Rambler's Top100
Лениградская Правда
18 FEBRUARY 2020, TUESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Маневича и Старовойтову убили "казанские" и "тамбовские"?
7.10.2002 00:01
Около двух недель назад в Петербурге на пресс-конференции в честь 200-летия МВД были впервые официально объявлены фамилии людей, подозреваемых в убийстве Галины Старовойтовой
и Михаила Маневича. Однако это заявление, вместо того чтобы вызвать радость за успехи следствия, породило всеобщее недоумение и растерянность, прежде всего в самой правоохранительной среде. Имена четырех "кандидатов в убийцы" назвал присутствовавший на конференции замначальника Службы криминальной милиции МВД РФ генерал Михаил Никифоров. По информации, озвученной высоким милицейским чиновником, к смерти Старовойтовой могли быть причастны Павел Стехновский и Сергей Мусин, а к гибели Маневича - Сергей Калягин и Сергей Максимов. Чтобы иметь возможность соотнести названные имена с самыми громкими убийствами, совершенными в России конца XX века, журналисты АЖУР решили как можно подробнее узнать о судьбе каждого из этих людей.

Это уже история

Убийство вице-губернатора Петербурга Михаила Маневича было совершено более пяти лет назад. Маневич был смертельно ранен неизвестным преступником утром 18 августа 1997 года в салоне собственной автомашины "Вольво" при повороте с улицы Рубинштейна на Невский проспект. Выстрелы были произведены с чердака дома 76 по Невскому проспекту. Через час после этого Маневич умер в Мариинской больнице. Примерно через год, в ночь с 20 на 21 ноября 1998 года, двое киллеров расстреляли в подъезде дома 91 по каналу Грибоедова депутата Государственной Думы Галину Старовойтову и ее помощника, петербургского журналиста Руслана Линькова. Галина Васильевна от полученных ранений скончалась на месте. Линьков был госпитализирован с двумя пулевыми ранениями, но спустя несколько недель благополучно выписан из больницы.
На свежих могилах обоих политиков было произнесено много патетических речей и пролито искренних слез. Кремль клялся, что преступления будут раскрыты в самые ближайшие сроки. Сроки были назначены, но так и не исполнены: в частности срок следствия по делу об убийстве Старовойтовой с 1998 года по настоящее время продлялся как минимум трижды. Последний раз срок по делу Старовойтовой был продлен 20 сентября этого года, то есть на следующий день после заявления Никифорова. Скорее всего, именно это обстоятельство в совокупности с юбилеем родного министерства подвигло милицейского генерала поименно назвать "душегубов". Обществу необходимо было доказать, что следствие, затянувшееся на пять лет, все это время не топталось на месте и кое-что выяснило. Правда, информация о предполагаемых убийцах в интерпретации Никифорова сильно смутила умы, едва не поставив под сомнение саму компетентность следственных органов в этом вопросе.

"Пятнадцать человек на сундук мертвеца"

Нельзя сказать, что правоохранительная система на протяжении всех пяти лет не высказывала никаких предположений по поводу смерти Маневича и Старовойтовой. Особенно много "кандидатур" проходило по делу Старовойтовой: в первые же месяцы после трагедии по подозрению в убийстве депутата были задержаны не менее 15 человек. В последующее время список "киллеров" непрерывно пополнялся: в столице Латвии был задержан бывший боец рижского ОМОНа Константин Никулин, в Петербурге - супруга Айрата Гимранова Лариса Плоскова (вместе с шубой, на которой были обнаружены следы пороховой гари, якобы идентичные пороху на одежде Старовойтовой), в Праге - Юрий Бирюченко и Виктор Кудряшев. Где-то рядом с этим списком маячила одиозно известная Академия национальной безопасности вместе со своим покровителем спикером Госдумы Геннадием Селезневым, продолжавшим судиться со Старовойтовой уже после ее смерти по поводу газетной статьи депутата "Новые русские коммунисты: союз серпа и доллара". В итоге число подозреваемых настолько возросло, что, если бы они все в ту роковую ноябрьскую ночь нагрянули убивать Галину Васильевну, тесная набережная канала Грибоедова вряд ли смогла бы вместить всех желающих.

В то же время на месте убийства Маневича было значительно "просторнее": к примеру, в апреле прошлого года на причастность к этому убийству отрабатывался бизнесмен Владимир Беляев (более известный как Боб Кемеровский). Одновременно Кемеровского отработали по делу Старовойтовой, но, судя по всему, так ничего и не добились. Еще раньше ряд питерских СМИ пытался соотнести с гибелью Маневича интересы другого известного питерского предпринимателя - Константина Яковлева, но у правоохранительных органов не нашлось никаких подтверждений этой версии.
В этом контексте заявление Никифорова может показаться очередным нагромождением имен. Более того, по мнению многих компетентных лиц, оно способно здорово помешать следствию выйти на предполагаемых ликвидаторов Старовойтовой - Мусина и Стехновского, которые, по оперативным данным, озвученным на той же пресс-конференции, скрываются за границей. С Калягиным и Максимовым, вероятными убийцами Маневича, все проще - оба давно мертвы.
Однако при попытке журналистов АЖУРа выяснить судьбу этих четверых людей обнаружилось еще больше абсурда. Стало известно, к примеру, что Сергей Мусин был объявлен в розыск уже 21 ноября 1998 года, то есть спустя несколько часов после смерти Старовойтовой.

Ориентировка на Павла Стехновского была распространена еще через два дня. Уже тогда оба подозревались в преступлении, инкриминируемом статьей 277 УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля). О том, насколько эффективно велся розыск, можно судить по тому, что Мусин и Стехновский в 1999 году неоднократно задерживались сотрудниками ГИБДД. При этом им инкриминировалось, разумеется, не убийство Старовойтовой, а всего лишь нарушение правил дорожного движения.

Но самое поразительное обстоятельство выяснилось при составлении репортерского досье на Сергея Калягина. Оказалось, что Калягин был... убит еще в июле 1997 года, ровно за 42 дня до смерти вице-губернатора. Поэтому, если продолжать верить Никифорову, в совершении убийства впервые в истории криминалистики подозревается привидение...

Маневича убило привидение

31 -летний Сергей Калягин был найден мертвым в ночь на 7 июля 1997 года на стадионе "Красная заря" , недалеко от Лесного проспекта. Медики насчитали у него четыре огнестрельных ранения головы.

В свое время Калягин был известен в "бандитском Петербурге" как бригадир криминальной группировки Владимира Теплова (Сибиряка), входившей в состав "тюменско-пермского" преступного сообщества. В этой же группировке числились такие "авторитетные" люди, как Никита Гущин (Пермский), Александр Костенко (Москва), Сергей Соснин (Сосна), Сергей Титов (Хромой), а также младший брат Сибиряка Сергей Теплое. Само ОПС считалось очень сильным, о чем свидетельствовали связи "тюменских" с легендарным курганским киллером Александром Солоником, высокопоставленным спортсменом Отари Квантришвили, а также с представителями "солнцевской братвы". Помимо этого сообщество поддерживало контакты с известным "авторитетом" Улхаевым и его боевиками.

В начале 1990-х годов группировка Сибиряка начала активно завоевывать пространство российского Северо-Запада, и прежде всего Петербурга. В нашем городе Теплов и его команда позиционировали себя союзниками "малышевской" ОПГ. Это в значительной степени помогло им освоиться в чужой "криминальной империи".

Весной 1993 года, когда "тюменские" уже заняли свою нишу в северной столице, ими заинтересовался 7-й отдел РУОП. Сотрудниками отдела было заведено оперативное дело в отношении Теплова и его команды под условным наименованием "Гидра". В ходе двухлетней оперативной разработки впервые всплыло имя Сергея Калягина, который подозревался в том, что осенью 1994 года скрывал у себя некоего Вывчева, которого следствие считало исполнителем заказного убийства, совершенного незадолго до этого в городе Березове Тюменской области. Одновременно оперативниками была собрана доказательная база о причастности людей Теплова и Калягина к целому ряду других убийств, в их числе -к смерти некоего Нуриева, погибшего осенью 1993 года в Петербурге от взрыва в салоне собственной автомашины "Москвич". На счет группировки Сибиряка также были отнесены похищение предпринимателя Рыбникова, разбойное нападение на жителя Петербурга Шидловского с целью угона его автомашины БМВ и серия менее тяжких преступлений - от вымогательств до обычных грабежей.

Однако уже в 1994 году группировке был нанесен сильный удар: большинство ее членов было арестовано и осуждено. Сам Сергей Калягин также неоднократно задерживался сотрудниками милиции, но каждый раз оставался на свободе. Так, в 1993 году Калягин вместе с Сибиряком были задержаны в Сочи за незаконное ношение огнестрельного оружия (у приятелей изъяли пистолет Макарова).
Впервые Сергей был no-настоящему арестован весной 1996 года. Прокуратура Калининского района Петербурга предъявила ему обвинение в покушении на умышленное убийство. Вместе с Калягиным по этому же делу были заключены под стражу Сибиряк, Сосна и Москва. Спустя некоторое время все четверо были отпущены под подписку о невыезде с выплатой многомиллионных залогов (Калягин заплатил 80 миллионов неденоминированных рублей). Однако в отличие от Теплова Калягин так и не предстал перед судом - его убили незадолго до того, как подслеповатая российская Фемида наконец-то обратила на него внимание.

Говорят, что незадолго до смерти Сергей Калягин обсуждал в своем кругу возможность убийства некоего высокопоставленного чиновника из администрации Петербурга. Возможно, именно на этом основана версия о его причастности к убийству Михаила Маневича? Понятно, что мертвый Калягин, если исключить мистику, никак не мог быть задействован в осуществлении этого замысла. Но приговор братвы мог быть приведен в исполнение людьми из окружения Сергея или же теми, кто в свое время подбросил ему эту идею. Лишь в этом случае "версия Калягина" не выглядит полным абсурдом.

Убийца - герой чеченской войны?

Второй предполагаемый исполнитель убийства Михаила Маневича - Сергей Максимов - пережил вице-губернатора на два с половиной года. В январе 2000 года 24-летний Максимов был застрелен двумя неизвестными преступниками в холле общежития на Сиреневом бульваре, где, согласно оперативной информации, он обычно покупал наркотики.

Сергей Максимов (в определенных кругах был известен как Макс), коренной ленинградец, бывший боец СОБР при петербургском РУБОП, - личность по-своему любопытная и неординарная. Максимов воевал в первую чеченскую, в январе 1995 года в составе воздушно-десантных войск вошел в разрушенную столицу мятежной республики. По итогам кавказской кампании был представлен к ордену Мужества (но, по сведениям АЖУР, так и не получил его). После Кавказа Сергей некоторое время служил в составе ограниченного контингента российских войск в Югославии. Люди, знавшие Макса, характеризуют его как очень вспыльчивого, неуравновешенного человека, способного на отчаянные поступки, которому на войне был присущ какой-то бесшабашный героизм.

Вернувшись из армии в Петербург, Сергей по совету своих друзей устроился на работу в СОБР. Одновременно он начал заниматься какой-то коммерческой деятельностью, на которую указывают "шальные деньги", появившиеся у собровца, и слова его родственников и знакомых, которые подтверждают, что Макс был задействован в бизнесе средней руки. Судя по всему, Сергей каким-то образом был допущен к делам компании ООО "Петрохлебсбытсырье", которая до осени 1997 года носила другое название (ОАО "Петрохлебснаб") и имела единственного учредителя - петербургский Комитет по управлению городским имуществом (КУГИ). Именно благодаря связям Макса с этой фирмой хоть как-то пересекаются прижизненные пути "героя кавказской войны" Сергея Максимова и питерского вице-губернатора, политика российского уровня Михаила Маневича, который на тот момент был председателем городского КУГИ. В августе 1997 года Маневич был убит, а спустя полтора месяца "Петрохлебснаб" был перерегистрирован в "Петрохлебсбытсырье". При этом КУГИ был исключен из реестра учредителей, вместо него в списке акционеров появились три физических лица (имени Максимова, разумеется, в этом списке нет).

В этот период своей жизни Сергей был близок к так называемой "ферганской" ОПГ, которая, как считают компетентные источники, отпочковалась от коллектива Артура Кжижевича. Макс был вхож в компанию молодых бизнесменов Александра Беляева, Артура Свиридова, Олега Каштело, Виталия Зайцева и других выходцев из узбекского города Навои, обосновавшихся в Петербурге с началом 1990-х годов. Большинство этих людей имело свой интерес к "Петрохлебсбытсырью". При этом Беляев в своем кругу был более известен под кличкой Хасан, а Свиридов носил красноречивое прозвище Казанский. Именно Хасана и Казанского правоохранительные органы соотносили с именем Артура Кжижевича.

В июле 1998 года неожиданно бесследно исчезает Хасан. (Спустя две недели после его исчезновения в Лемболовском озере был выловлен труп неизвестного мужчины, которого только через год опознали как пропавшего Беляева.) Еще через два месяца в подъезде собственного дома был застрелен Артур Свиридов (Казанский). По данному факту было возбуждено уголовное дело, в качестве обвиняемых по нему привлекли сотрудника СОБР г. Самары Андрея Шульпина, бывшего десантника Владимира Волкова и самого Сергея Максимова. Однако к 2001 году, когда дело слушалось в городском суде, Максимов был уже убит, и уголовное дело в отношении него прекратили по факту смерти. На последнем судебном заседании выяснилась полная непричастность Шульпина к убийству Свиридова, и он был оправдан. Зато Владимира Волкова приговорили к 13 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Данное уголовное дело слегка проясняет судьбу Максимова в последние два года его жизни. Как было установлено следствием, в это время между Сергеем и его партнерами по бизнесу начинаются разногласия. Первой жертвой этого раскола становится, судя по всему, Александр Беляев. В деле имеются показания одного из свидетелей, который с чужих слов указывает на Максимова и еще на одного человека из его окружения как на убийц Хасана. Согласно этой версии, в ночь с 13 на 14 июля 1998 года Макс, сев в автомобиль к Беляеву, расстрелял своего бывшего приятеля в упор с заднего сиденья, после чего утопил труп в озере.

Тогда же Сергей Максимов, согласно материалам уголовного дела, начинает планировать убийство Артура Свиридова. В августе 1998 года Макс связывается по телефону со своим армейским другом Андреем Шульпиным, жителем Самары, который и знакомит его с Владимиром Волковым. Волков приезжает в Петербург, где Макс заказывает ему убийство Казанского. 14 сентября у подъезда дома по проспекту Косыгина, где жил Свиридов, Максимов в салоне собственного автомобиля передает Волкову пистолет ТТ, снаряженный 8 патронами, и радиостанцию "Standard".
Киллер поднимается в подъезд и при появлении Артура Казанского открывает огонь на поражение. Раненый Свиридов в ответ производит несколько выстрелов и дважды ранит Волкова. Услышав, что Казанский вступил в перестрелку, Максимов вбегает в подъезд и стреляет в Артура не менее 8 раз. От полученных огнестрельных ранений (13 сквозных и 3 слепых) Свиридов умирает на месте.
Третьей жертвой Максимова, как это следует из материалов дела, должен был стать Олег Каштело. Однако это убийство, к счастью, так и не состоялось, хотя "заказ" на него был сделан. В январе 2000 года кто-то выносит приговор самому Максимову. В это время Макс, уже уволенный из СОБРа, по свидетельству многих своих знакомых, плотно "сидит на игле". Его характеризуют как опустившегося человека, живущего "от дозы до дозы".

26 января (в день смерти) Максимова случайно встречает его отец, который замечает, что сын как-то слишком "no-праздничному" одет. В коротком разговоре Сергей неожиданно признается отцу, что ему "хана" и что "сейчас за ним приедут". Менее чем через час после этой встречи его действительно убивают.
"Патриоты" против Старовойтовой
38-летний Павел Стехновский и 41-летний Сергей Мусин, предполагаемые убийцы Старовойтовой, до сих пор числятся в розыске (первый - в федеральном, второй - в международном). Известно, что до 1999 года оба, оставаясь на легальном положении, еще находились на территории России. Спустя целый год после убийства Старовойтовой, в атмосфере напыщенных заявлений власти (в лице Сергея Степашина) о том, что в деле Старовойтовой появились "серьезные подвижки", Мусин и Стехновский каким-то образом узнают, что ими интересуется УФСБ, и, по оперативным данным, исчезают из страны.

Их биографии значительно разнятся с жизненной канвой таких типичных представителей криминального мира, как Калягин и Максимов. В 1990-е годы Мусин и Стехновский, урожденные ленинградцы, были вполне легальными людьми, занимались общественной работой, были не чужды политики. Оба были достаточно известны в казачьем Петербурге, лично принимали участие во многих мероприятиях "возрожденного казачества". Как и все обладатели широких казачьих штанов с лампасами, отличались истовой религиозностью, с готовностью выстаивали томительные церковные службы, проповедовали "богоизбранность" России и ее "особый путь". Сергей Мусин с 1997 года являлся соучредителем и руководителем Христианской партии духовного возрождения, располагавшейся в Петербурге по адресу: улица Демьяна Бедного, 3. Здесь же, как удалось выяснить Агентству журналистских расследований, находилось охранное предприятие "Благоверный князь Александр Невский", неформальным лидером которого считался "широко известный в узких кругах" Юрий Колчин. На момент убийства Старовойтовой Мусин и Стехновский являлись сотрудниками данного охранного предприятия.

Существовала и обратная сторона общественной деятельности Мусина и Стехновского, довольно близко примыкающая к криминалу. Через того же Юрия Колчина (известного как Юра Брянский) охранники "Александра Невского" имели прямую связь с одним из депутатов Государственной Думы, самый преданный электорат которого, как говорят, составляет "тамбовское" преступное сообщество. Прошлое Сергея Мусина тоже было небезупречным: в 1991 году во время воинской службы он получил три года условно по приговору военного трибунала (ему вменялись получение взятки, мошенничество и утрата военного имущества).

Как утверждают компетентные источники в правоохранительных органах, в 1998 году Мусин и Стехновский действительно могли готовить нападение на Старовойтову. На это косвенно указывает и тот факт, что один из американских пулеметов "Агран", нелегально ввезенных в наш город, был приобретен именно Мусиным. Однако на "Агране", найденном на месте убийства Старовойтовой, не было отпечатков пальцев Мусина и Стехновского.

Считается, что наиболее перспективной версией убийства Старовойтовой является версия разбойного нападения. Как писали петербургские газеты в ноябре 1998 года, Галина Васильевна должна была привезти из Москвы крупную денежную сумму в валюте (от 50 до 900 тысяч долларов), предназначенную для поддержки "некриминальных" кандидатов на ближайших выборах в Думу. Жильцы подъезда, в котором погибла Старовойтова, свидетельствуют, что выстрелам предшествовал короткий разговор на повышенных тонах. Возможно, преступники требовали отдать им деньги, а когда денег не оказалось, открыли огонь. Но не исключена и политическая подоплека убийства. Тот же Хохол, человеком которого был Юрий Колчин, имел в 1998 году серьезные политические амбиции. Мусина и Стехновского депутат Старовойтова могла раздражать по идейным мотивам: все ее демократические начинания были им "поперек горла", а значит - "поперек" того "особого пути" России, в который они верили.

Заявление Михаила Никифорова имело по крайней мере один положительный результат: оно снова привлекло внимание общества к ходу расследования "запылившихся" уголовных дел Маневича и Старовойтовой.

Логические нестыковки этого заявления могут быть следствием того, что фамилии подозреваемых были просто выхвачены милицейским чиновником из контекста справочной информации, которая, по всей видимости, была ему предоставлена накануне пресс-конференции. Как удалось установить корреспондентам АЖУРа, Сергей Калягин и Сергей Максимов при жизни не имели между собой никакой связи, однако "посмертное" объединение этих имен может иметь смысл (оба независимо друг от друга могли участвовать в подготовке устранения Маневича). То, что Калягин и Максимов - не единственные подозреваемые в деле убитого вице-губернатора, можно понять из того обстоятельства, что уголовное дело до сих пор не прекращено (это следовало бы сделать, если бы все "кандидаты в убийцы" Маневича был мертвы). Что касается Мусина и Стехновского, их причастность к смерти Старовойтовой выглядит более реальной: по мнению специалистов, человек объявляется в розыск лишь в том случае, если имеется постановление о привлечении его к делу в качестве обвиняемого. Однако после всероссийской шумихи, поднятой по случаю оглашения фамилий Мусина и Стехновского, вероятность найти их сводится к минимуму.
Ваш тайный советник , 7.10.2002


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
01 02
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
01 02
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru