Rambler's Top100
Лениградская Правда
18 SEPTEMBER 2019, WEDNESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Приказано выбрать
25.02.2003 00:01
А капитаны бизнеса, в свою очередь, решают, кто из действующих политиков может стать "паровозом" их идеологии.

Предсказать результат этого выбора сегодня нельзя. Но уже понятно, что очередной "год великого перелома" уже наступил.

Закипело и забулькало


Даже невооруженным глазом видно, что в последние недели общий градус внутриполитического напряжения в России заметно вырос. До лихорадки, конечно еще далеко, но все симптомы обострения болезни роста налицо.

Существенную пищу для размышления дает мониторинг заявлений и поступков ключевых игроков из Кремля и Белого дома. Похоже, что происходящее можно назвать как минимум обострением внутрипартийной дискуссии. Основные задействованные темы и сюжеты такие: о темпах экономического роста, о налоговой реформе, о реформе энергетического комплекса и тарифах. Не отшумели до конца и дискуссии по валютной либерализации и темпам вступления в ВТО, хотя схватки вокруг двух последних тем уже носят чисто ритуальный характер.

При этом представители власти не стесняются показать, что, как говорится, у каждого было "особое мнение", как лезть нам по этой горе. Доходит до того, что некоторые министры высказываются вразрез с тезисами, сформулированными и озвученными самим президентом. А чего, например, стоит одно только увольнение Евгения Наздратенко с поста главного рыбовода страны.

Хотя увольнение в официальной формулировке Белого дома звучало как "временное отстранение", наблюдатели припомнили, что назначение Наздратенко в правительство премьер в свое время охарактеризовал как вынужденное. Кого из вынуждавших пришлось победить в аппаратных играх премьеру, чтобы пойти навстречу обездоленным рыбакам Приморья? Явно кого-то не из своего аппарата.

Или взять, к примеру, недавний хоровод вокруг индексации пенсий и реформы ЖКХ. Напомним, что сначала, при явно консолидированной поддержке партии власти, в Думу был вызван Касьянов. И похоже, вовсе не для того, чтобы получить из рук депутатов почетную табличку "дом образцового содержания" для своего офиса на Краснопресненской набережной. Премьер подставляться не стал.

Однако после этого (мы далеки, конечно, от мысли считать, что вследствие этого) у президента крайне не кругло вышло с индексацией пенсий. Сам объявил, что раньше срока, и аж на 6%.

А после того, как главным героем теленовостей на всех каналах стал пенсионер, борющийся с ДЕЗом, но гордо отсылающий прибавленные 30 рублей президенту Путину, компетентные товарищи из Пенсионного фонда и Минфина объяснили, что на самом деле индексация была внеплановой, а следовательно -- ненастоящей, что президент правильно сказал про 6%, но имел в виду совсем другие 6%. А то, что ненастоящая индексация почти день в день совпала с настоящим повышением тарифов ЖКХ в крупнейших российских регионах, так это по решению местных властей.

Есть и другие примеры, притом вполне однозначно трактуемые, которые можно привести в пользу того, что родной бомонд зажужжал как улей.

Мощно пошел и официальный законотворческий процесс, в рамках которого лоббисты и аппаратные интриганы в белую бескровно мерятся силушкой, выпускают пар, проводят назначения правых и крайних. Речь идет прежде всего о пакете законов по реформе энергетики, среднесрочной правительственной программе экономического развития, административной реформе, в ходе которой за два года придется поменять две сотни законов.

Каких и на что поменять, похоже, не удалось выяснить даже по итогам встречи бизнесменов с президентом, однако ясно одно: 200 законов -- это хорошее поле для деятельности, чтобы, как говорится, и себя показать, и других замочить.

Кто за чем бежит

Все эти наблюдения за рынком политических высказываний и думских голосований можно было бы с легким сердцем оставить профессиональным политологам и технологам, если бы в ходе этих баталий не решались серьезные проблемы и не были задействованы реальные интересы.

Проще всего, наверное, разобраться с палитрой интересов экономических. Они в силу своей шкурной природы авторам этих строк как-то ближе. Кроме того, симпатии крупного бизнеса для политиков -- вещь ключевая, поскольку именно они материализуются в звонкие избирательные кампании, высокие рейтинги и устойчивость политических конструкций. Поиск баланса между интересами бизнеса и власти продолжается все время их сосуществования, однако в моменты, подобные нынешнему, поиск этот активизируется особенно драматически.

Ярким примером может служить конфликт вокруг особого режима налогообложения для иностранцев -- соглашения о разделе продукции (СРП). Вялотекущая дискуссия о том, нужно России СРП или не нужно, продолжается более десяти лет. На фоне этой дискуссии по дедушкиной оговорке (до принятия всех законов) заработали четыре нефтяных проекта (два Сахалинских, один Харьягинский и Самотлорский), а еще два десятка проектов ждали окончательного принятия законодательства. Однако именно в последние полгода остро заспорили между собой два нефтяных гиганта -- ЮКОС и ТНК. Компании исповедуют разный стиль. ЮКОС против СРП.

Когда-то он потерпел фиаско в попытках привлечь американскую Amoco для разработки Приобского месторождения, а сегодня имеет средства для разработки своих месторождений самостоятельно и пускать в Россию конкурентов на выгодных для них условиях не хочет. У ТНК другая история. Компании достались нефтяные запасы худшего, чем у ЮКОСа, качества, и для их разработки реально нужен западный партнер, потому что собственных средств у компании явно не хватит. По этому ТНК была за СРП.

Правительство, несколько лет не говорившее ни да, ни нет СРП, сейчас вдруг решилось поддержать ЮКОС. На недавнем совещании у премьер-министра Касьянова было принято решение о том, что новые проекты СРП пока что приниматься не будут. Трудно судить о том, потеряла ли Россия в результате этого решения умозрительные миллиарды инвестиций, зато определенно Михаил Касьянов и также лоббировавший это решение министр энергетики Игорь Юсуфов повысили свою капитализацию в глазах самого дорогого нефтяника России Михаила Ходорковского.

Непрекращающийся бой идет между бизнесменами и по поводу вступления России в ВТО. Здесь преференции бизнесменов распределяются причудливо: мнения расходятся не только между экспортерами и импортерами, что было бы логично, но даже и внутри каждой из этих групп. Конфликт громче всего озвучен парой Ходорковский--Дерипаска. Владелец ЮКОСа на сей раз за вступление во Всемирную торговую организацию (нефтяникам вступление не дает никаких ограничений, зато теоретически добавляет политический вес и доступ к дешевым кредитам).

Вместе с Ходорковским за выступает большая часть металлургов и крупных машиностроителей. А Дерипаска -- против. Во-первых, потому, что основа основ его благосостояния, алюминий, -- товар биржевой и вести антидемпинговые расследования против него довольно проблематично. А во-вторых, потому, что Дерипаска не только металлург, но и производитель российских автомобилей -- а то, что положение дел российского автопрома после вступления в ВТО не улучшится, более-менее ясно всем.

Вопрос "на кого поставить?" и дальше будет решаться властью ежедневно. Решаться и просчитываться. Очевидно, например, что не обойдется без торга идеологически безукоризненный постулат снижения налогов на бизнес. Ведомство Алексея Кудрина предлагает обеспечить общее снижение за счет "доналогообложения" "нефтянки". Нет нужды писать, что по этому поводу думает Ходорковский. Он против. Зато представители не нефтяного бизнеса выражают на этот счет сдержанную радость.

Если же в процессе торгов выяснится, что нефтяной ресурс оказался слишком обижен, власть может разрешить этому ресурсу построить желанный им частный нефтепровод в Мурманск или выпустит их на рынок газа, начав в каком-нибудь промежуточном варианте реформирование "Газпрома".

В принципе, характеризуя интригу текущего момента, можно высказаться даже несколько шире. Речь опять идет о выборе стратегии экономического развития, а точнее -- о пропорциях либерализма и госадминистрирования в текущей и будущей экономической политике.

Поэтому партии экономических интересов сейчас ускоренно формируются, ищут себе капитанов, борются за влияние на президента и пытаются обратить его в свою экономическую веру.

Именно этим в основе своей определяется тот градус видимых противоречий в высказываниях наших руководителей и то, что позиция кого-либо из руководителей иногда противоречит сформулированной им же несколько ранее.

Кризис равноудаленности

С другой стороны, похоже, и президент готов выбор сделать. Во всяком случае, говоря об административной реформе, он заявил, что власть не может позволить себе "обломовщину" и "диванный" стиль руководства.

А что это конкретно означает для самого президента? Понятно, что в описанной выше бинарной экономической логике уже нельзя принимать вялых решений. Ресурс консенсусных решений совсем уже исчерпался, и, соответственно, политика равноудаленности требует ревизии. Поэтому придется кого-то обижать, согласившись с другой партией. А это значит, что обиженные могут и отказать Кремлю в политической поддержке. Можно долго рассуждать на тему о том, так ли сильны сегодня олигархи, как во времена "семибанкирщины", или не так, сильны ли они тем же или чем-то другим. Однако ясно, что капитал так или иначе влияет на волеизъявление электоральных клонов. Да и сами электоральные клоны не хотят больше платить за квартиру, но, похоже, придется.

Одним словом, президенту придется конвертировать часть своего рейтинга в ресурс, необходимый для продолжения стратегических преобразований России. Прежде всего -- ее экономики.

Рейтинг у Путина высок и велик, но даже если его понижение неизбежно для того, чтобы сделать большое дело, бездумно терять его тоже не хочется. Это просто бесхозяйственность, которую администрация президента позволить себе не имеет права. Поэтому естественно, что раз уж обиженные возникнут неминуемо и сами по себе, то надо публично назначить и виноватых, чтобы разрядить обстановку.

Однако здесь тоже сложилась парадоксальная ситуация. Почти всех чужих виноватых уже наказали и выгнали. Ну, остался еще Газизулин, ну, Починок, ну, в Питере можно навалять Яковлеву за отдельные случаи массового воровства в честь торжеств по поводу долгожданного юбилея Северной Пальмиры.

А где же виноватые калибра Аксененко или Геращенко? Короче, если раньше про питерцев говорили, что у них короткая скамейка запасных, то теперь, похоже, стала коротковата скамейка штрафников. Похоже, придется мочить в сортире уже кого-нибудь из бывших своих.

Итак, будущий виноватый, видимо, должен обладать следующим набором качеств.

Начнем с того, что он будет из числа нынешнего "крупняка". Во-первых, потому, что та экономическая партия, которую придется в ходе осуществления исторического выбора все-таки обидеть, будет, как это ни прискорбно, состоять из вполне умных и крепких ребят, которые себе в капитаны абы кого не выберут. Во-вторых, как мы уже говорили, чем крупнее виноватый, тем меньше будут технологические потери президентского рейтинга при выборе по существу вопроса.

При этом он будет из правительства. Уже проделанные усилия по консолидации власти и укреплению государства сделали бессмысленным поиск виноватых в других местах. Назначить в виноватые, скажем, Миронова, Селезнева или Рушайло -- это себя не уважать. Смешнее может быть только раскрутка тезиса о том, что во всем виноват Марат Баглай.

И последнее. Он будет не один. Он слетит со всем своим кусом в кабинете министров. Этого просто требует логика "плановых зачисток".

Парадокс ситуации заключается в том, что, как только найдут виноватого, удовлетворяющего всем вышеперечисленным характеристикам, в глубоком кризисе окажется и политика равноудаленности в отношениях с оставшимися фаворитами. Капитан команды победителей неминуемо получит дополнительный вес и в качестве наследования поляны от виноватого, и за счет эксплуатации того факта, что его назначил главным сам президент. Победитель вряд ли будет человеком менее расторопным, чем, скажем, Шойгу или Грызлов, так что из последнего факта может выжать гораздо больше новых сторонников, чем "Медведи".

Иными словами, отказавшись от обломовщины как стиля руководства, президент, похоже, будет вынужден, хочет он того или нет, создать мощного политического тяжеловеса, с которым ему придется поделиться в том числе и своим личным рейтингом.

По стране тут же покатятся волны перешептывания разномастных аналитиков и экспертов: Путин выбрал преемника, преемник сказал, преемник показал.

Похоже, на российском политическом Олимпе скоро снова появится фигура, равновеликая фаворитам "эры семьи".

Трое

Одним словом, ставки сейчас очень велики. И на выигрыш, и на проигрыш. Все это понимают, и вот почему закипело и забулькало, на первый взгляд хаотично и бессистемно, а на самом деле -- весьма своевременно.

И если за аналитиков и экспертов можно от души порадоваться (людям вновь будет чем заняться в условиях реальной многопартийности), то несчастным олигархам, аппаратчикам и политтехнологам сегодня просто не позавидуешь. Чтобы выиграла твоя команда, надо бороться изо всех сил, но чем ярче и мощнее твой капитан, тем больше у него шансов пострадать в борьбе.

При этом надо сказать, что и выбор капитанов не столь уж широк. Сегодня на этот статус могут претендовать лишь трое: Михаил Касьянов, Алексей Кудрин и Сергей Иванов.

Каждый из них имеет "особые отношения" с президентом, очевидные заслуги перед отечеством, мощную вертикаль вниз, в том числе и с большой неформальной составляющей. Каждый из них контролирует крупные финансовые потоки, в том числе и бюджетные, и экспортные, может поднять с рынка огромные средства под свой личный рейтинг.

Нам кажется, что другие самостоятельные и влиятельные в российской жизни чиновники все-таки имеют несопоставимо меньший калибр, хотя от позиции и выбора каждого из них во многом зависит исход рассматриваемого дела.

Но каждый из них годится и в виноватые. Всегда можно достоверно раскрутить любой из тезисов: экономика растет недостаточно быстро, налоговая реформа идет слишком медленно, а военная реформа слишком дорогая. Возможны и другие вариации. Заметим лишь, что до тех пор, пока в природе существуют деньги и война, углядеть вину за финансистом или генералом труда не составит.

Вряд ли можно сказать, что эти трое позиционируются как противники друг другу или кто-то из них интригует против других только из-за вредности своего характера. Просто, как говорили древние викинги, цепь их жизни уже выкована Великим Отцом. Кто-то из них станет де-факто вице-президентом, кто-то, даже если де-юре и не лишится своего портфеля, будет публично критикован, урезан в правах и забыт, как Меншиков в Березове. А третьему придется перейти из высшей лиги в разряд крепких середнячков с достойным уважения объемом работ, но без всяких перспектив и возможностей расширить свою поляну.

Такую конфигурацию тоже можно назвать равноудаленностью, но нового типа. Если вчера формула смотрелась как "1+все остальные", сегодня выглядит пока как "1+3", то завтра может получиться "2+остальные".

Как долго может просуществовать новая формула? На наш взгляд, все дальше будет зависеть от амбиций. И это совсем неинтересно. Ведь сегодня-то действительно решается вопрос о национальной стратегии.

Как россияне оценивают работу правительства и президента (% от числа опрошенных)

ОДОБРЯЮТ:
Путина -– 75
Касьянова –- 44
Правительства России в целом 39
НЕ ОДОБРЯЮТ:
Путина -– 22
Касьянова -– 45
Правительства России в целом -- 54
Источник: ВЦИОМ; опрос проводился 24--28 января 2003 года.
Профиль , 25.02.2003

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru