Rambler's Top100
Лениградская Правда
24 AUGUST 2019, SATURDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Борис БЕРЕЗОВСКИЙ: Между Путиным и мной – идет война не на жизнь, а на смерть
23.02.2002 00:01
"Le Figaro": По мнению российской прокуратуры, которая послала запрос на расследование спецслужбам, Вы финансировали и создавали незаконные вооруженные формирования в Чечне?

Борис Березовский. - Я не очень-то слежу за генеральной прокуратурой: каждую неделю она говорит что-то новенькое. Все что я могу Вам сказать - в начале февраля мой адвокат прибыл на место и потребовал встречи с представителем обвинения. Ему ответили, что они еще не назначены. Все это - шантаж, угрозы… Никто не имеет права пугать меня. К счастью, я не такой впечатлительный.

- Вы сами готовите другое обвинение: Вы объявили, что собираетесь опубликовать доказательства причастности спецслужб к терактам 1999 года. Это правда?

- Да, но я не устраиваю шантажа. В ноябре 2001 года я заявил, что располагаю доказательствами того, что спецслужбы организовали теракты в сентябре 1999 года. Чтобы меня не обвинили в шантаже, я сказал, что готов отвечать за свои слова перед судом. Ответ ФСБ: Березовский сошел с ума. Но я думаю, что им известно, что в моем распоряжении есть документы. Я вижу это по тому давлению, которое оказывается на моих людей в Москве. Я даже боюсь, что у мне не успеть все рассказать. Вы знаете, что российская политика и русская рулетка - одно и то же…

- Вы опасаетесь за Вашу жизнь?

- Это факт, что высшее руководство ФСБ дало приказ убить меня в 1997 году. Было возбуждено уголовное дело. Военная прокуратура затем закрыла дело, заявив, что представитель ФСБ намеревался меня убить, но речь шла о шутке. Сегодня, сказав, что обладаю доказательствами по делу о терактах 1999 года, я принял меры предосторожности, чтобы сохранить информацию, которую я хочу придать огласке. Я надежно защищаю информацию, это - также и средство самозащиты.

- Если у Вас есть доказательства, почему Вы так поздно заговорили о них? Когда произошли теракты, Вы были у власти?

- Я не мог даже представить себе, что за этими терактами стоит власть, я расценивал действия Путина положительно. Я заинтересовался этим вопросом, только когда Путин нарушил все обещания. Я вспомнил об одном эпизоде предвыборной кампании 1996 года. В тот день Ельцин подписал три указа. Один касался переноса выборов, второй - роспуска парламента, а третий - запрета Компартии. Кто подтолкнул Ельцина на это? В то время руководство спецслужб и военно-промышленного комплекса во главе с Александром Коржаковым не верили, что Ельцин может победить на выборах демократическим способом. Мы, олигархи, считали, что это возможно. Нужно было использовать средства пропаганды и СМИ, но никак не уличные бои и разгон Парламента. Тогда, наша точка зрения взяла верх, и мы выиграли выборы. Думается, похожий сценарий был и в президентской кампании 1999 года. Вновь, лагерь "гэбистов" не верил, что можно выиграть нормальным образом. И они приняли решение организовать теракты. Чтобы сыграть на эмоциях, чтобы повернуть общественное мнение против чеченцев и развязать войну. Почерк был один и тот же. Параллель очевидна.

- Вы обвиняете Путина?

- У меня нет доказательств того, что Путин замешан в организации терактов. Но я задаюсь вопросом: чтобы организовать теракты в жилых домах, чтобы отдавать такие приказы, нужна воля. Если ФСБ организовала взрывы, кто из руководства мог принять решение? Действующий глава ФСБ, Патрушев? Смешно! Министр МВД того времени, Рушайло? Еще смешнее! Ельцин? Он никогда не делал ничего подобного!

В то время, я знал их в совершенстве, и я не видел никого, кто мог бы принять такое решение. Но оглядываясь назад, после недавнего закрытия канала ТВ-6, я изменил свое мнение. Чтобы закрыть ТВ-6 нужна была большая смелость, нужно было пройти по миллионам телезрителей. И Путин сделал это, закрыв канал. У нашего президента сильная воля…

- Другие подозреваемые?

- Нет.

- Опубликуете ли Вы доказательства, если генеральная прокуратура не будет преследовать Вас?

- Моя позиция не может быть предметом сделки. Даже если британская полиция меня арестует, все доказательства и материалы, и, в особенности, документальный фильм, снятый нами, находятся в надежном месте, и будут переданы огласке в конце февраля. У меня есть одна-единственная цель: начать объективное расследование. Это ужасный удар по России, но сражаюсь именно за нее, а не против. И я опубликую материалы и заставлю Россию покаяться. Нужно навсегда разрушить организацию, называемую КГБ, уничтожить эту бандитскую организацию, которая безнаказанно убивает под прикрытием государства.

- Разрушить КГБ значит низвергнуть Путина, не так ли?

- Да. Или он, или я.

- Бой не на жизнь а на смерть?

- Да, к сожалению.

- Но у Путина - все козыри…

- Я верю в себя. Я могу аргументировано защищать свою позицию. Путин защищает свою позицию с помощью дубинки.

- Его поддерживает 75% населения…

- Опросы в России ничего не значат. У Ельцина было 2% в 1996, и он победил на выборах…

- Но никто не пойдет против него…

- У большинства в России - ментальность рабов. Они согласны, чтобы кто-то командовал ими. Но, по моему мнению, региональная элита выжидает время для удара. То же самое касается и крупного капитала. Деловые круги обеспокоены. Дело ТВ-6, последнего независимого национального канала, показало полную подчиненность Кремлю системы правосудия.

- Ее сделал зависимой не Путин…

- При Ельцине оставалось пространство для маневра. Многие частные предприятия выигрывали процессы.

- Судьи были подкуплены не властью, но бизнесом!

- Частично Вы правы, но что Вы предпочитаете: несколько каналов, подчиняющихся олигархам, или все - под контролем государства? Прежде судебная система подвергалась подкупу со стороны олигархов, это очень плохо, но сегодня она куплена одним лицом - государством. Меня незаконно лишили собственности, отобрали ТВ-6! Все чувствуют себя в опасности. Поверьте мне: была бы воля, и посадят всех, кто сладко спал на печи последние десять лет…

- Вы привели Путина к власти, а сегодня называете его заклятым врагом. Как Вы могли допустить такую ошибку?

- Я сразу же понимаю, умен человек или глуп. Но добрый он или злой, я понять не могу… Я верил в Путина, но он изменился. Я должен был быть осторожнее: когда он возглавлял КГБ, я часто наведывался к нему, и видел на его столе бюст Дзержинского (основатель политической полиции большевиков, ответственный за смерть миллионов людей после революции, прим. ред.). Я сказал себе - это наследство его предшественника. Но позже, когда Путин стал премьер-министром, я увидел бюст на его новом письменном столе!
Le Figaro , Франция , 23.02.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru