Rambler's Top100
Лениградская Правда
23 AUGUST 2019, FRIDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Никаких розовых очков
4.02.2002 00:01
Спикер петербургского ЗакСа Сергей Тарасов - человек яркий и противоречивый. По-человечески Тарасов обаятелен и экстравагантен (может быть, даже слишком для второго высшего должностного лица города), он раздражается, когда в нем видят баловня судьбы, обязанного успешной политической карьере родственным связям с актрисой Алисой Фрейндлих. Тарасов самокритичен и не стесняется выглядеть человеком, готовым "учиться, учиться и учиться".

Однако, как и многие другие представители петербургской политической культуры "переходного периода", Сергей Тарасов остается фигурой весьма неоднозначной. Исторически он прочно ассоциируется с нынешним губернатором Петербурга и его окружением - не секрет, что именно благодаря мощнейшей поддержке Смольного и лично Владимира Яковлева после продолжительной и ожесточенной политической борьбы Тарасов занял кресло спикера. Поэтому попытки Тарасова подчеркнуть собственную политическую самостоятельность (особенно по отношению к Смольному) выглядят несколько наигранными. Виной ли тому просто политическая риторика и стремление к самоутверждению или здесь кроются более серьезные намерения Тарасова, его претензии на "свою игру", - говорить пока преждевременно. Наивно ожидать от самого Тарасова откровенных ответов по этому поводу - как опытный профессиональный политик он хорошо усвоил, что любая откровенность должна ждать своего часа.

- Недавно, оценивая петербургский парламент как "самый лучший в России", вы назвали его кузницей кадров для федеральных структур - но как-то с сарказмом. Говорят, вы болезненно реагировали на стремительную карьеру своего бывшего заместителя - Сергея Миронова?

- Да, тенденция к уходу коллег из Законодательного собрания в Москву есть, и у меня к ней двойственное отношение. Признаюсь, я умышленно тормозил уход Миронова в Москву. Я искренне желал, чтобы он оставался работать в парламенте и далее был петербургским политиком. В ЗакСе я постоянно убеждался, что Миронов - человек талантливый, он действительно представитель нового поколения политиков. Тем более приятным сюрпризом стало избрание Миронова спикером Совета Федерации. Ведь за последние годы мы привыкли, что председатель Совета Федерации - почти пенсионная должность, занимаемая политиком-"тяжеловесом", который не претендует ни на что новое. Для такого поста 47 лет - молодежный возраст, к тому же Миронов этим назначением себя отнюдь не исчерпал. За Миронова, конечно, я рад, но меня как профессионального политика столь внезапные зигзаги тревожат. За два дня до появления первых слухов о назначении Миронова мы с ним встречались, у нас был достаточно откровенный разговор, но он и словом не обмолвился о возможности избрания спикером. Уверен, тогда он сам не знал об этом, все решилось буквально за считанные часы. Меня настораживает непредсказуемость решений, принимаемых на самом высоком уровне...

- Почему непредсказуемость? Напротив, все более очевидна тенденция, когда многие кадровые решения объясняются принадлежностью к некой команде, близким знакомством с "первым лицом". Кстати, в свое время и вы принадлежали к команде Собчака, что сыграло роль и в вашем избрании в ЗакС в 1994 году. А теперь многие из нее оказываются "людьми Путина".

- Я не отношусь к друзьям Путина. Конечно, он видел меня, когда я был депутатом ЗакСа, а он - заместителем Собчака. Но с Путиным у меня не было никаких отношений - ни товарищеских, ни каких-то других...

Меня беспокоит, что при выборах сенаторами председателя Совета Федерации решающую роль сыграл исключительно президент Путин. Я считаю, что страна сильна только тогда, когда у нее есть сильный парламент, и мне не нравится явное желание власти загнать парламентаризм куда-то в тартарары! При всем хорошем отношении к Миронову, в его назначении по указке президента я не могу не видеть желания сделать Совет Федерации достаточно управляемым органом. Вертикаль власти все более напоминает пирамиду, которая собирается сверху донизу.

- Но когда вы представляли питерский ЗакС в Совете Федерации, то складывалось впечатление, что вы так увлеклись вопросами федеральной политики, что при удобном случае с радостью примете предложение работать в Москве...

- Предложения я получал, хотя и не на столь высокие посты, как Миронов, однако относился к ним с неизменным скепсисом. Лично для меня нет смысла перебираться в Москву - несмотря на то, что вырос на Чукотке, я четверть века прожил в Петербурге, который стал моим родным городом, и я не хочу никуда отсюда уезжать. Тем более мне кажется, сегодня как парламентарий, как руководитель представительной ветви власти субъекта Федерации, именно здесь я смогу использовать свои возможности с большим эффектом...

- Что вы имеете в виду?

- К сожалению, сейчас исполнительная власть демонстрирует курс на уничижение представительной власти - как на федеральном уровне, так и в регионах. Во многом этому способствует то, что в Конституции пока не прописаны многие вещи, которые на самом деле подразумеваются представителями власти. Например, почему бы прямо не сказать, что всеми кадровыми вопросами в стране занимается администрация президента? Или что Госсовет созывается только для встречи губернаторов с президентом и он ни на что не влияет. Нужно внятно обозначить, что реально входит в компетенцию органов власти субъектов Федерации - иначе вслед за центром региональные руководители будут позволять себе еще более вольное обращение с институтами представительной власти. То, что ситуацию можно довести до абсурда, видно на примере выборов в московскую городскую думу: из 35 депутатов 33 избраны фактически по списку Лужкова, административный ресурс был задействован в таких масштабах, что все остальные кандидаты просто не имели шансов на победу. Некоторые эксперты считают это отрадным фактом - мол, московскую думу и так не было видно, а теперь она будет заметна еще меньше! А я, напротив, считаю: если мы не хотим возвращения в прошлое, то и на региональном уровне у администраций должен быть парламентский противовес...

- Питерский ЗакС может рассматриваться подобным противовесом?

- Вполне. Я политик не федерального, а городского масштаба, и мне небезразлично, что происходит в городе, где я живу, - иначе я уже давно уехал бы отсюда! Нашим парламентом я горжусь не только как спикер, но и как горожанин. Конечно, у нас бывают проблемы и внутри ЗакСа, и в отношениях с губернатором, хотя в целом они носят уважительный характер. Да, депутатов часто упрекают за субъективизм, популизм и т. п., но разве исполнительная власть перед выборами губернатора не начинает увеличивать зарплаты, пенсии, ремонтировать улицы?! Конечно, у нас есть фракции, контролируемые Яковлевым, но это тоже нормально: всегда должны быть депутаты, открыто выступающие в качестве проводников мыслей и действий губернатора. В то же время нельзя представить, что в Петербурге будет карманный ЗакС, а депутатов будет назначать губернатор, как в Москве, где парламент превратился, по сути, в подразделение мэрии!

- Почему же при столь благополучных отношениях в Петербурге между ЗакСом и администрацией губернатор отклоняет почти все ключевые законы, предлагаемые депутатами? Не свидетельствует ли это о слишком слабом влиянии ЗакСа на принимаемые в городе решения?

- Я не согласен с такой оценкой. Зачастую даже если разработанный в ЗакСе закон "ветуется" губернатором, он все равно получает продолжение - порой на его основе появляются новые законы, с другими названием. Порой законы, подготовленные в администрации, депутаты изменяют до неузнаваемости своими поправками. Бывает, что губернатор под влиянием аргументов административно-правового комитета отклоняет законы, разработанные в комитетах городской администрации. Конечно, мы могли бы работать более согласованно, но этому мешает зачастую отсутствие должного взаимодействия между комитетами администрации и депутатскими комиссиями. Возникали сбои и из-за прихода новых вице-губернаторов (например, Кагана, Шитарева, Ветлугина). Не будем забывать, что и в ЗакСе, и в правительстве работают люди, а не машины и у них случаются свои творческие спады и подъемы - в общем, все как в театре...

- Распространено мнение: чтобы переизбраться на третий срок, Яковлеву нужно изменить Устав города, а для этого придется добиваться формирования абсолютно послушного, подконтрольного ЗакСа...

- Я очень уважительно отношусь к Яковлеву, он много сделал для города. Но я за то, чтобы до конца соблюдать правила, по которым изначально начинали действовать. Это касается всех, в том числе и президента, и губернатора. Да, срок президентских полномочий можно увеличить, но лишь для последующих глав государства. И, конечно, не стоит терять политиков с таким опытом, как у Яковлева. Но кто мешает ему заниматься чем-то другим - объединением города и области, союзом с Белоруссией. Наконец, он может получить какой-нибудь высший пост в государстве, в том числе премьерский. Можно сказать, я искренне сочувствую Яковлеву - ведь всегда трудно сидеть на одном месте более 8 лет, невольно угасает способность творчески подходить к своему делу. К тому же я достаточно хорошо знаю орган, в котором работаю, менталитет депутатов и пытался объяснить Владимиру Анатольевичу: даже самый лояльный состав ЗакСа никогда не изменит волнующую губернатора статью Устава.

- Но почему-то депутаты ЗакСа изменили Устав, сохранив полномочия для осужденного коллеги.

- Говорить о том, что депутатской корпоративности нет, - нельзя, она есть во всех парламентах. Если федеральный закон нас не обязывает лишать депутатских полномочий, то почему мы это должны делать? Здесь нужно рассмотреть еще и чисто технический вопрос. Если я объявляю, что Шевченко лишен депутатских полномочий, и, допустим, в этот же день мы объявляем новую дату выборов по этому округу (правда, этого не произойдет, поскольку до выборов осталось немного времени), тот же самый депутат, которого мы лишили депутатских полномочий, имеет право избираться и, вполне возможно, будет избран. Это закон тоже не запрещает. Получилась коллизия: мы должны Шевченко лишить полномочий, а с другой стороны, он имеет право избираться и быть избранным... Депутаты исходили именно из того, что законы нужно приводить в соответствие.

- Есть ли сейчас преемник у губернатора Яковлева? В свое время в таком качестве упоминались Антонов, Малышев...

- Вы намекаете на то, что тот, кого воспринимают как преемника, сразу подпадает под следственные действия прокуратуры? Насколько мне известно, реального преемника у Яковлева нет. Между тем Яковлев способен серьезно повлиять на исход выборов. Назвав имя преемника, он может передать ему по крайней мере 15% голосов из своих 60%. Это очень много! Подобный шаг для политика Яковлева был бы естествен. Но мне бы не хотелось, чтобы петербуржцы оказались в такой ситуации, когда Москва укажет правильного кандидата, а мы все, как бараны, пойдем и выберем его! Может, я слишком много внимания уделяю своей петербургской гордости, но мне кажется, что в таком случае Петербург много потеряет в глазах страны.

- Порой высказываются предположения, что Миронов уже начал де-факто губернаторскую избирательную кампанию...

- Де-юре я этого не почувствовал.

- Раз уж мы пошли по верхам, как вам видится роль структуры полномочного представителя президента в системе властных отношений в Петербурге?

- Мне кажется, что никакого влияния у них нет. Может быть, в других регионах иная ситуация, но у нас полпредству, в принципе, и заниматься нечем. К примеру, Казанцев все время с Чечней разбирается, и это, похоже, его основная задача, Пуликовский наводит порядок в Приморье. А в Петербурге, слава Богу, ничего подобного нет, даже с ЗакСом разбираться не надо - мы всегда действуем согласно Конституции. Говорят, я не воспринимаю институт полпредства, потому что не люблю Черкесова. Я его очень уважаю, но его личность здесь ни при чем - по идее, человек с подобным опытом работы многое способен сделать. Просто я не понимаю, зачем нужны полпредства, почему на уровне округов создается множество чиновничьих ответвлений - Прокуратуры, Минюста и т. д. Кстати, почти за два года Черкесов так ни разу и не посетил ЗакС, хотя мы его приглашали! Если власть считает, что без полпредств нам не обойтись, то нужно четко прописать в Конституции, какими полномочиями и обязанностями они наделяются.

- Вы пошли учиться на факультет международных отношений, а не на юрфак Университета или в Академию госслужбы, как многие ваши коллеги, в том числе Миронов? Это связано с какими-то карьерными планами?

- Стать карьерным дипломатом в сорок с лишним лет сложно, хотя, наверное, возможно. Мне интересна международная политика, и, откровенно говоря, в юности я мечтал поступить в МГИМО - да и сегодня не отказался бы от дипломатической карьеры! Неожиданно я обнаружил, что мне нравится учиться. Например, я настойчиво занимаюсь английским - пусть это мучительно тяжело, но ведь сейчас стыдно быть культурным человеком и не знать хотя бы одного иностранного языка. Несмотря на индивидуальный график и то, что я посещаю занятия лишь 2-3 раза в неделю, с трудом выкраиваю на учебу еженедельно по 8-10 часов. Занятно, один из моих профессоров - депутат ЗакСа Ватаняр Ягья.

- Кстати, а бизнесу в свое время вы учились?

- Некому было учить, да и некогда. В конце 80-х мы начинали бизнес с торговли компьютерами - наша фирма поставляла технику в институты Академии наук, в ЦК КПСС, Совет Министров СССР и т. д. В тот переходный период меня даже вызывали на ковер, ругали. Но тогда я уже вышел из партии. Работа в частных предприятиях не поощрялась. Но партийный билет храню вместе с другими семейными реликвиями... Кстати, я очень надеюсь, что через какое-то время у нас вырастет новое поколение профессиональных политиков. Пройдет лет 10, и нынешние 25-летние люди, поработав адвокатами, менеджерами, экономистами и т. п., наделенные опытом и здравым мышлением, превратятся в настоящую политическую элиту. Они будут заметно отличаться от нас, действующих депутатов ЗакСа, формировавшихся еще при советской власти, хотя и прошедших за 10 лет неплохую школу.

- После разговора с вами складывается впечатление, что человек вы очень осторожный, пытаетесь остаться "над схваткой": в интригах не участвуете, в партийных списках не состоите, не деретесь, не ругаетесь, на происходящее смотрите сквозь розовые очки.

- Политик должен быть осторожным, тем более политик, находящийся в моем положении, то есть возглавляющий коллегиальный орган власти. Зачастую я даже специально оговариваюсь, что "это мое личное мнение как депутата", а здесь "мое мнение как председателя". А что касается моей излишней осторожности, да, здесь есть зерна правды. Не нужно возвращаться к ситуации недавнего прошлого, когда город разрывали политические страсти с налетом парламентаризма, от этого страдал и престиж города, и авторитет власти, и инвестиционный климат. Поэтому, как бы это вам ни казалось романтично, но я не могу позволить парламенту опять быть ввергнутым в политические дрязги. Вот! И никаких розовых очков... А что касается того, ругаюсь или нет, то скажу честно: и ругаюсь, и ору очень часто, а когда приличный словарный запас заканчивается, могу и... очень сильно наорать.
Эксперт-СПб , 4.02.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru