Rambler's Top100
Лениградская Правда
18 SEPTEMBER 2019, WEDNESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Сергей Степашин: "В президенты не собираюсь"
25.09.2002 00:01
Коррупция и бюрократия в России стали одними из главных тормозов развития страны. Можно ли справиться с российскими чиновниками? Насколько эффективно расходуются бюджетные средства? Кто должен отвечать за разбазаривание иностранных кредитов? Как складываются отношения бывшего премьера с нынешним руководителем правительства Михаилом Касьяновым, а также с командой "старых" питерцев? На эти и другие вопросы "НГ" отвечает председатель Счетной палаты Сергей Степашин.

Из досье "НГ"
Сергей Вадимович Степашин родился в 1952 году. В 1973-м окончил Высшее политическое училище МВД СССР в Ленинграде. В 1998-1999 годах - министр внутренних дел. С мая по август 1999 года возглавлял правительство РФ. С 2000 года по настоящий момент - председатель Счетной палаты РФ.

- Сергей Вадимович, сегодня Государственная Дума обсуждает проект бюджета. Какие замечания сделала Счетная палата к этому документу?

- Нынешний бюджет лучше, чем предыдущие. Но, к сожалению, мы пока серьезно зависим от цен на нефть. Ведут они себя непредсказуемо. Если произойдет смена режима в Ираке, который производит значительную часть мировой нефти, это может привести к обвалу цен. И мы знаем, что американской экономике это позарез нужно. Мы обратили внимание правительства на то, чтобы на эти риски были адекватные ответы. Кудрин сказал, что они будут над этим думать.

- Формирование и расходование средств финансового резерва закрыто даже от депутатов, не говоря уже об обществе в целом...

- На отсутствие прозрачности резервного фонда мы также указали в своем заключении. Но для Счетной палаты проблем здесь нет: мы проверим каждую копейку, которая пойдет из резервного фонда, о чем я и скажу депутатам. Но важно, чтобы о средствах финрезерва знали и парламентарии. Накладывать здесь какие-то ограничения, мягко говоря, некорректно. Вот за что я действительно критиковал бы правительство, так это за резкое увеличение закрытых статей. В США открыт весь военный бюджет, до последнего цента. Более того, многие данные о нашем военном бюджете известны тем, кого в советское время мы называли вероятными противниками. Для своих же мы его закрыли.

- Почему же правительство это делает?

- Легче защищать статьи перед комиссией из 15 человек, чем перед всей Думой. Прекрасно их понимаю - на месте правительства я бы тоже так поступил. Но все-таки это неправильно.

- Весь год регионам не хватало средств на выплату зарплат бюджетникам. Врачи и учителя вновь не получали деньги вовремя. Похоже, что ситуация в следующем году повторится…

- Межбюджетные отношения - это вопрос политический. В проекте бюджета-2003 вновь нарушается требование Бюджетного кодекса о том, что налоговые доходы территории и Центр должны делить пополам. Кроме того, у десятка регионов, у которых правительство забрало табачные акцизы, возникла очень серьезная ситуация. Они потеряли миллиарды рублей, шедших в доходную часть их бюджетов. Может, с точки зрения стратегии и перспектив развития это правильно, но должны быть четкие компенсации выпадающих доходов.

- Вам не кажется, что, ставя регионы в финансовую зависимость, Центр подчиняет их и политически?

- Да, но надо иметь в виду, что люди все равно должны получить компенсацию. В этих регионах живут наши пенсионеры, учителя, врачи, и им все равно, откуда и как идут деньги. И если они их не получают, то говорят, что виноваты Москва и Путин. Должно быть четко определено, как территории получат материальную помощь. Министр финансов с нами согласился. С учетом того, что эти предложения были учтены, мы и рекомендовали принять бюджет в первом чтении.

- Насколько эффективно, на ваш взгляд, Минфин контролирует расход бюджетных средств?

- Однозначно могу сказать, что Министерству финансов, лично Татьяне Нестеренко (замминистра финансов. - "НГ") удалось создать эффективно работающую систему казначейства. Проблемы контроля за средствами федерального Центра сегодня нет. Навели порядок и в военном ведомстве. Есть проблема другого порядка - контроль за бюджетными средствами муниципальных образований и субъектов Федерации.

- 2003-й - год пиковых выплат по внешнему долгу. В целом он составляет почти 130 миллиардов долларов. Подавляющая часть этой суммы - займы, сделанные в постперестроечную эпоху. Как бы вы могли оценить эффективность использования этих средств?

- Как низкую. Причина даже не в том, что они были не туда потрачены. Никто деньги так просто не дает. Они в основном идут на программы, которые осуществляют иностранные специалисты. По сути дела, за счет этих долгов мы кормим и содержим огромный штат людей. И скажу откровенно: не везде они работают эффективно. В свое время 60 миллионов долларов на восстановление исторической части Санкт-Петербурга было потрачено впустую. Или, например, мы проводили проверку во Владимире. Иностранные специалисты приехали туда решать вопросы ремонта дорог, теплоснабжения. Но разве мы сами не способны сделать это?

- Кто должен быть наказан за разбазаривание миллиардов иностранных кредитов?

- А кого наказывать? Иных уж нет, а те далече. Тогда это была политика правительства. Сейчас надо отдать должное Касьянову. Он оперативно среагировал на наши материалы: резко сокращено количество программ, кредитуемых Мировым банком.

- По сообщениям западных СМИ, в 1996-1998 годах при урегулировании долговых вопросов между Россией и Анголой были похищены сотни миллионов долларов. Известны ли вам какие-то подробности?

- Известны. Мы сейчас очень серьезно занимаемся этой темой. Причем, что называется, на месте, в Швейцарии. Мы проверим, что это была за схема, и поставим в известность компетентные органы, прежде всего комитет по финансовому мониторингу.

- Сейчас правительство также отдает предпочтение малопонятным схемам, а не ищет других, более прозрачных способов урегулирования долговой проблемы. Чего стоит только переуступка долгов никому не известным чешским фирмам Falkon и Fid. Почему это происходит?

- Пока ничего определенного сказать не могу, в конце года только закончится проверка на эту тему. В этом надо разбираться, и, может быть, не только Счетной палате. Должны быть прозрачные, четкие схемы урегулирования долговой проблемы. Наконец-то правительство вняло нашим пожеланиям о том, что нужна государственная политика в области внешнего долга. Но создание долгового агентства затянулось. Кроме того, с долгами вообще лучше бы поскорее рассчитаться, поскольку платежи по процентам постоянно растут.

- Вы разошлись в оценках объема коммерческого долга бывшего СССР с Минфином, и разница получилась немалая.

- 6,5 миллиарда долларов мы не можем подтвердить документами.

- Вы не можете найти или вам их не дают?

- Их просто нет в Минфине. До 1996 года нормальной системы фиксирования долгов не существовало. Видимо, тогда кому-то это было нужно. Не думаю, что Минфин сейчас что-то скрывает.

- Пять реструктуризаций внешнего долга привели к увеличению общей суммы на несколько миллиардов долларов. А расплачиваться с кредиторами нам придется до 2020 года. Кто должен быть наказан за то, что бремя расплаты возложено на будущие поколения?

- Тот, кто принимал политические решения. Тогда это делало правительство. Но это не вопрос уголовного преследования. Это вопрос политической логики и профессиональной компетентности тех людей. Четыре миллиарда долларов кредита от МВФ мы получили незадолго до дефолта. Многие говорят, что деньги украли. Сейчас этим делом занимается Генпрокуратура. Они на самом деле и до страны не дошли, а так и остались в Bank of New York. Зачем тогда было брать? Серьезный вопрос. Также абсолютно было понятно, что не имело смысла давать миллиарды долларов на подпитку российским банкам, тому же СБС-АГРО. Эти средства фактически были потеряны.

- Число уголовных дел, заведенных по результатам проверок Счетной палаты, постоянно растет. Только в этом году их было около 70. Но тем не менее складывается впечатление, что результаты проверок Счетной палаты востребованы только тогда, когда на это существует политическая необходимость.

- Наверное, вы правы, такого рода элементы есть. Но я не могу принять это на свой счет. Мы все материалы проверок направляем в МВД или прокуратуру. Заказных проверок у нас практически нет. Но если 90 депутатов Думы проголосуют "за", то мы обязаны проверку провести.

- Масштаб коррупции, судя по результатам независимых исследований, в России огромен. Но любая попытка реформировать госаппарат вызывает его мощное сопротивление. Удастся ли провести административную реформу в России?

- Это тяжелейшая из реформ, затрагивающая структуру управления государством, судьбы миллионов людей. Мне кажется, что после выборов 2004 года Путин это сделает. Он очень аккуратно и прагматично относится ко многим вещам. Я говорю об этом не потому, что Путин сегодня президент и его надо обязательно хвалить. Эти качества на самом деле ценны сами по себе.

К нам практически не идут инвестиции. И виновато в этом не столько налоговое бремя, сколько бюрократы. У нас сейчас чиновников больше, чем в Советском Союзе. Сам был начальником департамента в аппарате правительства и знаю, как можно завернуть любое решение. И ты ничего не сможешь сделать, даже будучи премьер-министром. Есть единственно возможное решение - нужно уменьшить до минимума объем функций чиновника, особенно в экономической сфере. Чем меньше возможностей у него влиять на решения, за которыми стоят деньги (тендер, конкурс, проект), тем лучше. А так можно уменьшать аппарат, увеличивать его, называть это тонкой или жесткой настройкой - ничего не изменится. Думаю, сейчас пришло время, у Путина есть возможность серьезно изменить не только организационную структуру правительства, но и полномочия чиновничества на местах.

- Какие нарушения, если судить по результатам проверок Счетной палаты, наиболее часты в государственных ведомствах?

- Наиболее распространено нецелевое расходование средств. Деньги тратятся не туда, куда нужно. Объем таких нарушений составлял в прошлом году около 14 миллиардов рублей. Нарушаются и правила бухучета и отчетности. К сожалению, в наших ведомствах еще много малограмотных специалистов. Конечно, есть факты и прямых злоупотреблений, но их сейчас стало меньше.

- Конфликт между правительством и Счетной палатой завершился не в ее пользу. Когда вас назначали председателем Европейского конгресса контрольно-счетных органов (ЕВРОСАИ), Путин довольно прямо высказался о том, что ваше ведомство по Конституции не имеет права вмешиваться в работу муниципалитетов.

- Возможно, я не совсем верно высказался, а президент меня не совсем понял. Не думаю, что он меня не поддержал. Не поддержал бы - не пришел бы на конгресс ЕВРОСАИ, не предоставил бы зал в Кремле, где до этого не проводился ни один международный форум, не дал бы провести в собственной резиденции заключительный прием конгресса.

- Как складываются сейчас ваши отношения с Касьяновым?

- Мне очень приятно, что за последние полгода наши отношения с правительством, особенно с премьер-министром, резко изменились в лучшую сторону.

- С чем вы это связываете?

- Во-первых, если президент реагирует, грех премьер-министру не среагировать. Во-вторых, думаю, мы просто поняли друг друга, хотя притирались долго. Он читал наши материалы и однажды сказал, что нашел много для себя интересного. Наши проверки - это ведь не ведомственная оценка, а оценка со стороны. С нами можно соглашаться или нет, но почему бы не воспользоваться нашими материалами? Сейчас меня отношения с правительством удовлетворяют.

- Вы давно и хорошо знаете питерцев старого призыва, в том числе и нынешнего вице-премьера, министра финансов Алексея Кудрина. Может ли это стать причиной для некоторой субъективности в работе Счетной палаты с ведомствами, возглавляемыми вашими земляками?

- Стараюсь от этого уйти. Хотя мы все живые люди, личные симпатии существуют. У нас действительно дружеские отношения с Алексеем (Кудриным. - "НГ"). Игнатьева знаю не только по команде: он и моего сына учил, когда был преподавателем в финансово-экономическом вузе в Питере. У меня хорошие отношения с Чубайсом. Прежде всего и потому, что Анатолий, пожалуй, единственный из политиков, который в 1999 году меня не предал, не испугался, а поддержал.

Пытаюсь играть в открытую. Если можно что-то поправить, предупреждаю заранее. Мы дважды проверяли РАО "ЕЭС". Чубайс трижды у нас выступал. Мы не стали делать из этого сенсации. Можно ведь материал поднакопить и через СМИ устроить хороший скандал. Что касается работы над бюджетом, мы с Кудриным договорились о взаимопомощи. Он мог бы, конечно, подойти формально: вот напишем бюджет, вы его за неделю изучите, а потом докладывайте, что хотите. Однако мы имели доступ к разработке бюджета уже с апреля. В конечном счете чего нам делить? Страна-то одна. Другое дело, если человек - жулик, вор. Но к названным вам персонажам это отношения не имеет.

- Вы можете гарантировать неподкупность ваших сотрудников?

- У меня нет фактов, что кто-то кого-то покупал. Но по некоторым проверкам, я догадываюсь, работа такая ведется. Вот почему у нас многоступенчатая система рассмотрения материалов. Работает инспектор, готовит отчет, пишет акт, потом это проходит через аудитора, затем выносится на обсуждение коллегии. Чтобы не было того, о чем вы говорите, у нас фактически есть собственная служба безопасности, так я ее называю. Руководит этим направлением генерал-лейтенант ФСБ. Договорились мы и с Николаем Патрушевым о том, что, если какие-то вопросы будут возникать, он мог бы подстраховать и проверить. По некоторым персонажам такая работа идет. И, наконец, это уровень зарплаты. Сотрудники будут получать 600-700 долларов. Кроме того, удалось, я надеюсь, практически решить проблему жилья для своих сотрудников.

- Вы не боитесь своими проверками нажить себе врагов?

- Мне даже в одной газете посоветовали не прикуривать от огня. Я понял, что по одному очень крупному делу попал в точку. Но если будешь бояться, то и сам измучаешься, и других измучаешь. И меня уже не переделаешь. Взяток не беру, терять мне уже особо нечего. Полвека уже прожил. В президенты не собираюсь. Мною движет профессиональный интерес. А главное - за державу обидно. Это не пафос, это честно. Я теперь знаю, как принимаются решения. А что касается силовых структур, то теперь просто разговариваю с ними на одном языке. Кроме того, там много моих друзей, У меня, например, прекрасные отношения с Грызловым. А Патрушев вообще мой старый товарищ. Если бы я поработал председателем Счетной палаты, до того как стал премьер-министром... Но думаю, что все равно бы сняли.

- Как складываются ваши отношения с Владимиром Путиным?

- У нас неплохие отношения. Это позволяет доносить до него результаты многих наших проверок, аналитические материалы. Все-таки у нас византийское государство, и, когда первое лицо ставит резолюцию на мои бумаги, все работает на порядок быстрее. Наверное, это не совсем правильно, но пока это так.
Независимая газета , 25.09.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru