Rambler's Top100
Лениградская Правда
7 APRIL 2020, TUESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Золото Запесоцкого
16.11.2001 00:01
О его несметных богатствах ходят легенды. Его упрекают в роскоши и постоянно проверяют различные комиссии. Сам Запесоцкий утверждает, что заработать деньги легко и к деньгам он равнодушен. И даже готов поделиться секретом, как разбогатеть.

- Александр Сергеевич, поделитесь, как можно быстро, с нуля неслыханно разбогатеть? Причем честным способом и чистыми руками?

- По легенде, у меня были "три источника, три составные части капитала": золото партии, деньги ЦРУ и финансирование от Собчака. Анатолий Александрович поначалу прохладно относился и ко мне, и к нашим начинаниям. Но потом он нам действительно очень помогал. Как? Хорошо говорил о наших идеях, инициативах. Причем говорил публично.

- С чего это вдруг? Может, как раз вы ему давали деньги?

- Просто он оценил, что мы не просили, как другие вузы, средства из казны. Я бы мог, как большинство других ректоров, до сих пор кататься на "Стреле" в Москву, чтобы выбивать бюджет. Надо сказать, что финансирование вузам, в общем-то, положено. Но государство просто так ничего не дает. Ректоры вынуждены обивать пороги министерств, отслеживать по цепочке прохождение денег... Трата времени ужасная. Собчак нам денег не давал никогда.

- Так значит, ЦРУ?

- Да, "западный след" имеется, правда, не американский. Меня очень раззадорила Галина Вишневская, в то время "человек с Запада". Тогда я не был с ней знаком лично и, как человек, воспитанный комсомолом, не испытывал симпатии к людям, которые уехали из страны. Да еще и с антисоветскими взглядами. Если помните, Борис Николаевич Ельцин в ту пору любил залезать на броневик и делать экстравагантные заявления. Борясь с Горбачевым, он, как Президент России, впервые обратился к Западу за гуманитарной помощью. Это для всех нас было шоком и жутким унижением. И тут по телевидению выступила Вишневская и очень резко заявила прямо из Парижа: "Вы что, мужики в России, совсем обалдели? Неужели не можете прокормить себя и свои семьи? Неужто не совестно?" Меня это страшно задело. Вот я - образованный человек, ученый, неужели я своим трудом не смогу прокормить себя и своего ребенка? Почему я должен у кого-то просить подаяние? Слова Вишневской подтолкнули меня к действию. И теперь могу сказать, что я - тот мужик, который умеет себя прокормить.

- А где "золото партии"?

- Скорее, у нас нужно искать следы золота профсоюзов. Что многие до сих пор и делают. "Золото" было - недостроенный корпус университета. Кстати, многие петербургские вузы в то же самое время обладали богатством, несопоставимым с нашим...

- И как вы заработали первоначальный капитал?

- Мы не стали сдавать в аренду сомнительным людям и структурам помещения вуза, как это делали и делают многие. В самом начале я выступил с идеей, тогда, казалось, совершенно безумной, - перевода вуза на самоокупаемость. Самое смешное, что на момент, когда началась вся эта история, я лично был противником платного образования. Как и многие сегодня, я был убежден, что студенты должны учиться бесплатно. Категорически. Мне не хотелось жить при капитализме. Но уж если страна проголосовала за то, чтобы жить при капитализме, а я не имею желания уезжать, то буду жить по правилам и законам, которые здесь есть. Внимательно изучив действующее на тот момент законодательство, я увидел, что никаких препятствий платному образованию не существует. В рамках закона можно действовать. И мы первыми решили брать деньги открыто, напрямую заключая договоры со студентами и с фирмами, готовыми оплатить учебу для частных лиц. Так и заработали свой первый капитал.

- И где же вы нашли, извините, таких дураков, которые платят за то, что вчера было бесплатно?

- Вряд ли можно назвать этих людей дураками. И сегодня понятно почему. Решиться взять деньги за учебу (а брали мы по тем временам серьезные деньги - 70 долларов в год!) заставили крайние обстоятельства. Вуз, студенты и преподаватели к этому моменту оказались никому не нужными. Профсоюзы мне заявили, что бюджета не будет. Значит, денег на учебу студентов, зарплату преподавателям и содержание вуза нет. И тогда... я отчислил всех студентов и уволил всех преподавателей. Практически ликвидировал вуз. Преподавателям объявил, что принимаю их в новый вуз, но только на контрактной основе. Студентам сказал, что мне не на что их учить. Профсоюзные организации, которые их направили на учебу, перестали платить членские взносы нашему учредителю. Выход был такой: студенту нужно убедить какую-либо фирму заплатить за его учебу, заинтересовав собой. Или платить собственные деньги за обучение. Одновременно с этим создавались учебные программы по таким специальностям, с которыми можно выйти на рынок и которым люди захотят учиться за деньги. Условия первого контракта с преподавателями: не сумеете набрать студентов, контракт не продлевается. Если наберете, мы с вами работаем дальше.

- Но то, что вы затеяли, похоже на безумную авантюру...

- Меня и называли сумасшедшим. Но другого выхода просто не было. И эта моя позиция определяет успехи университета до сих пор. Делать то, что востребовано на образовательном рынке. Я сразу же взял всю ответственность за финансирование вуза и за его политику на себя. Педагоги разработали за несколько месяцев 150 новых учебных программ. Если в 1991 году в вузе было всего две специальности, то к лету 1992-го - уже одиннадцать. По сути дела, это было ударное, в короткие сроки открытие нового вуза, в котором специальностей стало в 5 раз больше, чем в прежнем. Произошел коренной пересмотр работы. И вот первая награда: на договорной, платной основе было набрано 670 студентов! А ведь за год до этого мы едва набрали 107 студентов бесплатно! Так что люди платили совсем не за то, что раньше было бесплатно. Они получали уже другое образование по содержанию и по качеству.

- И как же вы потратили эти деньги?

- Это самый любимый вопрос, который всех интересует. Мы оказались первыми, кто всерьез вышел на рынок и сделал студента своим партнером. И получили в свое распоряжение чужие деньги.Встал вопрос: что с ними делать? Мне страшно не хотелось держать деньги на руках. С этого момента началась разработка необычной модели самофинансирования образовательного процесса. Ведь получить деньги - это еще не все, надо правильно ими распорядиться. Многие вузы не сумели распорядиться деньгами и откладывали их на депозит. Считалось, что тратить нужно равномерно в течение года. Но когда банки лопались, эти деньги пропадали. Отчасти поэтому некоторые вузы Петербурга сейчас имеют огромные долги. Мы стали тратить сразу все, что получено. Рассчитались с долгами, выплатили зарплату и даже кое-что купили для студентов.

- Что ж тут хорошего - все потратили, а жить на что?

- У нас остался двухмесячный запас на зарплату. Все остальное - инвестировали в материальную базу учебного процесса. При этом в течение года продолжали поступать деньги от заочников, за получение второго высшего образования и за другие дополнительные образовательные услуги. Основные деньги, конечно, были от дневного обучения. Но и оплата прочих услуг нам здорово помогала. Главный маркетинговый ход был сделан так. Я объявил: "Уважаемые господа студенты, я заключаю с вами договор, по которому вы имеете право заплатить за пять лет вперед. И больше я с вас не возьму ни копейки. То есть выплаченная сумма не подлежит индексации". В обстановке инфляции это было весьма любопытным предложением...

- Но уж больно смахивает на пирамиду...

- Действительно, это вызвало новую волну ужасных слухов и публикаций обо мне. Меня стали называть жуликом, сравнивали с Мавроди, таскали по судам. Говорилось, что Запесоцкий сейчас соберет деньги и убежит за границу. Разве можно взять деньги за пять лет вперед и потом их не индексировать? В условиях безумной инфляции, когда все и в рублях, и в долларах стремительно дорожает?! Но мы строили не пирамиду, а, скорее, колонну.

- Вы на что надеялись?

- На себя. И говорил простую вещь: надо взять деньги, вложить их в вуз, сделать его привлекательней, и тогда придет следующая волна кредита доверия. Но она придет уже в изменившийся вуз, который будет стоить дороже. И мы возьмем с новых студентов уже другие деньги. Компьютеры, библиотека, система безопасности, лучшие специалисты, профессора... То есть на рынке появляется новый продукт, более привлекательный. А через год люди придут, увидят это и скажут, что Запесоцкий держит слово. Что наш университет не туфта, что каждый год он становится все лучше: здесь - отремонтировано, там - новое оборудование.
Треть студентов на протяжении нескольких лет платили за все свое пятилетнее образование вперед. В конечном счете к 1997 - 1998 году Запесоцкому и всему коллективу студенты доверили кредит в 10 млн. долларов. А университет стал настолько привлекательным, что на юрфаке к 1998 году обучение стоило уже 2700 долларов в год. Но те, кто раньше оплатил обучение вперед, потратили за пять лет лишь 350 долларов! Вот такую модель самофинансирования нам удалось выстроить. И оказалось, что она прекрасно работает.

- И все довольны?

- Не все. Мы ведь в отличие от других вузов берем не каждого, кто деньги заплатит. Мы единственный вуз в Петербурге, который на вступительных экзаменах в университет на платной основе ставит двойки, отчисляет "платников" за неуспеваемость и нарушения. Мы требуем от студента выполнения условий договора. Ведь мы - партнеры. Если студент недоволен, он имеет право найти другой вуз. При этом по договору мы вернем ему деньги.

- Но говорят, что вы возвращаете не все деньги...

- Абсолютная правда. Деньги возвращаем за вычетом причиненного ущерба. Так и в договорах записано. Студент четко знает, за что его, например, могут отчислить. И правила едины для всех. Никаких поблажек и исключений.

- Вы все время упоминаете слово "рынок", но тут же говорите, что не ради денег учите. А ради чего?

- Я убежден, что деньги могут иметь воспитательное значение. Экономический механизм оказывает большое воздействие на формирование специалиста. Если развита теневая экономика, если учеба идет за взятки, то этот вуз фактически воспроизводит воровское государство. И его студенты, окончив учиться, будут готовы брать взятки сами. Логика такая: раз я за взятки получил высшее образование, то теперь я эти деньги себе верну так же. Представьте себе юрфак знаменитого вуза, который выстраивает свою работу вот таким образом. Кого он готовит? Человек платит при поступлении, кладет деньги в зачетку при сдаче экзаменов. Он очень хорошо помнит, сколько он таким образом потратил. И что начинает делать такой юрист, выходя в жизнь? Как он использует закон, который должен защищать? Он - уже готовый вор и взяточник, которому нужно "отбить" свои затраты. И возьмите другого человека, который воспитан совершенно в иной ситуации, где работает, например, правило "договор должен выполняться". С ним заключили договор на обучение за 70 долларов в год и пять лет его выполняли. И он также договор выполнял. Такой механизм готовит студента, который сумеет работать честно и будет полезным стране.

- И вот они, такие правильные, чистенькие, выходят в жизнь. А там... их поджидает свирепая стая сверстников: будущих воров, жуликов, взяточников...

- Наши выпускники оказываются сильнее любой дряни. Я стараюсь, чтоб студенты были такими, как я. Чтобы они были успешными. Еще Ушинский говорил, что личность педагога - самое сильное средство воспитания. Это и сейчас актуально. В России появляется, растет новое поколение, многие представители которого не хотят воровать. Представляете? Хотят профессионально работать и получать за свою работу хорошие деньги. Я думаю, что эти люди появляются вопреки отечественной системе высшего образования. Но система нашего вуза ориентирована как раз на воспитание именно таких людей. Очень высокий процент трудоустройства - это результат и ответ на многие вопросы. Забавно: ни один вуз России не заинтересовался нашей экономической моделью, а она, я считаю, сегодня самая лучшая в стране. Наш бюджет и денежные траты просвечены рентгеном. Это знают все. Но никому не пришло в голову последовать нашему примеру. В том числе и верхушке Совета ректоров Петербурга. Им ничто новое не интересно, они предпочитают брать деньги у государства. Сегодня все элитные вузы Петербурга берут деньги и с частных лиц. Но долги многих вузов превышают их собственную стоимость. В последние годы, конечно, в среде ректоров появились очень успешные, дельные, талантливые люди, как Владимир Литвиненко в Горном институте или Николай Беляков в Медицинской академии. Да и кое-кто из ректоров старой формации начал успешно заниматься вузовской экономикой. Беда в том, что каждый решает свои проблемы в одиночку.

- Действительно, не все ректоры одинаковы. А вот вы постоянно задираетесь, скандалите...

- У меня есть свои недостатки. Человек я очень несдержанный. Недипломатичный. Если мне что-то не нравится, то я не буду это скрывать. Я презираю педагогические коллективы, в которых берут взятки. На мой взгляд, это - педагоги-неумехи, которые не могут заработать деньги честно. Ведь они могли бы сделать свои вузы лучше, пропустив деньги через кассу, а они их разворовывают. Поэтому у них паршивая экономическая модель и плохие показатели. Это очень серьезная почва для антагонизма. Я считаю, что они плохие профессионалы. А они считают, что я выскочка. Да, меня не назначали на теплое место по блату. Я "выскочил" из докторского отпуска в трудное для своего вуза время и помог ему решить многие проблемы. Чем и горжусь. А завистники пусть меньше болтают и попробуют нас догнать по качеству учебы. Если у них получится...
Комсомольская правда-СПб , 16.11.2001

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
03
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
01 02 03
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru