- Вы к тому времени не были знакомы ни с Собчаком, ни с Путиным...

- Нет, конечно. Я знал о них только по газетам, по телевидению. Меня политика страшно интересовала.

Выборы в марте 1994 года в моем округе не состоялись из-за низкой явки избирателей, но в то же время я занял 1 место, а с небольшим отрывом за мной шел представитель коммунистов.

- Почему проголосовали именно за вас?

- Я много встречался с избирателями... Всего было 24 кандидата, и из всех только я один жил в этом округе. У меня там дочка ходила в детский сад, в школу, кроме того я разузнал все проблемы округа - где ходят трамваи, автобусы, что с магазинами, где асфальт разломан. Я здешний, а остальные все варяги. И еще я говорил то, что думал, высказывал свои мысли о том, какая власть должна быть в городе, что нужно менять, какие законы должны быть.

Кстати, я не понимал еще тогда реальной работы депутата, и у меня была идея: депутаты не должны иметь никаких льгот и не должны работать на профессиональной основе, а только приходить на сессию. Насчет льгот я так думаю до сих пор, а вот другой тезис был ошибочным - когда стал законодателем, понял, что наоборот, депутатство должно быть только профессиональной деятельностью, иначе быть не может. Но тогда я искренне заблуждался.

- Уже тогда отношение к Собчаку было неоднозначным, но вы сразу объявили себя его сторонником, вошли в "Весь Петербург"?

- Во время той избирательной кампании никого особенно не волновало отношение к Собчаку. Был 12-й округ, а это 5 жилых кварталов, где вся структура - 8 школ, 20 детсадов, 4 поликлиники, 1 кинотеатр, 1 хлебозавод, 4 библиотеки, 1 универсам. И больше ничего там нет, все остальное жилые дома - 34 тысячи квартир, 70 тысяч жителей. Мы разговаривали с людьми на одном языке. Я говорил о том, что необходимо делать - центр к тому моменту начинали ремонтировать, а дома построенные в начале 60-х годов тихо рассыпались. Нужно вспомнить, что у нас люди-то живут не в центре, нужно создавать нормальные условия, жилищный фонд ремонтировать, дворовые территории, детские площадки, которые за десятилетия развалились и ни качелей у детей нет, ничего. Нужно школам помогать в оснащении. Люди услышали, что я абсолютно здравые вещи говорил, что я болею за родное мне место.

Но все-таки первые выборы весной 1994-го у нас в округе сорвались, новые выборы были назначены на ноябрь. Тогда я уже отказался от всех предложений - и "Всего Петербурга" - и шел как независимый, сам возглавил свой штаб. Потому что я посмотрел как делалась штабная работа, и мне не понравилось.

- А что не понравилось?

- Когда технология выборов идет под копирку по всем округам. Округ на округ не похож, есть своя специфика. И технология пробуксовывает - по-моему, всего 4 человека от "Всего Петербурга" было избрано, а выдвигались по всем 50 округам. Осенью во втором туре я победил (опять того же коммуниста) и пришел в законодательное собрание.

Тогда мы должны были работать на непостоянной основе, совмещать, но я в своей фирме сказал: ребята, вы про меня как бы забудьте, я весь ухожу в Закс. И я стал активно изучать регламент, и сразу увидел, что регламент плохой. Тут же создалась рабочая группа по изменению регламента, я туда вошел. А там был депутат, царство ему небесное, Михаил Иванович Пирогов - умница, один из лучших парламентариев, которых я видел, блестящей эрудиции и законодатель от Бога - знаток регламента, он много их написал. И я в его текст, который он год писал, подал 36 поправок! К написанному тексту! И для меня было просто высочайшей оценкой, когда спустя неделю приходит Пирогов и говорит: ну, вообще, вы нахал, в мой регламент подать 36 поправок, но я должен сказать, что с 30-ю я согласен, 2 спорные, а в 4 вы свой идиотизм полностью показали.

Потом прошли выборы председателя. Избрали Кравцова, но потом три месяца мы не могли избрать ни одного заместителя. Я активно участвовал в работе по выборам, была одна кандидатура, потом другая, и все не находили поддержки. И вдруг, неожиданно, мне было предложено стать первым замом, а вторым - Виктору Новоселову. Я сначала даже растерялся от такого предложения, потому что понимал, что все, нужно будет уходить на профессиональную основу. Но в то же время я уже по сути 4 месяца из Закса не вылезал. Посоветовался со своими коллегами по компании, где я получал зарплату, кстати, гораздо большую, чем в заксобрании.

- В деньгах сильно потеряли?

- Очень быстро сравнялась зарплата в заксобрании с тем, что у меня было в бизнесе, буквально через два года. Потому что были приняты закон о госслужбе и разные петербургские законы... Кстати, депутат законодательного собрания Петербурга получает сейчас значительно больше, чем сенатор.

- А сколько?

- Оклад депутата - 32 МРОТ, который считается не со 100 рублей, а с 250. Это оклад, а еще у нас в Петербурге идет надбавка за звание, надбавка за сложность...

- В итоге что получается?

- Моя зарплата, как заместителя председателя Закса была раза в три больше, чем сейчас.

- 30 тысяч?

- Где-то так. А в Совете федерации я последний раз на руки получал 9.600. Кстати, в Питере не самая большая зарплата у депутатов - я с коллегами говорил, так мне назвали сумму оклада депутатов одного заксобрания в европейской части России...

Ведь давно об этом говорится - о коррупции... Смешно, когда через чиновника (или депутата) проходит решение на миллиарды долларов, а он получает зарплату в сотни... Зачем же искушать людей, дайте нормальную зарплату, дайте нормальный престиж госслужбе, дайте человеку почувствовать нужность стране и отдачу от его работы. Рано или поздно мы к этому придем, а так пока только разговоры идут о том, что все чиновники не живут на зарплату, воруют.. Хотя, конечно, совесть - лучший контролер, и человек никогда не должен воровать.

- Многие ваши коллеги по сенату жалуются на материальную часть работы в Совфеде...

- Обеспечение членов Совета федерации никуда не годится. И я даже не буду говорить о гостинице, о том, что надо семью содержать, а только о том, что нужно для нормальной работы. Я пять месяцев член Совета федерации, у нет е-mail, я до сих пор не получил доступа в Интернет, у меня в кабинете один номер городского телефона. И только когда я стал зампредом комитета, мне поставили АТС-2. В комнате в 13 квадратных метров сидим мы с помощником, это абсолютно ненормально. А транспорт? Вроде до Думы пешком быстрей дойти, а если куда-то едешь в министерство, или в Счетную палату? Ты с бумагами, а там дождь. Надо обеспечить сенаторам возможность нормально выполнять свои функции.

- И все таки, когда вы успели еще два образования получить?

- Уже будучи депутатом, в 1995-м, я поступил в Академию госслужбы, а в 1996-м - на юрфак университета. Ючился параллельно - на юрфаке три года, а в академии два. Причем на юрфаке я учился 4 дня в неделю, в академии 3, а совпадал только 1 вечер в неделе. Получил в академии красный диплом по "государственному и муниципальному управлению" и искренне горжусь красным дипломом петербургского юрфака, одного из лучших в стране. На третьем курсе, сдавая международное право, профессор Малинин поставив мне 5 баллов и поинтересовался: где я работаю, что настолько хорошо знаю международное право. Мои сокурсники лишь на втором курсе узнали, что я депутат. Я учился без дураков, не пропустил ни одной лекции, ни одного семинара.

- А как вы совмещали учебу с семейной жизнью?

- Учиться я люблю. Я получил 4 высших образования, и, возвращаясь к вашему изначальному вопросу, действительно жизнь заставила. Экономическое - просто потому что надо было зарабатывать деньги и кормить семью, а два последних образования - это уже от профессиональной депутатской деятельности.

- Экономическое образование пригодилось меньше всего?

- Нет, почему. Весь блок инвестиционных законов Петербурга разработан вашим покорной слугой. Закон о сертификатах, все изменения в налоговом законодательстве были подготовлены мною, масса законов экономического спектра.

А в строительной корпорации я занимался эмиссией, выпустил акции и потом даже выпустил облигации. Кстати, меня постоянно поражает очевидная вещь. Помните, в советские годы облигации были, люди с большим удовольствием вкладывали в них деньги, 4 раза в год ждали тиража, где-то выигрывали 50 рублей, где-то 100. Присутствовало и чувство нормального патриотизма. И мы в корпорации выпустили акции на очень простых условиях, с дисконтом - номинал 100 рублей, а мы продаем за 60 или за 40 - на три года, каждые полгода тираж, в котором разыгрывались денежные призы и квартиры.

И я был поражен, когда мы разместили этот тираж облигаций, буквально молниеносно. Бабушки приносили деньги, говорили: сынки, мы знаем, что дело святое, и вот я куплю у вас эту бумажку, пусть эти деньги работают. К чести корпорации, я сам лично отслеживал, никаких претензий, все было погашено, выигрыши все были получены, квартиры все были получены, все было без обмана, все по честному.

А если сейчас выпустить выигрышные облигации под гарантии государства, люди принесут деньги. Можно огромные деньги собрать.

- Еще недавно Питер называли криминальной столицей. Вам с бандитами часто приходилось сталкиваться?

- Никогда не сталкивался. Не открою большого секрета - бандит приходит туда, где он знает что есть черная касса, неуплата налогов, еще какие-то черные дела, которые не хотят высвечивать. А когда с разрухи поднимать, никому это не было интересно.

- А когда вы были депутатом, к вам не подходили с предложением: за такой-то откат...

- Я в такие игры никогда не играл, и играть не собираюсь. Более того, служебное положение своей бывшей фирмы никогда не использовал и у нас с моими коллегами по бывшей работе абсолютное понимание, что бизнес это одно, а государственная служба - другое. И никогда у меня не было никаких внутренних сомнений- в пользу кого решать какие-то вопросы. Я всегда решал в интересах всего города и горожан.

- А что была за история, когда вас обвиняли в превышении служебных полномочий?

- Это был политический заказ. Тогда, в 1999 году, шла борьба за пост спикера. Претендовало много людей, и тогда в рамках дела бывшего спикера Кравцова... Кравцов выдавал кредиты газете "Смена", учредителем которой было заксобрание. Выделение кредитов все равно утверждалось коллегами, но один из кредитов был выдан до того, как была утверждена смета. И под ним стояла моя подпись. Все обвинения против меня были построены на том, что якобы Кравцов уехал в командировку, своим распоряжением оставил меня первым лицом, а я самостоятельно принял решение выдать кредит и поставил подпись.

Как только меня вызвали в прокуратуру, я пришел в заксобрание, взял ксерокопию командировочного удостоверения, где было видно, что 10 апреля Кравцов вернулся из командировки и дал мне устное поручение подписать один документ. Что я и выполнил, но в этот день я не исполнял обязанности председателя. Помню, что когда я все это показал следователю он развел руками и показал на потолок: ничего не могу сделать. Тогда я официально обратился с письмом к генпрокурору, приложил все документы, сам отвез в Москву. И через полторы недели генпрокурор затребовал дело, и еще через неделю уже в Питере вышло постановление о "прекращении из-за отсутствия состава преступления". Я знаю, какие бывают методы воздействия на политиков, когда что-то в их деятельности не нравится.

- С Путиным вы познакомились в 1995-м, когда стали первым вице-спикером Закса?

- В конце 1994 года мы уже с ним были знакомы, когда было вручение удостоверений депутатов. А плотно работать стали с января 95 года, когда я стал первым замом спикера. По линии Смольного контакты с заксобранием осуществлял Путин, он был первым замом мэра, и мы довольно часто встречались. Мне на всю жизнь запомнился стиль работы Путина, как первого вице-мэра с законодательным органом власти. Стиль просто замечательный, надо его рекомендовать всем на все времена.

Приходил Путин в заксобрание, собирал совет фракции и говорил: уважаемые коллеги, есть вот такая идея такого законодательного акта. Идея в том-то, том-то и том-то. А ему говорили - эту идею отложите подальше, и с ней больше не выходите, поскольку она никогда не пройдет заксобрание, причем не потому что мы не хотим, а потому-то и поэтому. Путин уходил, и в таком именно виде никогда законопроект уже к нам не шел. Но через некоторое время Путин опять приходил... И кончалось тем, что когда законопроект вносился от имени Собчака, то практически он уже был согласован, и проходил у нас в одно касание - не было предмета спора. У нас почти не было заваленных законов, это было очень редко.

Здесь я могу перебросить мостик на взаимоотношения Совета Федерации и Госдумы. Давайте мы еще до принятия законов в первом чтении согласуем принципиальные позиции. Ведь после первого чтения уже нельзя менять структуру закона и основные положения, менять идеологию. Закон все равно будет принимать Госдума, но если сразу учесть замечания Совета Федерации, то не нужно будет работать впустую, когда Дума принимает, а сенат потом накладывает вето.

В работеы с заксобранием Путин использовал абсолютно правильный подход предварительного согласования. И никогда не было никакого давления. Всегда только с аргументами.

- Вы плотно работали с Путиным полтора года, были как бы коллегами - оба первые заместители. Он все время сам в Закс приезжал?

- Были случаи, когда он приглашал Кравцова и меня, иногда мы обсуждали вопросы вдвоем, или он присылал ко мне своих заместителей. У нас были иногда возможности встречаться в неформальной обстановке, в общем кругу. Были нормальные деловые контакты.

- Вас считали человеком, который последовательно, безоговорочно поддерживает Собчака...

-Я не могу сказать, что мне безусловно нравилось все, что делал Собчак. Особенно в последние годы Более того, к сожалению, я видел какие-то ошибки, даже стратегические. Вроде идеи о том, что Петербург - туристический центр. Или банковский центр, или еще какой-нибудь. Я всегда на первое место ставил научный потенциал Петербурга. Все нужно использовать для развития города, но выделять одну сторону - это было не очень правильно.

Что касается взаимоотношений с Собчаком и следования какой-то его линии... С Собчаком всегда можно было подискутировать, поспорить. И с Путиным то же самое. Конечно, бывало, что и Собчак не воспринимал аргументы - вот будет так и все. Но когда в переговорном процессе участвовал Путин находились нужные аргументы. Когда шла кампания 1996 года я поддерживал Собчака. Я прекрасно помню этот момент, наступивший вечер дня выборов, когда ветром всех сдуло из приемной Собчака. В 22.00 урны закрыли, но все же уже все знали, утечка была. Я зашел в кабинет к проигравшему Собчаку, я помню его усталое, но спокойное лицо, даже помню его фразу: "Завтра в Москву. Завтра битва по земле, надо отстаивать". Он оставался в Совете федерации, у него были сильные бойцовские качества.

Для меня в тот памятный 96 год поведение двух людей стало эталоном. С одной стороны эталон бойца - это был Собчак. Да, он проиграл. Было видно, я чувствовал во взгляде - вот эта опустевшая приемная, вот его горечь разочарования в людях. Но в поражение он был достойный, он все сделал спокойно. Вторая линия - это поведение Путина. Команда Собчака в свое время дала обещание мэру, что в случае его поражения они сложат свои полномочия. Как вы знаете, часть членов правительства Питера так не поступила... Некоторым, правда, было рекомендовано остаться - тому же Мише Маневичу, то же самое Диме Козаку было сказано. Другие были вольны принимать решения сами по себе. Поступок Путина для меня и тогда был и сейчас является примером этического поведения в политике.

- Из-за верности Собчаку и возник ваш конфликт с Яковлевым?

- Я бы не говорил, что конфликт. Если говорить о личных отношениях с губернатором, то я могу сказать, что это некая цепь постоянных недоразумений из-за информации, которую мы получали не друг от друга, а от кого-то. Мы встречались года два назад, когда я победил на выборах в заксобрание второго созыва...

- Легко победили?

-Против меня выставили двух однофамильцев, причем один из них тоже был Сергей. И мне пришлось написать самодеятельный слоган, мы его везде растиражировали: "запомнить должен любой гражданин, Мироновых много, Михалыч один." И когда приходили на участок, бабушки говорили: где тут наш Михалыч? И действительно я получил 70% голосов, это был лучший результат в городе.

И через полгода после выборов, летом 1999 года,мы встретились с губернатором. Был довольно долгий разговор, часа полтора, разговор-открытие. Мы сидели, поражаясь тому, как грамотно, говоря современным языком, нас "разводили". Предубеждения которые были, быстро расчистились. И тогда мы с ним договорились, я ему сказал: лично от меня больше в адрес губернатора публично никаких высказываний не будет. Это не означает, что никогда не буду вас критиковать, но публично Миронов Яковлева обвинять не будет. Он пообещал мне то же самое.

И этим летом в Совете Федерации он очень тепло меня принял, демонстративно показал всему сенату, что у нас с ним абсолютный контакт, чтобы все видели что мы в нормальных отношениях. Я ему благодарен за это. Он посвятил меня в тонкости работы палаты.

- В Питере писали, что вас избрали в сенат по звонку Путина...

- Этого не было. Это была непонятно кем запущенная пиаровская акция, никаких звонков никому не было.

Я уже семь лет заместитель спикера. Ну еще будет третий срок - я нисколько не сомневался, что я бы выиграл выборы. Опять борьба за пост спикера. За эти годы заксобрание Петербурга инициировало огромное количество законодательных инициатив на федеральном уровне. Все наши инициативы Госдума отправляла в корзину, никакой возможности повлиять на федеральное законодательство у нас нет. И когда появился новый закон о порядке формирования Совета Федерации, я сам подошел к нашему спикеру Тарасову и сказал: Сергей, давай подумаем, отсылай меня в Москву, я буду там работать. А все эти разговоры по поводу каких-то звонков...

- Получается вы не поддерживали постоянные отношения с Путиным после того, как он 1996 году уехал из Питера?

- Встречались буквально два-три раза за все это время, что он стал работать в Москве. А когда он стал президентом, то практически ни разу не встречались.

Единственное, когда Путин уже стал президентом, то он со своими доверенными лицами встречался - а я был заместителем начальника его предвыборного штаба в Питере. И очень тепло встретились, когда был прием после инаугурации, и он подошел к "питерскому" столу и отдельно поблагодарил питерскую команду за наш вклад в общую победу.

- А как же вы оказались в предвыборном штабе Путина?

-Формировалась команда в Петербурге, и я хотел участвовать. И когда ко мне обратились с предложением быть доверенным лицом, я очень обрадовался. Потом собирался штаб, и ректор горного института, которого я давно знаю, возглавил штаб, и предложил мне быть его заместителем.

- А когда возникла идея создания вашей партии, "Воля Петербурга"?

- Тогда же, во время избирательной кампании. Сложилась очень хорошая команда профессионалов и просто людей (это и доверенные лица, и люди из штаба), с которыми мне приятно было общаться, потому что идеологически и политически мы с ними совпадаем. К тому же и видение развития города у нас общее.

- Вы считаете себя членом "питерской команды"?

- Я бы хотел, чтобы питерская команда считала меня своим членом. Если она существует.

- У вас уже был разговор с президентом?

- Был телефонный звонок. После того как Егор Строев сказал мне о том, что будет уходить и по обращениям целого ряда сенаторов рассматривает мою кандидатуру. Это было во вторник. После разговора с Егор Семеновичем был телефонный звонок от президента. У него тоже была встреча со Строевым и президент сказал, что он считает выбор Егор Семеновича вполне приемлемым, и рассчитывает на то, что в работе Совета Федерации у меня все получится.

- Значит Егор Семенович сам вас предложил Путину?

- Да, инициатива была его. А меня Егору Семеновичу предложили наши коллеги. Не только группа "Федерация"... Группа может быть первой начала этот разговор, но параллельно на Егор Семеновича вышли коллеги, не входящие в "Федерацию" и тоже назвали мою фамилию.

- И Яковлев за вас просил?

- От губернатора тоже было слово сказано, это я знаю. Потом меня вызвали в пятницу, 23-го (когда я должен был лететь в Санкт-Петербург сам по себе), и пригласили в самолет Строева. Строев устроил смотрины мои, полтора часа мы разговаривали, он меня просто "прощупывал". И во вторник он принял решение.
Известия , 6.12.2001

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2024
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2024
01 04 05
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2024
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2024, Ленправда
info@lenpravda.ru