Rambler's Top100
Лениградская Правда
10 AUGUST 2020, MONDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Эффект присутствия
15.06.1998 00:01
Агрессивный стиль ведения дел, характерный для руководства Балтонэксимбанка, враждебно настроил против него коллег по бизнесу. Не любят питерские банкиры этого выскочку, с именем которого связывают многие скандалы, сотрясавшие в последнее время банковское сообщество города. Но считаются с ним. Всего за три года существования Балтонэксимбанк стал одним из лидеров среди кредитных учреждений Санкт-Петербурга. Находясь под контролем Онэксимбанка, "Балтонэксим" реализует на Северо-западе страны стратегию группы в целом. Об этой стратегии и о взаимоотношениях с крупной московской структурой рассказывает президент Балтонэксимбанка Юрий Рыдник.

- Балтонэксимбанк входит в группу Онэксимбанка. Что это дает банку и что "Онэксиму"?

- "Балтонэксим" - петербургский банк; когда он создавался, "Онэксиму" требовались сильные местные партнеры, и он нашел их в лице группы, которую я представляю. По отношению к Онэксимбанку "Балтонэксим" - аффидированная структура, которая представляет его в Северо-Западном регионе. "Балтонэксим" участвует в программах, которые имеют значение для Онэксимбанка, например, в проекте по "Северной верфи" и Балтийскому заводу. Онэксимбанк включен в этот проект по межправительственному соглашению, он дает гарантии под авансовые платежи, которые приходят от заказчика. Размер этих гарантий достигает пятисот миллионов долларов, и Балтонэксимбанк просто не потянул бы такие объемы. Мы обеспечиваем менеджмент проекта на месте, как в своих интересах, так и в интересах своего основного акционера - Онэксимбанка. Из Москвы было бы весьма затруднительно осуществлять менеджмент такого сложного процесса, как управление долями предприятий, которые участвуют в проекте, контролировать выполнение заказа, за который Онэксимбанк взял на себя ответственность. С другой стороны, как всякий универсальный коммерческий банк, "Балтонэксим" заинтересован в привлечении интересных клиентов. Банк обслуживает серьезные городские программы, участвует в выпуске городских евробондов, кредитует крупных городских и корпоративных клиентов. Эти проекты "Балтонэксим" не смог бы реализовать самостоятельно. Но и Онэксимбанк без нас не смог бы участвовать в этих программах. Ведь клиенты заинтересованы в оперативном решении их проблем, а филиал московского банка не всегда самостоятелен в принятии соответствующих решений.

- Как глава "Балтонэксима" вы входите в команду руководителей Онэксимбанка?

- Есть система согласования решений, которые влекут за собой финансовую ответственность, превышающую полномочия местных руководителей. Общими остаются подходы, критерии оценки рисков и выгодности той иди иной сделки. В обоих банках практикуется единый подход к принятию решений. Но совместная деятельность банков ограничена теми проектами, в которых они оба участвуют,

- Вы упомянули, что представляете в контактах с "Онэксимом некую группу. Что она собой представляет?

- Сначала это был "Союзконтракт", где я был партнером с девяносто третьего года. В девяносто шестом году я возглавил "Союзконтракт", а в девяносто седьмом мы с партнерами разошлись из-за различных взглядов на стратегию развития компании, Я считал, что компании необходимо превращаться из торговой в дистрибуторскую, развивать сеть собственных терминалов в ключевых регионах страны, воссоздать торговую сеть, которая разрушилась после развала СССР. "Союзконтракт" этого не сделал, не использовал тот импульс развития, который у него был. Фирма не ушла ни в производство, ни в распределение, осталась на уровне спекулянта, хотя и большого, но спекулянта, Я видел, что фирма не может существовать в таком виде. Я с этим бороться уже не мог, а потому ушел со всех своих постов и вышел из акционеров "Союзконтракта". Масса бизнесов, которые были аффилированы со мной, особенно здесь, в Санкт-Петербурге, тоже перестали работать с "Союзконтрактом". Сейчас идею построения сети распределения товара реализует "Балтийская группа". Это новая, но уже достаточно крупная компания с объемом продаж около двадцати-двадцати пяти миллионов долларов в месяц. К концу года она должна выйти на сорок миллионов долларов в месяц. Вторая компания, которая у нас есть, "Балтийский фондовый центр", является одним из самых крупных в городе операторов в области недвижимости, В девяносто четвертом году центр заключил с городом договор на выкуп пятидесяти двух зданий в центре города, четырнадцать из них уже выкуплено, сейчас будем выкупать еще около десяти. Это крупнейшая сделка по приватизации в области недвижимости в Санкт-Петербурге. Третья компания, "Телеком 21", занимается телекоммуникациями. Наконец, четвертая компания - производственная - только начинает свою деятельность, она занимается производством подсолнечного масла. У нее уже есть один маслоратификационный завод, покупаются еще.

- Что дает этой группе сотрудничество с "Онэксимом"?

- А ничего. Эта группа связана с "Онэксимом" через "Балтонэксим". Я в этих компаниях являюсь основным акционером, одновременно я являюсь партнером "Онэксима" и президентом Балтонэксимбанка. Но ни у Балтонэксимбанка, ни у Онэксимбанка ни в одном из этих предприятий долей нет. Я не могу использовать свое положение в банке, чтобы создать для этих компаний специальные условия, взаимоотношения строятся по принципу банк-клиент.

- Говорят, что Балтонэксимбанк имеет очень сильные позиции в правительстве города. Зачем это банку?

- Город - один из самых крупных клиентов банка. В Москве объем корпоративного, частного бизнеса очень велик; в Петербурге же частные компании значительно мельче. Поэтому роль города в финансовых сферах очень велика. Соответственно, банки очень заинтересованы в обслуживании городских программ. Участие в них выгодно, во-первых, потому, что риски здесь меньше, чем в работе с любой из частных компаний. Бюджет города понятен, он выполняем, город кредитоспособен. Во-вторых, объем этих программ довольно велик. Например, мы участвуем в создании СП по производству автобусов на базе "Северного завода" по контракту с итальянской фирмой "Бреда". Там объем вложений порядка ста восьмидесяти миллионов долларов, и финансовые потоки этого предприятия будут внушительными. Понятно, что мы заинтересованы в его обслуживании. Другие банки тоже в этом заинтересованы, поэтому идет очень жесткая конкурентная борьба.

- Которая сопровождается скандалами...

- Балтонэксимбанк позже вышел на рынок, чем ПСБ, банк "Санкт-Петербург", "Петровский". Новый молодой агрессивный банк начал быстро развиваться, вторгаясь в их вотчину, и вызвал этим раздражение. Но мы действовали в рамках закона. Первый скандал разразился, когда мы предложили казначейскую систему. Мы не попросили перевести к нам счета города, а предложили городу новую систему работы, которая в итоге и была создана, Она очень выгодна городу, экономит ему существенные деньги. Другое дело, что мы как организаторы и создатели системы выразили готовность обслуживать казначейский счет. Когда начала работать новая администрация города, мы стали обслуживать один или два новых городских счета. Но ни одного бюджетного счета, скажем, у ПСБ, мы не забрали. Если сравнивать объемы бюджетных денег, которые идут через наш банк, с теми объемами, которые идут, например, через ПСБ, сравнение будет не в нашу пользу.

- Другой крупный скандал был связан с ситуацией вокруг "Северной верфи".

- Мы считаем, что действия Инкомбанка вокруг завода "Северная верфь" связаны исключительно с тем, что они хотят хоть как-то изменить ситуацию в свою пользу. Их можно понять: предоставив "Союзконтракту" кредиты под залог акций завода и не один раз перезаложенные куриные окорока, они потеряли на этой сделке почти пятьдесят миллионов долларов. В свое время "Союзконтракт", в собственности которого находилось девятнадцать процентов акций завода "Северная верфь", заложил их, но не смог расплатиться, и акции отошли Инкомбанку. А тридцать три процента акций, которые находились у "Союзконтракта" в доверительном управлении, были отозваны собственником, холдингом "Северная верфь". В порядке взаиморасчетов по задолженности холдинга они перешли в собственность к родственной структуре "Онэксима" - "Интерроспрому". Таким образом, контрольный пакет акций судостроительного завода оказался под контролем Онэксимбанка. "Инком" сейчас пытается поставить нас и "Северную верфь" в такое положение, чтобы у остальных акционеров не оставалось другой возможности, кроме как договориться с ними. Но мы как основной акционер договариваться не склонны. Потому что считаем, что действуем в интересах завода. Предоставив под контракт соответствующие гарантии, никто, как мы, не заинтересован в том, чтобы завод выполнил свои обязательства.

- А какова роль Балтонэксимбанка в управлении этим предприятием!

- Как основной акционер мы усилили менеджмент завода. Ввели серьезный контроль над финансовым планированием. Повысили эффективность сделок, связанных со снабжением завода. Выделена группа специалистов, которая помогает заводу наиболее эффективно построить отношения с поставщиками.
Сейчас на "Северной верфи" идет серьезная работа. Контракты с Китаем на поставку кораблей подписывались еще прошлым летом, но первые деньги были получены только в конце прошлого года, на предприятие они начали поступать только в этом году. Но сроки выполнения этого заказа жестко привязаны к дате подписания контракта. Некоторое отставание от графика мы нагоняем, план за первый квартал завод перевыполнил. Я считаю, что свои обязательства мы выполним.

- Чем руководствовались вы и ваши партнеры, приобретая Балтийский завод и "Северную верфь"!

- Если смотреть на год вперед, покупать заводы и фабрики не надо, Но если ты понимаешь, что эти предприятия являются ключевыми в отрасли, а отрасль очень важна для страны, становится ясно, что решение о таком приобретении, безусловно, является правильным. Обладание такими предприятиями позволяет занимать ключевые позиции в экономике. А она так или иначе станет прибыльной в лижайшие пять-десять лет.
У Балтийского завода есть несколько заказов: поставка фрегатов в Индию, государственные заказы по строительству атомного ледокола, собственные заказы по коммерческому флоту. Предприятие нормально обеспечено заказами и производит продукцию, на которую есть спрос. Мы видим, что завод может быть рентабельным при нормальном финансовом управлении. Кроме того, в российском судостроении, как военном, так и гражданском, осталось не так много работоспособных предприятий. Мы считаем, что "Северная верфь", Балтийский завод, возможно, еще "Адмиралтейские верфи" - это предприятия, имеющие перспективу. Они будут получать заказы не только в ближайшие два-три года, но и в будущем.

- А что банк будет делать в дальнейшем с акциями этих предприятий?

- Программа-минимум - это выполнение экспортных заказов, программа-максимум - создать современное предприятие, возможно, с участием сторонних партнеров, как местных, так и западных, поскольку требуются очень значительные инвестиции. Есть идея реконструировать эти заводы и создать на базе Балтийского завода и "Северной верфи" серьезный судостроительный комплекс - "Верфи XXI века". В этом проекте участвуем мы, город, государство. Потом мы будем обладать долей предприятия, которое стоит намного больше, чем сейчас. Решение о том, что будет дальше, принимать трудно, потому что очень велика неопределенность. Все зависит от финансового состояния партнеров, возможности рефинансировать предприятие, общей ситуации, наконец. Но это все вторично. Первично - сделать этот актив ликвидным, чтобы он обладал своей настоящей стоимостью.

- Как крупный предприниматель вы принимаете решения, которые серьезным образом сказываются на ситуации в городе, в регионе. Ощущаете ответственность?

- Конечно, Но, с другой стороны, деятельность банка, любой другой коммерческой компании основана не на социальной ответственности, а на выгодности, В этом смысл рынка: мои действия определяются желаниями максимизировать прибыль. ругое дело, что я не готов любыми способами ее максимизировать, И я готов пойти на затраты, которые не связаны с получением дополнительной прибыли, в этом и проявляется социальная ответственность. Мы идем на затраты, которые не всегда рекламируем, ибо как можно рекламировать помощь интернату или монастырю? Я считаю, что основная социальная ответственность лежит на тех, кто регулирует этот рынок. Говоря о социальной ответственности, мы должны говорить не только о подведении бизнесменов, о том, что они делают для города, но и о тех правилах, по которым эти бизнесмены играют. Можно так регулировать эти правила, чтобы действия предпринимателей были в большей степени направлены на решение нужд города и людей, которые в нем живут.

- Но существует и другая сторона медали: бизнесмены тоже влияют на политиков. Например, участвуют своими деньгами и связями в выборах.

- Да, конечно. Но система взаимного влияния бизнеса и власти еще только складывается. Бизнесмены должны нести перед о ществом ответственность за свои решения, в том числе помогать тем политикам, которые способствуют расцвету страны. Я думаю, что они начинают это понимать. Если я буду смотреть только на несколько лет вперед, способствуя принятию каких-то политических решений, которые позволят мне по-быстрому заработать денег, я работаю в короткую. Но если я поддерживаю политиков, которые создают благоприятный предпринимательский климат, то я работаю на долгую перспективу, Она определит развитие, в том числе и моего бизнеса.
Эксперт , 15.06.1998

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru