Rambler's Top100
Лениградская Правда
16 OCTOBER 2019, WEDNESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Карт-бланш для технократа
26.02.2002 00:01
В прошлый понедельник президент России Владимир Путин своим указом освободил от должности вице-премьера Илью Клебанова, сохранив за ним пост министра промышленности, науки и технологий. Пресс-секретарь Путина Алексей Громов особо отметил, что сделано это по представлению премьер-министра Михаила Касьянова.

Заместитель руководителя аппарата правительства Алексей Волин, которому было поручено сообщить прессе о кадровых перестановках в правительстве, на комментарии был скуп. По его словам, отставка Клебанова с вице-премьерского поста вызвана "необходимостью концентрации усилий на разработке программ реформирования базовых отраслей промышленности". Г-н Волин заявил, что Илья Клебанов по-прежнему будет курировать оборонно-промышленный комплекс (ОПК) и тесно сотрудничать с Министерством обороны в области выполнения гособоронзаказа, а МПС, Минатом и Минсвязи, ранее входившие в зону ответственности бывшего вице-премьера, теперь напрямую будут подчиняться Михаилу Касьянову.

По мнению наших источников в правительстве, отставка Клебанова связана прежде всего с рядом серьезных просчетов экс-вице-премьера в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС), а также с тем, что он вступил в жесткую конфронтацию с Касьяновым. Председатель правительства, в свою очередь, просто удачно воспользовался моментом и решил сразу две проблемы: в соответствии с рекомендацией президента сократил количество своих заместителей и резко ослабил позиции одного из своих самых влиятельных и неудобных оппонентов.

Реформатор ОПК

В мае 1999 года при формировании правительства Сергея Степашина Клебанов был назначен вице-премьером, ответственным за оборонный комплекс. Избрание президентом Владимира Путина только укрепило позиции Ильи Иосифовича: они хорошо знали друг друга еще по работе в санкт-петербургской мэрии. Клебанов стал куратором не только ОПК, но и всей промышленности вообще. Но основное внимание он уделял именно оборонке - Минатом, МПС и Минсвязи хотя формально и входили в зону ответственности вице-премьера, на деле все же контролировались непосредственно премьером.

В ОПК Клебанов выстроил подконтрольную лично ему систему управления. Предприятия ОПК, большая часть которых находится в госсобственности, поделены между пятью оборонными агентствами, которые подчинялись вице-премьеру напрямую. Эти агентства, согласно указу Путина, самостоятельно назначают исполнителей экспортных контрактов, которые "Рособоронэкспорт" заключает с иностранными государствами. Сам Илья Клебанов возглавлял сразу две межгосударственные комиссии по ВТС - с Индией и Китаем, крупнейшими покупателями нашего оружия. Таким образом, Клебанов стал самым влиятельным членом правительства после Михаила Касьянова. В отличие от четырех других вице-премьеров он единолично управлял многомиллиардными финансовыми потоками. Достаточно сказать, что только экспорт нашей военной техники приносит России более 4 млрд долларов в год. Все это в корне не устраивало Касьянова, который при распределении обязанностей между членами правительства хоть и оставил курирование экспорта оружия за собой, но фактически этим не занимался.

Летом 2000 года Михаил Касьянов сделал первую попытку ослабить позиции вице-премьера, назначив министром промышленности, науки и технологий Александра Дондукова. Но желаемой цели премьер не достиг. Г-н Дондуков, перешедший на работу в правительство с поста гендиректора деградирующего ОКБ имени Яковлева, на министерском посту никак себя не проявил и в октябре 2001 года был уволен, а его пост достался Илье Клебанову. Наши источники в Белом доме утверждают, что Михаил Касьянов уже тогда хотел избавить Клебанова от вице-премьерского статуса, но потерпел фиаско. Затеянная Клебановым осенью прошлого года реформа ОПК, предусматривающая объединение оборонных предприятий в интегрированные концерны, требовала того, чтобы ее осуществлял чиновник в ранге не ниже вице-премьера. Программа реформирования оборонки получила полную поддержку президента, и Илье Клебанову был выдан карт-бланш на ее проведение. Именно тогда Илья Иосифович впервые публично выступил против инициатив Михаила Касьянова.

В конце октября прошлого года премьер после беседы с президентом рассказал, что Владимир Путин поручил ему "внимательно проанализировать" ситуацию, связанную с возможностью создания при президенте органа, регулирующего деятельность ОПК. Реакция Клебанова последовала незамедлительно. В интервью агентству "Прайм-ТАСС" он заявил буквально следующее: "Зачем создавать какой-то новый орган, который буду курировать все равно я". Не менее жестко Клебанов отозвался и о другой идее Касьянова: создать в правительстве новое министерство - оборонной промышленности. "Ничего дополнительно создавать не надо, это только дестабилизирует ситуацию в оборонке".

Торговец оружием

Впрочем, позиции Клебанова не были такими уж непоколебимыми. Первый крупный просчет вице-премьер совершил в феврале 2001 года во время визита Владимира Путина в Австрию. Лоббируя интересы корпорации "МиГ", Клебанов посоветовал президенту поднять на переговорах с канцлером Вольфгангом Шюсселем вопрос о закупке Австрией истребителей МиГ-29 в счет погашения долга России перед этой страной. В это время Австрийская Республика как раз объявила тендер на переоснащение своего парка военных самолетов. Ранее Клебанов практически договорился о продаже "МиГов" с руководителем победившей на выборах Партии свободы и премьером земли Каринтия Йоргом Хайдером. Ожидалось, что Хайдер станет новым канцлером Австрии, но этого не произошло. Тем не менее Илья Клебанов думал, что "МиГи" все-таки удастся продать, даже несмотря на то что министр обороны Австрии Херберт Шайбнер накануне визита Путина прямо заявил, что о приобретении "МиГов" не может быть и речи, поскольку они не удовлетворяют требованиям ВВС Австрии. В результате немало удивленный предложением Путина г-н Шюссель не знал, что ответить российскому президенту.

Вторую ошибку Илья Клебанов совершил летом прошлого года, когда убедил Владимира Путина в необходимости интеграции всех разработчиков и производителей систем противовоздушной обороны дальнего радиуса действия, прежде всего комплексов С-300, - НПО "Алмаз", концерн "Антей" и компанию "Оборонительные системы" (ОС) - в Концерн ПВО. Получив от президента распоряжение подготовить соответствующий указ, вице-премьер начал действовать, но наткнулся на яростное сопротивление руководителей "Алмаза" и "Антея". Генеральные конструкторы этих предприятий, создавшие практически все российские комплексы ПВО, - академики Борис Бункин и Вениамин Ефремов - обвинили Клебанова в неприкрытом и контрпродуктивном лоббировании интересов ОС. Г-н Ефремов заявил тогда, что включение ОС в Концерн ПВО обусловлено желанием Клебанова вывести управление финансовыми потоками предприятий из-под контроля государства и сосредоточить их в руках топ-менеджеров частной компании - ОС. При этом Бункин и Ефремов выразили готовность объединиться в Концерн ПВО, но без "Оборонительных систем", о чем и написали в письме Владимиру Путину. В результате президент принял сторону академиков и делегировал в советы директоров этих предприятий заместителя главы своей администрации генерала ФСБ Виктора Иванова. Концерн ПВО будет создан в ближайшее время, но без "Оборонительных систем", а возглавит его Виктор Иванов. Это стало однозначным проявлением недоверия президента к вице-премьеру.

Третью ошибку Клебанов совершил в январе этого года, когда неожиданно для всех объявил внутренний тендер на определение головного исполнителя по контракту, подписанному 3 января между "Рособоронэкспортом" и Народно-освободительной армией Китая (НОАК) на строительство двух эсминцев проекта 956 ЭМ (класс "Современный") общей стоимостью 1,4 млрд долларов. По его результатам победителем было признано петербургское ОАО "Балтийский завод", с которым "Рособоронэкспорт" должен заключить соответствующий договор. Решение комиссии у большинства наблюдателей вызвало шок. Вплоть до вскрытия конвертов с заявками почти никто не сомневался в победе другого участника конкурса - судостроительного завода "Северная верфь", который контролируется президентом компании НПК Борисом Кузыком. Участие этой компании в исполнении китайского контракта было делом решенным. Еще на этапе заключения предконтрактных соглашений в соответствии с указом президента N1953 от 1 декабря 2000 года "О военно-техническом сотрудничестве с иностранными государствами" 4 апреля 2001 года Российское агентство по судостроению приняло решение назначить исполнителем работ по будущему контракту именно "Северную верфь". Решение агентства было вполне логичным. Во-первых, потому, что это единственное в России предприятие, строящее эсминцы проекта 956, а во-вторых, оно уже имело успешный опыт работы с Китаем. Наконец, хорошо известно, что г-на Кузыка активно поддерживает Михаил Касьянов. Тем не менее Илья Клебанов все-таки решился пойти и против Кузыка, и против премьера. Основания для этого у него были. Во-первых, "Балтийский завод" запросил за свою работу на 80 млн долларов меньше, чем "Северная верфь". Соответственно, эти деньги пойдут в бюджет России. Во-вторых, "Балтийский завод" может выполнить всю работу по постройке эсминцев самостоятельно, тогда как "Северная верфь" вынуждена привлекать "Балтийский завод" в качестве субподрядчика (он монополист в России по ряду производств комплектующих для кораблей). Наконец, в-третьих, есть большие сомнения в чистоплотности руководителей "Северной верфи". 25 декабря прошлого года лидер фракции "Единство" в Государственной думе Владимир Пехтин направил министру обороны Сергею Иванову, гендиректору "Рособоронэкспорта" Андрею Бельянинову и председателю Счетной палаты Сергею Степашину депутатские запросы, в которых попросил разобраться, почему "Северная верфь" до сих пор не вернула госбюджету средства, израсходованные до 1997 года на строительство корпусов двух эсминцев, ранее проданных Китаю, и проценты за пользование этими средствами. "Учитывая, что общая сумма, за которую эсминцы были проданы в КНР, превысила 610 млн долларов, а их строительная готовность на момент передачи от Минобороны России на 'Северную верфь' составила у одного 70%, а у другого - 30%, можно предположить, что размер средств, причитающихся федеральному бюджету, составляет до 300 млн долларов", - написал в запросах депутат. Представители НПК тут же поспешили прояснить ситуацию. По словам пресс-секретаря этой компании Валерия Погребенкова, "Северная верфь" выплатит государству компенсацию в размере 182,6 млн рублей в конце первого квартала этого года, когда истечет срок гарантийной эксплуатации второго из переданных Китаю эсминцев. Именно такая сумма компенсации определена в 2000 году по соглашению между Минобороны, главкоматом ВМФ, "Росвооружением" (бывшее название "Рособоронэкспорта") и "Северной верфью". Но эти разъяснения малоубедительны. Цифра 300 млн долларов, конечно, явно завышена просто потому, что в цене эсминца 956-го проекта, проданного Китаю, примерно половина приходится только на вооружение. Но и сумма компенсации 182,6 млн рублей (около 6 млн долларов) выглядит смешной - она могла бы считаться справедливой в том случае, если бы речь шла не о фактически готовом эсминце, а о груде металла весом три тысячи тонн (столько весит эсминец без вооружения).

В результате вокруг китайского контракта разразился крупный скандал. Руководители бюро закупок НОАК намекнули правительству России, что могут аннулировать соглашение о покупке эсминцев, если российские власти не найдут способ быстро урегулировать ситуацию.

Наконец, четвертую ошибку Илья Клебанов совершил накануне отставки во время своей поездки в Индию, где встречался с министром обороны этой страны Джорджем Фернандесом. Ожидалось, что в ходе этого визита будут подписаны новые контракты в сфере ВТС, в частности, будет продан авианосец "Адмирал Горшков" вместе с двадцатью пятью палубными истребителями МиГ-29К и пятью вертолетами фирмы Камова. Этот авианосец индусы ждут уже три года, но продать его г-н Клебанов не смог. Дело в том, что Илья Иосифович "в нагрузку" к крейсеру предложил Индии подписать целый "пакет из нескольких десятков контрактов", связанных, по его мнению, с продажей "Адмирала Горшкова" Индии. В их числе договор на сооружение инфраструктуры для обеспечения функционирования крейсера, договор на продажу систем залпового огня "Смерч", договор на создание комплексной системы ПВО, контракт на продажу субмарин класса "Амур-1650", договор аренды Индией стратегических бомбардировщиков Ту-22М3 и многое другое. Индусы на это не согласились. После отъезда Клебанова г-н Фернандес отправился в США, где заявил, что Индия намерена расширить партнерство в сфере ВТС с Америкой. В частности, Фернандес предложил американским военным концернам создавать в Индии совместные с местными компаниями производства. Президент США Джордж Буш незамедлительно воспользовался предложением и тут же выдал двадцать экспортных лицензий на продажу вооружений Индии, тем самым открыв ей путь, например, для закупок и производства авиационных двигателей GE-404 для легких боевых истребителей.

Новый карт-бланш

Как ни странно, в Минпромнауке понижение своего шефа в должности восприняли с плохо скрываемой радостью. "Наконец-то Илья всерьез займется нашими делами, - сказал нам один из высокопоставленных сотрудников министерства. - Для инновационных секторов российской экономики, в том числе для ОПК, это шанс". Действительно, судя по последнему интервью Ильи Клебанова нашему журналу (см. "Эксперт" N1 за 2002 год), в последнее время национальная модель управления НТП его интересовала едва ли не больше, чем экспортные контракты в сфере ВТС, тем более что здесь у него мало что получалось. Илья Клебанов говорил нам, что России нужно сосредоточиться на восьми-десяти критических технологических кластерах, которые станут локомотивом как для гражданской, так и для военной индустрии.

Если это правда, то согласие Путина на отставку Клебанова можно считать вполне обоснованным управленческим решением. Выпускнику питерского политеха и бывшему удачливому советскому инженеру естественней заниматься не запутанными и крайне политизированными вопросами международной торговли оружием, а реформой высокотехнологичных отраслей и запуском инновационного механизма в российской промышленности. По нашей информации, часовой разговор Путина с Клебановым во многом был посвящен именно этой теме, и питерский технократ получил от президента новый карт-бланш.
Эксперт , 26.02.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru