Rambler's Top100
Лениградская Правда
22 JANUARY 2020, WEDNESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Политика чистых четвергов Фрадкова
15.04.2004 00:01
- Я еще раз убедился, что нам совершенно необходим открытый диалог в обществе, - ласково глядя на членов своего кабинета, произнес Михаил Фрадков. - Поэтому я вношу предложение - перейти к практике прямой трансляции наших заседаний для журналистов, которые обслуживают правительство. И вот представители СМИ впервые за 4 года увидели, как министры и гости правительства бьются за сохранение полномочий, денег и лица.

Открытые, веселые, мрачные, технические

До четверга было так: в десять ноль-ноль собравшимся в специально отведенном пресс-центре включали на мониторах зал заседаний правительства: собравшиеся видели министров и депутатов, переговаривающихся между собой, входящего премьера. Слушали его вступительное слово (от 2 до 5 минут), после чего экран гас. Правительство продолжало работать, а журналисты - ждать, когда после окончания заседания к ним выйдет кто-то из докладчиков и сообщит об итогах. Остальное - либо в приватных беседах с участниками, либо - с сайта правительства (кстати, весьма неплохого и оперативного).

До 1999-го было не так. При Черномырдине представителей СМИ приглашали в зал как "взрослых", давали возможность общаться с членами кабинета, все заседание (обычно 2-3 часа) старательно конспектировалось, прессу просили удалиться только на закрытых вопросах, иногда даже удавалось "слямзить" самое ценное - бумаги к заседанию. Там могли быть схемы, предложения, которые представлены, но не озвучены при всех, проекты протокольных решений (главное ведь - не что скажут, а что запишут).

При Кириенко было живо, но уже малосодержательно - премьер говорил, как все будет хорошо, потому что он столько делает вместе со своим правительством. К осени "хорошо" стало всем...

При Примакове вместе с "закручиванием" разгулявшихся либералов-экономистов закрутили и СМИ. Журналистов не то чтобы вовсе изгнали из храма заседаний, но сильно урезали в возможностях. Впрочем, такой курс не совпадал с линией на самом деле тогда правившей партии, и Белый дом "тек", как старая дырявая бочка, Примакова пинали едва не за каждую, еще даже непринятую бумагу, Кремль за этим наблюдал и хихикал, а иногда даже помогал. Не Примакову.

При Степашине было весело, но недолго. Он любил шутить, вел себя не как предшественник, что сначала всех сильно радовало. Потом возник вопрос: а он еще что-то делать умеет, кроме как шутить? Позже выяснилось: умеет руководить Счетной палатой.

При Путине было тяжело - он все время куда-то ездил, поездок по стране было столько, что народ, сопровождавший премьера-преемника, уже в буквальном смысле падал как загнанная лошадь. Впрочем, скоро он перешел в Кремль, и падать начали там.

При Касьянове был Волин, которой порой, как многорукий Шива, успевал сообщить всем о работе, ведущейся в правительстве, расставить акценты и еще родить бесценный афоризм. Правда, к этому времени Белый дом уже старательно пытался выглядеть "техническим", заниматься только экономикой и не претендовать на покорение политических высот.

Любитель существительных

И вот появляется человек, фамилию которого многие обыватели до сих пор еще не запомнили, явно не претендующий на звание либерала или локомотива транспарентности, и предлагает вернуться к прежним временам. Надолго ли? Неизвестно. Повальная открытость нынче не очень в моде. К тому же за годы закрытости выяснилось, что многие министры, хоть и стали политическими назначенцами с расширенными полномочиями, остались столь косноязычны, что понять, чего они хотят, довольно трудно. Стало быть, и слушать их таких народу вовсе не надобно.

Не отличается красноречием, правда, и сам премьер. Когда он старается говорить округлыми правильными фразами, смысл теряется за бесконечными "-ениями" (почему-то он очень любит употреблять существительные с такими окончаниями).

Правда, когда он переходит на нормальный разговорный русский (но не подумайте - не как у Черномырдина), кажется, становится легче и ему, и окружающим. Пару раз он прибегнул к остроумным оборотам, от которых все загоготали ("индикаторы в глазах должны щелкать", "министры среди ночи должны знать свои бюджетные лимиты"), вообще специально, чтобы осадить тех, кто подверг сомнению необходимость бюджетной реформы, которой и было посвящено заседание кабинета. Собственно, именно так поступают искушенные лекторы, с регулярностью раз в 20 минут вставляющие в серьезную материю какой-нибудь анекдот или прибаутку.

Свой вклад в обогащение правительственного лексикона внес и глава Минэкономразвития Герман Греф: "Надо осметить тысячу учреждений". Перевод: "осметить" - значит составить сметы для многочисленных бюджетных организаций.

С правильным, понятным русским языком оказался один - Александр Жуков:

- В Англии, когда принимается бюджет, к нему прикладывается 10-страничная брошюра - для чего все это делается. А то принимаем 5 тысяч страниц, а никто понять не может, для чего все это. Мы должны идти по тому пути, по которому идут все страны.

Обычно флегматичный Жуков говорил довольно зло. Похоже, его "достало":

- Мы знаем, что есть огромное число научных учреждений с неясными целями и задачами. Я допускаю, что они вносят огромный вклад в науку и экономику в целом. Но это придется доказать и показать.
Известия , 15.04.2004

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
01
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
01
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru