Rambler's Top100
Лениградская Правда
11 JULY 2020, SATURDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Полицейские методы Григория Явлинского
29.05.2003 00:01
Ярославское отделение партии "ЯБЛОКО" накануне парламентских выборов переживает не лучшие времена: с 2001 года в организации сменились два руководителя, падает численность, практически отсутствует политическая активность.

Избиратели не знают, кто представляет партию в регионе, и не помнят, чем занимается ее отделение. Депутат Госдумы России, бывший лидер ярославских "яблочников" Елена Мизулина еще после выборов 1999 года предложила лидеру партии Григорию Явлинскому поставить вопрос о самороспуске организации и создании вместе с "Союзом правых сил" единой демократической партии.

Пилотный проект по объединению региональных отделений "ЯБЛОКА" и СПС Мизулина сделала в Ярославле. Руководство "ЯБЛОКА" не поддержало эту инициативу, и Мизулина вынуждена была перейти в СПС.

В интервью корреспонденту "НГ" Елена Мизулина рассказала о том, как лидеры "ЯБЛОКА" отреагировали на предложение об объединении с СПС и что за этим последовало.

-Елена Борисовна, что заставило вас в 2000 году поставить вопрос о самороспуске "ЯБЛОКА" и объединении с СПС?

- Между парламентскими выборами 1995-1999 годов на съездах "ЯБЛОКА" периодически затрагивались вопросы о перспективах партии. Они сводились к одной проблеме - остается ли "ЯБЛОКО" партией пяти процентов или стремится стать более влиятельной.

Но эти разговоры были неглубоки, а в преддверии выборов 1999 года вообще затухли, потому что у партии были высокие рейтинги. Избирательная кампания показала все минусы "ЯБЛОКА", которое фактически проиграло выборы, еле-еле набрав шесть процентов голосов.

Выборы и сотни встреч с избирателями показали, что люди устали от ожиданий и обещаний, которые раздавали лидеры "ЯБЛОКА" во главе с Григорием Явлинским. Трудно было выходить к людям и отвечать на упреки в демагогии. Многие симпатизировали партии, но идти в нее не хотели. Даже потенциальные избиратели - предприниматели, интеллигенция - не верили в то, что "ЯБЛОКО" может чего-то добиться, получить власть.

Мы должны были по справедливости оценить итоги выборов 1999 года. Очевидно, что "ЯБЛОКО" в прежнем виде прожило свою историю, нужно было искать новые ресурсы, чтобы партия как носитель либеральной демократической идеи продолжала жить. Чтобы разрушить недоверие избирателей, "ЯБЛОКО" должно было стать влиятельной политической силой, массовой партией.

Возникал закономерный вопрос: "ЯБЛОКО" само по себе в состоянии ли обеспечить эту массовость и влиятельность, когда уже набирал силу победивший на выборах "Союз правых сил"? Было два варианта. Первый - я его поддерживала - самороспуск "ЯБЛОКА" и создание единой демократической партии с реальным шансом стать реальной политической силой. Второй вариант - "ЯБЛОКО" по-прежнему будет дистанцироваться и обособляться, но тогда мы можем остаться вечно партией пяти процентов, а при худшем раскладе и их не наберем на очередных выборах.

К этому времени в Ярославле состоялось объединение отделений "ЯБЛОКА" и СПС в единую региональную партию, что позволило нам аккумулировать человеческие, финансовые и организационные ресурсы. Явлинскому этот проект не очень нравился, но он его принял.

- Когда обнажилось резкое неприятие лидерами "ЯБЛОКА" идеи объединения с СПС? Вас "наказали" за инициативу?

- Между мною и Григорием Явлинским возникла дискуссия, которая достигла особой остроты в ноябре 2000 года на пленуме Центрального совета "ЯБЛОКА", где Григорий Явлинский доказывал, что не нужно объединение с СПС.

Я предложила провести дискуссию в региональных организациях, но не получила поддержки. Увидев, что мою кандидатуру руководство "ЯБЛОКА" не поддерживает на довыборах в ЦС, я напрямую спросила Явлинского, связано ли это с моей позицией о необходимости объединения партий.

На что он, надо отдать должное, открыто сказал "да". Однако голосование показало, что меня поддерживает практически половина участников пленума. Это очень насторожило Явлинского. Голосование показывало, что в "ЯБЛОКЕ" возможен раскол.

После пленума в рамках ярославской организации "ЯБЛОКА" мы провели дискуссию. Ее результатом стали решения о том, что объединенная ярославская организация СПС и "ЯБЛОКА" поддерживает курс на объединение и предлагает ЦС провести внутрипартийную дискуссию в масштабах страны по вопросу о самороспуске "ЯБЛОКА" и вхождения его в единую демократическую партию.

И с этого момента начали происходить вещи, которые для меня были открытием. В борьбе внутри партии начали применяться полицейские методы - тайные, скрытые, основанные на выявлении слабых мест личности. Мне известно, что бюро ЦС собралось через три дня, заседало тайно. Предлагали исключить меня из партии, ликвидировать ярославскую организацию, но на кардинальные решения не пошли. В Ярославль прибыли эмиссары, они пришли домой к членам нашей организации, вручили письмо Явлинского о том, что "ЯБЛОКО" сильно как никогда и мы пойдем самостоятельным путем.

ЦС созвал внеочередное собрание ярославской организации, куда приехал сам Григорий Алексеевич. Слабые, сдавшиеся члены организации попытались запятнать меня: мол, я навязывала точку зрения на дискуссии, тогда-то поступила неправильно и т.д. Итогом этого собрания было сохранение объединенной организации СПС и "ЯБЛОКА" в Ярославле, но Григорий Явлинский категорически отверг возможность самороспуска партии и объединения с СПС.

После собрания я пришла к выводу, что участвовать в имитации объединения СПС и "ЯБЛОКА" в Ярославле без поддержки ЦС я не могу ни по нравственным, ни по политическим соображениям. СПС шел к созданию единой партии, а "ЯБЛОКО" отказывалось идти навстречу. Тогда я подала заявления о сложении полномочий председателя отделения "ЯБЛОКО" и руководителя координационного совета ярославского СПС. Политсовет "ЯБЛОКА" одобрил мое решение, а политсовет СПС отказался удовлетворить мою просьбу и отложил рассмотрение вопроса.

В мае 2001 года была создана демократическая партия СПС, и вслед за идеей объединения вместе с ярославской коалицией я оказалась в СПС.

- Как сейчас вы оцениваете положение "ЯБЛОКА" и его лидеров?

- История, о которой я рассказала, привела к осмыслению роли и успеха Григория Явлинского как политика, который столько лет удерживается на политической арене.

Он - носитель мифологического сознания. На встречах с людьми Явлинский рассказывает, как будет хорошо, когда "ЯБЛОКО" окажется у власти. Мифологическое сознание позволяет не решать существующие проблемы, а уходить от них. Он проповедует искренне, убедительно, но это мифы, которые подаются так талантливо и умело, что часть избирателей верит.

Явлинский как политик успешен. Общество от этого, наверное, выигрывает, потому что в качестве оппонента он создает сравнение.

Но общество могло бы выиграть больше, если бы "ЯБЛОКО" могло реально добиться власти, а не быть вечным претендентом. Для избирателей, которые верят в идеологию и программу "ЯБЛОКА", роли партии-оппонента мало, они хотят реализации программ и принципов, о которых постоянно говорит Явлинский. Сегодня не исключен вариант превращения "ЯБЛОКА" в некий аналог партии Жириновского, который один проводит партию в Думу.

Сегодня расчет идет на то, что Григорий Явлинский выиграет выборы на своем авторитете и сделает фракцию в Думе. Но это не позволит партии добиться положительных решений для своих избирателей.
Независимая газета , 29.05.2003

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru