Rambler's Top100
Лениградская Правда
25 AUGUST 2019, SUNDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Принудительный евроремонт
11.02.2003 00:01
Владимир Путин хочет жить в Европе. Не только в географическом, но и в политическом измерении. Хочет общаться с Блэром и Аснаром, Шираком и Шредером, а не с Ким Чен Иром и Фиделем Кастро. Его интересуют инвестиции «Рургаза» и «ЭНИ», а не поставки брошюр кубинского бородача или журнала «Корея сегодня». Тем более что наиболее динамичная и продвинутая часть российского населения «голосует ногами» за Европу: наших куда чаще можно встретить в итальянских магазинах и на испанских пляжах, чем на улицах Пхеньяна или Триполи. Российские граждане активно впитывают в себя европейские стандарты жизни или хотя бы стремятся к ним – даже в провинции, судя по социологическим опросам, люди хотели бы зарабатывать по тысяче долларов на человека. Еще года три назад предел мечтаний не превышал суммы, раза в три меньшей. Но жизнь в Европе несовместима с теми тенденциями, которые сопутствовали приходу Путина к власти и были связаны с укреплением политической и идеологической роли силовиков. Тут не принято видеть криминал в контактах с иностранцами, отсюда не высылают зарубежных религиозных и общественных деятелей без внятного объяснения причин. Здесь экологи – не враги-вредители, они заседают в парламентах, а не являются фигурантами весьма сомнительных уголовных дел (кроме Пасько, вспомним о каперанге Никитине и докторе Сойфере). В Европе оправдательный приговор суда – это нормальное явление, а не почти ЧП, как в современной России, несмотря на все демократические преобразования 90-х годов. И, разумеется, не принято оставлять часть страны без легитимных органов власти – напомним, что в Чечне уже не первый год фактически действует военное правление, а роль назначенных сверху чиновников-чеченцев близка к символической. Путин оказался перед выбором – или с высоты своего рейтинга обуздать порывы подчиненных-силовиков, или следовать в русле их настроений, которые несовместимы с современным цивилизованным миром. Похоже, что свой выбор президент сделал – в пользу Европы. Иначе сложно объяснить целый ряд путинских заявлений и действий последнего времени, которые не могут понравиться тем, кто в 2000 году аплодировал его избранию, мечтая о новом Сталине или хотя бы Андропове. Так, на недавнем заседании Госсовета президент высказался за отказ от излишней бюрократизации при решении вопросов международного сотрудничества, связанных с утилизацией ядерных отходов. За витиеватой формулировкой скрывается намерение ликвидировать всеобъемлющую секретность в этой сфере. По словам главы государства, «излишняя забюрокраченность этих вопросов и маниакальная шпиономания мешают работать». Другое знаковое высказывание президента, куда более важное, на мой взгляд, прозвучало на праздновании юбилея Верховного суда. Путин похвалил новый УПК, вступивший в силу 1 июля прошлого года. Причем похвалил за то, что число оправдательных приговоров выросло в три раза и что более чем на 20% уменьшилось число обитателей СИЗО. За неделю до президентского выступления замминистра внутренних дел Виталий Мозяков раскритиковал новый УПК за то, что он будто бы мешает правоохранителям бороться с преступностью: после того как право давать санкцию на арест перешло к судьям, подозреваемые, мол, уходят из-под ареста и от следствия. «Первые лица» судебной власти, напротив, кодекс поддерживают. Обе стороны ждали, что скажет президент, и он публично поддержал судейских. И, следовательно, цивилизованные европейские правовые нормы. Наконец, финал дела Пасько – уникальное условно-досрочное освобождение человека, который не признал своей вины, не выразил раскаяния и желания «загладить причиненный вред». Как правило, освобождают именно таких. От Пасько тоже ждали признания вины – в форме прошения о помиловании, но он отказался совершить шаг, который делал его свободным, но лишал возможности и дальше активно сотрудничать с международными экологическими и правозащитными организациями. В этом случае Пасько переставал быть для них героем, а так «Репортеры без границ» удостоили его своей премии. Прокуратура выступила против того, чтобы выпустить бывшего военного журналиста на свободу; суд постановил иначе – по некоторым данным, столь «щекотливое» дело не могло быть решено без участия сверху. В общем, вперед, в Европу. Однако на этом пути есть и серьезные проблемы. Во-первых, «проевропейские» акции до сих пор соседствуют в практике российской власти с «антиевропейскими» – взять хотя бы закрытие миссии ОБСЕ в Чечне или отказ во въезде в страну зарубежным священнослужителям и общественным деятелям. Создается впечатление, что одна рука не знает того, что творит другая. Во-вторых, политика Кремля, направленная на приобщение страны к европейским ценностям, может быть негативно воспринята силовиками, поскольку задевает их корпоративные интересы и разрушает привычные стереотипы. А ведь силовые структуры традиционно поддерживают президента Путина, хотя бы «на контрасте» с его предшественником. Поэтому, идя в Европу, российский президент серьезно рискует, но, похоже, выбора у него нет.
Журнал , 11.02.2003

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru