Rambler's Top100
Лениградская Правда
20 AUGUST 2019, TUESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Усть-Луга не столько строится, сколько борется
12.03.2002 00:01
27 декабря прошлого года состоялось открытие угольного терминала в Усть-Луге. Событию этому был придан общероссийский масштаб. На открытие ждали президента, который, впрочем, приехать не смог, на пути вертолета встал снежный заряд. Может, это и к лучшему — терминал взгляд высокого гостя, скорее всего, не впечатлил бы. Готова только первая очередь, так называемая временная схема. Это означает, что к причалу подойти может только относительно небольшое судно — мала глубина морского канала. Сегодня это всего 9,4 метра, а чтобы порт состоялся, она должна быть в полтора раза больше. Перегрузка угля из вагонов в трюм ведется по технологии тридцатых годов — экскаватором. В современных портах для этих целей используют вагоноопрокидыватель. Время на перегрузку при двух этих способах различается во много раз. Желающих воспользоваться услугами нового порта пока немного. Первый теплоход ушел из порта в декабре, а второй отдаст концы в лучшем случае в конце февраля. На плановую мощность 40 тысяч тонн в месяц первая очередь выйдет в апреле, по крайней мере на это рассчитывал занимающий пост генерального директора «Ростерминалугля» Андрей Симонов. Пока же набранный штат эксплуатационников в 100 человек простаивает в ожидании следующего теплохода. Эксплуатация первой очереди может приносить только убытки. Для выхода на точку безубыточности необходимо быстрее сдать вторую очередь. Она даст возможность переваливать до 3 миллионов тонн угля в год. Будет установлено современное перевалочное немецкое оборудование. Специализированный экскаватор-грейфер, основной агрегат перевалки сегодня, будет применяться только для работы с небольшим количеством поврежденных вагонов. Стоимость второй очереди — полтора миллиарда рублей, из них две трети приходится на оборудование, треть на дноуглубление морского канала. Считалось, что вторая очередь может вступить в строй в конце этого года. Плановые же убытки от деятельности до той поры составят приблизительно 50 миллионов рублей. Пережить эти проблемы можно, большие проекты всегда поначалу приносят убытки. Главное — не останавливаться. Но в январе появилась информация именно о том, что стройка может быть остановлена. Один из двух инвесторов строительства — угольный холдинг из Кемеровской области «Инвестиционная компания «Соколовская» пошел на открытый спор с другим участником стройки — Министерством транспорта России. Холдинг пригрозил, что прекратит финансирование. «Соколовская» считает, что ей должны принадлежать 68 процентов акций ОАО «Ростерминалуголь» (сейчас у нее 45 процентов). Контрольный пакет акций терминала — 51 процент принадлежит государству, а третьим акционером с четырьмя процентами является «Транснефть». «Соколовская» требует передела доли в капитале, пропорционально сделанным инвестициям, а Минтранс, напротив, утверждает, что инвестиции угольщиков составили всего 23 процента. Кто сколько вложил в объект — вопрос в самом деле дискуссионный. Можно ли считать вложения в общепортовую структуру (ею занимается министерство) инвестициями в терминал? К примеру, без морского канала порт не может работать, но ведь он будет использоваться не одними судами-углевозами. В новом порту впоследствии появятся и контейнерный, и минеральных удобрений и прочие терминалы общим числом одиннадцать. Плата же за проход судов по каналу не будет пополнять бюджет «Ростерминалугля». Никто не отрицает, что угольный терминал строился в том числе и на средства, заложенные в бюджете на поддержку угольной отрасли. Являются ли эти вливания безвозмездными или это не дотация, а основание для пересмотра долей в уставном капитале, и почему этот вопрос всплывает задним числом? Можно ли учитывать данный администрацией Кингисеппского района области на возвратной основе льготный кредит на создание рабочих мест инвестициями, ведь деньги, перечисляемые за акции, не имеют твердых условий возврата в отличие от кредита? На все эти вопросы должна дать ответ межведомственная комиссия под руководством вице-премьера Виктора Христенко. Впрочем, если результаты ее работы не удовлетворят спорщиков, им, возможно, придется искать ответ на них в суде. К сожалению, споры и скандалы сопровождают всю историю строительства. Генеральный застройщик — ОАО «Компания «Усть-Луга» меняла одного хозяина за другим. Сейчас это частная фирма, правда, государство в лице Ленинградской области владеет в ней частью акций, но владельцы контрольного пакета скрыты. Формально хозяева «Усть-Луги» — оффшорные компании, и кто стоит за их спиной, можно только догадываться. «Усть-Луга» — бизнес-структура, которая сама ничего не строит. Для непосредственной работы применяется необычайно сложная схема. На каждый терминал, вид работ создается отдельное акционерное общество со своими акционерами. Но реально потрогать руками можно только один, да и то недоделанный угольный терминал, которым владеет, напомним, «Ростерминалуголь». Еще один — минеральных удобрений — начали строить осенью. Остальные существуют только в виде проектов и презентаций. Кстати, кроме претензий к министерству у «Ростерминалугля» имеются вопросы и к «Компании «Усть-Луга». Против ее подразделения — «Росжелдорпорта», владельца портовой железнодорожной ветки, выставлен иск о взыскании долга 18 млн руб. «Компания «Усть-Луга», напротив, утверждает, что только ее инвестиции в терминал за последний год превысили все вложения горняков в четыре раза. Первый терминал — витрина, если хотите выставочный образец для инвесторов в другие терминалы. Но витрина эта выглядит не очень нарядно — к большому сожалению. Даже представители «Соколовской» в совете директоров признают, что угольная компания не сможет проинвестировать более трети от полутора миллиардов рублей, необходимых для завершения второй очереди. Где взять остальное, снова и снова просить у государства? Для региона не столь важно, у кого в конце концов окажется контрольный пакет акций «Ростерминапугля» — у «Соколовской» или Минтранса. Но, к сожалению, разборки акционеров сказываются на ходе строительства и отпугивают инвесторов. Если уж российское министерство не может цивилизованно договориться с крупной российской же компанией, стоит ли сюда иностранцам соваться? Вопрос не из легких. Следующим на повестке дня группы В. Христенко будет возможность приватизации государственных акций угольного терминала. Кураторы стройки со стороны министерств транспорта и путей сообщений утверждают, что к ним присматриваются другие угольные компании Кузбасса. Но возможный шлейф скандалов и исков неизбежно скажется на цене сделки, тем более что конца разборкам не видно. Комиссия Виктора Христенко предложила пока сделать следующее: в кратчайшие сроки оформить не как объекты «Ростерминалугля», а как отдельные объекты государственной собственности — морской подходной канал, акваторию порта, средства навигации и безопасности мореплаванья. «Соколовская» активно возражает против такого развития событий, дескать, в эти объекты тоже были внесены частные инвестиции. В крайнем случае они предлагали обменять их на часть государственных акций «Ростерминалугля». В ответ государственные представители в совете директоров добились созыва совета директоров компании и заменили на нем Андрея Симонова на директора воркутинской шахты «Воргашорская» Леонида Краснера. Представители «Соколовской» и А. Симонов утверждают, что заседание было проведено с процедурными нарушениями, и пытаются оспорить в суде его итоги. Вряд ли, впрочем, что-то у них получится — ведь государство в совете имеет законные пять мест из девяти, а участь акционеров, владеющих пакетом меньшим, чем контрольный, в нашей стране печальна. Даже если до этой самой «контрольное» не хватает чуть-чуть. На строительстве эта разборка уже сказалась. На следующий день после кадровых перестановок заместитель министра путей сообщений Владимир Якунин сообщил корреспонденту «Санкт-Петербургских ведомостей», что вторая очередь терминала не будет закончена в этом году. Возможно, что ее не успеют сдать и в следующем. Кроме того, уже понесли наказания чиновники, управлявшие госпакетом акций. В течение года они просто не ходили на заседания совета директоров, что привело к тому, что директор — наемный менеджер, начал считать себя самостоятельной фигурой, но теперь контроль главного собственника — государства — восстановлен. К сожалению, пока идет дележ кресел — стройка стоит. Вот в Приморске таких конфликтов не было. Там был один солидный застройщик, — «Транснефть». Люди работали, а не занимались увлекательным процессом дележа ценных бумаг. Поэтому более дорогостоящее и технически сложное строительство было закончено в более сжатые сроки, а в Усть-Луге продолжают вести самые настоящие баталии.
Санкт-Петербургские ведомости , 12.03.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru