Rambler's Top100
Лениградская Правда
28 NOVEMBER 2020, SATURDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Арабская семья Путина
5.08.2002 00:01
Дарить первым лицам государства лошадей — традиция древняя. Особенно на Востоке. До сих пор многие азиатские наследные принцы, короли и президенты являются крупнейшими коневладельцами. И то, что Владимир Путин получил в подарок от короля Иордании Абдаллы Второго трех чистокровных арабских скакунов, — не событие. Предыдущему президенту тоже скакунов дарили, да и многие наши политики имеют своих лошадей, полученных в дар от владык восточных стран разной степени отдаленности. Чахнут эти дареные лошади где-то на частных конюшнях. И несмотря на то, что уход за ними — хоть куда, участь их незавидна... Арабским скакунам Путина уготована иная судьба. Им не дадут загнуться от сытого безделья. Впервые президентские лошади отданы на Центральный московский ипподром для участия в скачках. И уже, может быть, в этом сентябре можно будет делать ставки на скакунов, принадлежащих главе государства. Впрочем, насчет сентября — это еще вопрос. Причем решаться он будет не в Администрации Президента. Для лошадей на ипподроме начальник — только тренер. И только он знает, когда их можно выпускать на скачки. (Для тех, кто уже забыл: скачки — это когда галопом и под жокеем, в отличие от бегов, когда с экипажем и рысью. — Л.Ш.) Президентским лошадям выделили лучшего мастера-жокея Магомета Каппушева, который и готовит их основательно к грядущему триумфу. “Потому что если поторопишься, — говорит Магомет, — то можно выступить один раз, но он же будет последним. “Сломаешь” лошадь”. А пока дар монарха Иордании — три лошади арабской породы, цена каждой из которых приблизительно равна годовому бюджету небольшого города, стоят в самой обычной конюшне ипподрома, за простым амбарным замком. Их соседи тоже — сплошь чистокровные. Распорядок дня у всех аристократов одинаковый. Никаких привилегий для президентских скакунов нет. Кормят их так же, как остальных: овсом, сеном, яблоками, изюмом. Причем есть изюм — привычка вовсе не арабская, этому они уже здесь — на ипподроме — научились. Ну и сахаром балуют, само собой. Спортивные нагрузки — такие же, как у всех. Даже чуть побольше, потому что отстают они в подготовке от ровесников: поздновато отдали. До того как попасть в Россию, жеребцы Ибн Маруф и Хаким, а также кобыла Айзис бегали в табуне и, хотя принадлежали королю Иордании, вряд ли задумывались о своем высоком положении. Теперь — другое дело. И единственное, чем эта троица отличается от остальных скакунов, так это повышенным вниманием со стороны журналистов. Им уже не нужно объяснять, как позировать перед камерами. Они уже знают, что если Магомет их в “тихий час” выводит из конюшни, значит — фотографировать будут. И сами, безо всяких команд, принимают красивые позы, выгибают шеи и строят глазки. И лошади, оказывается, любят пококетничать. “А как я их объезжал в первый раз! Весь ипподром сбегался смотреть, — рассказывает Магомет. — Такое родео было! Ибн Маруф — тот еще ничего, привык дня через два. А Хакима я две недели приручал. Уже, кажется, устал, успокоился, но садишься на него — опять глаза кровью наливаются, и давай меня на измор брать. Лягается, сбрасывает, а если меня выбросить из седла не может, то сам вместе со мной падает. Он даже не ржал: он — ревел как бык, которого режут...” Все трое, несмотря на то что братья и сестра, характерами не похожи. Да и внешне их не перепутаешь: у всех разные “лица”. Айзис и Хаким темно-серой масти, но у Айзис (сразу видно — дама!) глаза с зеленоватым отливом, глубокие, как у кошки. Хаким отличается тонкой душевной организацией. А Ибн Маруф, светло-серый в яблоках, — всеобщий любимчик. Очень общительный, кокетливый и любопытный. “Как непослушный мальчишка, повсюду лезет, все ему надо узнать, на вкус все надо попробовать. Вон “боевые шрамы”, — Магомет показывает царапину на лошадином носу, — залез в чужой ящик с сеном, морду ободрал. У всех отдых — кто поспит, кто просто полежит, а этот все чем-то занят: то подстилку (это опилки, которыми покрывают пол в стойле. — Л.Ш.) перекопает, а то встанет на задние ноги, передние на перегородку поставит и за соседом подглядывает. Но мне его характер нравится — настоящий мужской характер! Упрямый. Иного отругаешь, прикрикнешь — он в сторону. С одной стороны — хорошо, что слушается. Но именно те, кто с норовом, как правило, и побеждают”. Магомет о лошадях говорит так, как не всякий влюбленный говорит о предмете своей любви, — заслушаешься. По словам директора ипподрома Жуковского, он — один из самых талантливых жокеев страны, занимается лошадьми всю жизнь, можно сказать — вырос среди них. Его отец, сейчас заслуженный тренер России, еще в советские времена на протяжении 10 лет признавался лучшим жокеем. А с Путиным Магомет познакомился в 2000 году, когда работал у Шаймиева, заядлого любителя лошадей. Путин приехал в Казань смотреть скачки, где Магомет семь раз из семи заездов приходил первым, причем на разных скакунах. Потом в Москве возобновил работу Центральный ипподром, и Магомет перебрался работать в Москву. А этой весной — как снег на голову — предложение: взять на воспитание президентских лошадей. А воспитание это требует немало — поистине надо работать как лошадь. В 4 утра уже в конюшне: менять подстилки, поить, седлать, объезжать. Потом подопечных обязательно моют из шланга и чистят. Потому что если не помыть, то лошадь будет себя чувствовать усталой — не станет есть, а тогда и сил не будет для спортивных рекордов. Кстати, моют лошадей специальным лошадиным шампунем с кондиционером! Даже тремя: один для гривы, другой — для хвоста и третий — для шерсти. Сам президент — человек занятой, но все же навещал своих питомцев. В июле на ипподроме проводились соревнования по верховой езде на Кубок президента — Путин заходил в конюшню, угощал скакунов сахаром. А раза два в неделю тренер Путина по конному спорту (президент, оказывается, не только английский язык изучает) обязательно заходит проведать лошадок. А вот тот день, когда готовые президентские скакуны впервые выйдут на дорожку, анонсироваться не будет. “Вот когда выиграют — тогда и поговорим. Оценкой для лошади является не старт, а финиш”, — говорит директор ипподрома Жуковский. А еще он считает, что политик на коне — это совсем неплохо. “Я знаю только одного государственного деятеля, который предпочел лошади броневик, и мы знаем, что из этого вышло”, — смеется он. Лошадь и вправду гораздо обаятельней броневика. Да и как символ — поэффектнее.
Московский Комсомолец , 5.08.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru