Rambler's Top100
Лениградская Правда
18 SEPTEMBER 2020, FRIDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Александр Запесоцкий: Не хочу клянчить деньги у государства
2.04.2002 00:01
За десять лет работы Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов в условиях самоокупаемости им вложено в развитие своей материальной базы свыше десяти миллионов долларов собственных средств. Здесь в пять раз увеличилось количество студентов и в десять - число преподавателей со степенью доктора наук. Администрация ни разу не задержала выплату заработной платы, вуз не имеет задолженности по коммунальным платежам, а девяносто семь из ста выпускников дневного отделения без проблем устраиваются на работу.

Ректор университета, заслуженный деятель науки РФ, член-корреспондент Российской академии образования профессор Александр Сергеевич ЗАПЕСОЦКИЙ - наш сегодняшний собеседник.

- Вас называют автором экономического чуда в одном отдельно взятом учебном заведении. Говорят, не окажись на этом месте Запесоцкого, ничего бы не было...

- Я отвечу так: сложилась команда - это главное. Удалось разработать и реализовать на практике эффективную экономическую модель, которая обеспечила вузу поступательное развитие. А что касается меня лично, это просто интересная работа, неисчерпаемая по возможностям.

Такой вуз обязан был появиться. И он, к счастью, в стране не один. Но этот опыт замалчивается. Совет ректоров делает все, чтобы нас "не было". Министр образования Филиппов неоднократно бывал в Петербурге, но так ни разу до университета и не доехал...

- А приглашали?

- То, что приглашали, - однозначно. И даже договаривались, но в последний момент программа пребывания неожиданно менялась. Был поистине курьезный случай, когда первый проректор университета, известнейший в городе ученый, поехал на одну из встреч, чтобы сопроводить к нам министра, так его не подпустили ректоры других петербургских вузов - локтями отталкивали. В буквальном смысле. Дрались! Даже подойти не дали.

- С чем это связано?

- К великому сожалению, руководство совета ректоров работает из рук вон плохо. Обмена опытом нет никакого. Единственное, чем занимаются, - выклянчивают деньги из госбюджета. Доминирует то ядро в ректорском корпусе, которое из года в год твердит одно и то же: все, что нужно вузам, - это деньги. Словно никакие другие проблемы их не касаются. В том числе и проблемы самой высшей школы.

А между тем пора сказать четко и определенно: ныне действующая у нас в стране система образования не может быть признана удовлетворительной. Ей следует соорудить достойный мавзолей, но демонстраций верности вчерашнему дню перед ним устраивать не надо.

- Вернемся к тезису ваших коллег-ректоров: больше денег из казны на нужды высшего образования. Вы так не считаете?

- Я тоже считаю, что государство должно давать деньги вузам. Расхождение в другом. Ректоры, претендующие на право говорить от имени вузовского сообщества, не желают работать и зарабатывать сами. А может быть, и не могут. А надо идти на рынок и зарабатывать. С момента организации университета мы не получали никаких государственных субсидий, а с 98-го практически перестали прибегать к помощи спонсоров. Если оперировать цифрами, до дефолта наш бюджет был десять миллионов долларов, после августа 1998 года он сократился до четырех. По прошлому году перевалили за 7,6 миллиона. В следующем, надеюсь, выйдем на десять-двенадцать.

- Из каких источников, позвольте узнать, формируются эти суммы?

- Пропорции здесь примерно такие. Шестьдесят пять процентов - это плата студентов за обучение, и остальные тридцать пять - то, что университет зарабатывает различными видами услуг и научной деятельностью. Ни копейки из госбюджета.

- А сколько платят за обучение поступающие к вам в университет?

- Зависит от выбранной специальности и факультета, которых у нас четыре: факультет культуры, факультет искусств, экономический и юридический. Полная, без скидок, оплата обучения за год может составить от 33 до 48 тысяч рублей. Тот, кто поселяется в Доме студента, отдельно платит за проживание.

Ситуация здесь любопытная. У нас тысяча мест в общежитии, поэтапно приводим их в порядок - ремонтируем по евростандарту. Сейчас у студентов еще есть возможность выбрать - цены за проживание составляют от 300 до 1200 долларов в год. Как вы думаете, какие места раскупаются в первую очередь? Самые дорогие. Причем их стараются купить на несколько лет вперед. Видя это, мы стремились вкладывать свободные деньги в ремонт Дома студента. Такие вложения окупаются за два года и на третий начинают приносить чистую прибыль. Плата за проживание - существенный для нас источник дохода...

- Любопытно, не спорю. Но позвольте все же усомниться в этой упрощенной экономике...

- Усомнитесь.

- Мне трудно себе представить, чтобы за счет оплаты студентами своего обучения и проживания можно было покрыть издержки на содержание всего университетского комплекса, произвести его основательный ремонт, оснастить современным оборудованием и мебелью, да еще часть средств направить на спорткомплекс с тренажерным залом, сауной и бассейном, на собственную телестудию с дорогостоящим профессиональным оборудованием... Плюс к этому по-своему уникальный и, конечно же, затратный проект интернет-клуба "Желтая подводная лодка". Про зарплату преподавателей я даже не вспоминаю.

- Почему же? Уж если говорить о расходах, давайте все считать. Примерно 45-50 процентов, не больше, у нас идет на заработную плату сотрудников. Процентов десять - коммунальные платежи. Остаток, а это 30-40 процентов - весьма существенные средства, мы можем инвестировать в развитие материальной базы. Главное - делать все качественно и тщательно потом поддерживать. Допустим, сделали мы четыре года назад студенческую сауну. Теперь раз в год меняем деревянную обшивку, потому что она чернеет. Все остальное работает.

Этим летом, например, планируем реконструировать прилегающую территорию, обнести ее забором, благоустроить. Кое-что предстоит сделать и внутри - процентов 10-15 аудиторного фонда еще не отремонтировано. Мы ведь приняли от своих предшественников - Высшей профсоюзной школы культуры - пустые коробки и за десять лет большую часть университетского хозяйства привели в порядок.

- Какие у вас отношения с учредителями - Федерацией независимых профсоюзов России и Федерацией профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области?

- Закон "Об образовании" ограничивает возможности их вмешательства во внутреннюю жизнь университета, и деньгами они помочь не могут. Поэтому в основном - взаимно полезное сотрудничество. Как учредители они оказывают помощь там, где по закону это необходимо. Недавно передали нам две крупные учебные базы в Подмосковье и на Карельском перешейке. Ну а мы готовим для них кадры и ведем научные исследования.

- Что можете сказать о своих студентах? Кто к вам поступает, откуда? На каких условиях?

- Примерно тридцать процентов тех, кто у нас учится, - дети крупных администраторов, чиновников, руководителей фирм. Это понятно: если человек управляет комбинатом, в его власти оплатить учебу своего ребенка за счет комбината. В то же время нам известно много случаев, когда и рядовые сотрудники такого рода предприятий обращаются к начальству: я у вас давно и хорошо работаю - оплатите учебу моего ребенка. А он вернется и тоже будет на вас хорошо работать. Это сплошь и рядом встречается.

Еще примерно тридцать процентов - это дети врачей, учителей, научных работников. Заметная квота у нас сохраняется для профсоюзов. В этих случаях предусмотрена 30-процентная льгота при оплате обучения. Справедливости ради должен сказать, что учатся эти студенты, как правило, хорошо.

На третьей позиции - выходцы из рабочих семей, их где-то от десяти до пятнадцати процентов. А из категории "новых русских" - дети предпринимателей - всего три процента, они у нас на почетном шестом месте. Чтобы закончить со статистикой, добавлю: на одного студента из Петербурга двое иногородних. И девушек в два раза больше, чем парней.

- Какие возможности открывает перед ними ваш университет?

- Прежде всего традиционные - педагоги, библиотека. Замечу, к слову: наш средний студент берет за год в библиотеке около ста книг. Эта цифру можно смело заносить в Книгу рекордов Гиннесса. Затем - возможность свободного доступа в Интернет. А далее начинается конструирование образа жизни - спорт, досуг, быт. У студента на выбор масса вариантов в сфере свободного времени - мы на каждый месяц заблаговременно издаем карманный календарь.

Заставить заниматься спортом, записаться в изостудию или просто сходить в театр, посетить службу в нашем православном храме мы не можем, но мы вправе это предложить. И эти предложения должны конкурировать с городскими дискотеками, где нередко продают наркотики и правят свой бизнес сутенеры.

Буквально с первых дней приучаем своих студентов к деловому стилю отношений. Показателен уже сам договор, который мы с ними заключаем. Например, если студент опоздает на один день с оплатой, он может быть отчислен. На занятиях извольте быть от сих до сих. Если папа хочет повезти вас на Багамские острова, вы должны приурочить это к своим каникулам.

- Как оплачивается работа сотрудников университета?

- Преподаватель у нас получает в среднем на 15-20 процентов больше, чем в других вузах.

- А еще какими стимулами поддерживаете в коллективе стремление работать с полной самоотдачей?

- Когда профсоюзная организация проводит годовое собрание, составляется список того, что сделала администрация для коллектива. В этом перечне, как правило, 120-140 позиций. Если у человека нет взысканий, он нормально отработал, мы выдаем две премии в год - к Новому году и к отпуску. Мы берем на себя расходы по оплате проезда сотрудников в городском транспорте. Имеем возможность помочь с летним отдыхом и обучением детей.

- Какую позицию вы отводите своему университету в вузовских рейтингах?

- Это вопрос, на который у меня нет определенного ответа. Ситуация очень мутная. Никто по-настоящему не может объяснить, что такое рейтинг вуза. Можно посмотреть на цену, которая установлена за обучение, и считать, что это отражает определенное позиционирование. Но я так не считаю.

На мой взгляд, стихийно сложившаяся у нас в стране практика взимания платы за обучение в корне порочна. Непонятно, как и почему за один и тот же диплом кто-то должен платить, а для другого это бесплатно. Есть вуз, который определяет для себя годовую цену обучения в три тысячи долларов. И есть другой вуз, на мой взгляд, ему не уступающий, который на те же специальности объявляет 600 долларов. Почему так?

Оба этих вуза получают большое количество госбюджетных мест. Бесплатных. Вуз, который назначает 600 долларов, набирает пятьсот студентов (по демпинговой цене) и получает серьезную подпитку для своего преподавательского коллектива.

А там, где оплата три тысячи, набирают всего, может, двадцать человек, которые заведомо не способны учиться, но их тянут до диплома. При этом имеют возможность сказать своим "партнерам": посмотрите, рыночная цена учебы у нас - 15 тысяч долларов за пятилетний курс. Но с вас, так и быть, возьмем наличными за бесплатное (бюджетное) место вдвое меньше - семь с половиной тысяч. Вы, мол, еще и выиграете... Так создают поле, на котором очень удобно брать взятки.

- Что можно этому противопоставить?

- Есть практика западных университетов, допустим, американских, когда примерно треть бюджета формирует сам университет, треть выделяет государство и примерно треть платят студенты. В целом система очень неплохая. Треть от самого университета - это значит, что мы должны шевелиться, развивать сеть дополнительных услуг.

- А то, что предлагает ныне министр образования Филиппов - ввести так называемые ГИФО и сертификаты? Чтобы казенные деньги, образно говоря, шли в вузы не по министерской разнарядке, а вслед за наиболее достойными абитуриентами?

- Правильно он все предлагает. Пришлют нам студентов после единого государственного экзамена - мы их с удовольствием возьмем и будем учить.

- Такая система может стать универсальной?

- На мой взгляд, она явно лучше той, которая есть сейчас.
Российская газета , 2.04.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Накануне на сайте сервиса "Платон" появилась позиция "легковой автомобиль." Пока "Платон" взымается только с водителей тяжелых грузовиков и как говорят автоперевозчики представляет собой, по сути, скрытый налог за пользование автодорогами. Эксперты считают, что появление нового раздела - не просто баг или ошибка разработчика. Код сайта системы недавно дописывался и обновлялся. Одним из пунктов техзадания разработчика было как раз создание нового раздела. По данным источника, изначально введение платы "Платона" для легкового транспорта обсуждалось к 2025 году, но сейчас дедлайн вроде сдвинули ближе. «Расширять систему видимо будут поэтапно, от региона к региону. Сначала "тестирование" для легковых автомобилей лишь на некоторых дорогах, потом тестирование повсеместной платы в отдельных регонах. К 2025 году Платон покроет всю страну».
Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru