Rambler's Top100
Лениградская Правда
12 NOVEMBER 2019, TUESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Как Ельцина лечили биоэнергетическим шлемом
30.07.2004 00:01
Содержание первой части: профессор, доктор медицинских наук Георгий Агасиевич Степанов (повествование ведется от его лица) вызван в Сочи для лечения президента Бориса Ельцина. Потребовались нетрадиционные методы, в частности, шлем, изобретенный Степановым, и его искусство биоэнергетика. Несколько сеансов восстановили пациенту здоровый сон, утихла боль в груди. Ельцин рвется работать...

Досрочный отлет

На следующий день, 7 ноября 1998 года, президент Ельцин выступил по телевидению с поздравлениями. Он говорил четко и ясно, как в лучшие времена. Планировалось, что Борис Николаевич улетит из Сочи 14 ноября. Но, почувствовав себя лучше, видимо, не мог уже сидеть на месте. Общаясь во время сеансов с Борисом Николаевичем очень близко, я ощущал его энергетику. Иногда во время лечения Ельцин внезапно открывал глаза. И возникало чувство, будто он контролирует мои действия. Пришлось приложить большие усилия, чтобы заставить его поверить мне как врачу и добиться эффективности лечения. Не скрою: то, что буквально за неделю удалось поставить Бориса Николаевича на ноги, вывести из состояния депрессии, доставило мне огромное моральное и профессиональное удовлетворение.

Скромное обаяние власти

10 ноября были вызваны два самолета Ил-86 - один для президента, другой для его охраны. Мне сообщили, что я полечу с Борисом Николаевичем. Быстро собравшись, мы сели в правительственный медицинский микроавтобус «Мерседес» и, следуя за другими машинами, отправились в аэропорт. Борис Николаевич с семьей прилетел на своем вертолете прямо на взлетную полосу, к самолету. Вместе с врачами и охранниками нас разместили в заднем салоне. А Борис Николаевич с семьей поднялся в передний салон.

Находясь в президентском самолете, окруженный десятками охранников, я думал: «Вот что такое настоящая власть. Жизнь, абсолютно отличающаяся от жизни простого человека. Захотел самолет, тут же, как в сказке, в считанные часы он доставит тебя по небу в любую точку мира. Никакой таможни, билетов, только личная охрана, которой позволено все, в целях обеспечения безопасности президента».

Лайнер вырулил на взлетную полосу, а затем, стремительно разогнавшись, оторвался от земли и быстро стал набирать высоту. Президент России и я с ним летели в Москву в хорошем настроении. Во «Внуково» Бориса Николаевича с семьей правительственные лимузины ожидали прямо у трапа. А каждого врача на выходе ждала медицинская машина.

Личный шлем для президента

Сеансы продолжились и после Сочи. Через неделю состоялась следующая встреча с Борисом Николаевичем. В этот раз меня вызвали в его загородную резиденцию «Горки-9».

Ельцина лечил только по утрам. Ровно в 5 часов за мной приходила машина, а сеанс начинался в 6 часов. Мне повезло, что у нас с Борисом Николаевичем оказался одинаковый биологический ритм. Он рано ложится спать и в 3 - 4 часа ночи встает. И я так же. Провел президенту четыре сеанса по поводу болей в грудине. Лечением он был доволен.

16 ноября в 5 часов утра, как обычно, за мной прибыла машина, и я поехал в «Горки-9». Спальня Бориса Николаевича находилась на втором этаже. Рядом с ней - медицинская комната. Поднимаюсь по лестнице и через открытую дверь вижу Ельцина. Он улыбается:

- Юра, Юра, ты что не идешь, я тебя жду! Ведь тебя же Юра звать, правильно? Не возражаете, если я вас так буду называть?

Я не возражал, хотя имя Георгий мне привычнее.

К сожалению, многого из того, что творится вокруг главы государства, я не знал и не понимал. Видел только, что Борис Николаевич со мной вступает в близкий контакт, чувствуя, что приношу ему ощутимую пользу. Поскольку во мне нет злости, биоэнергетика, исходящая от меня к нему, через мой шлем, все более положительно воздействовала на его самочувствие. При очередном сеансе сказал Борису Николаевичу, что ему необходимо иметь свой личный шлем. Он согласился.

- Да, конечно, я же Президент России, и у меня должен быть собственный шлем!

На заводе уже сделали новый, более совершенный экземпляр. С игольчатыми электродами и большей основной пластиной, которую можно подогнать под любую голову. Борис Николаевич забрал его к себе в кабинет, сказав, что никому не отдаст.

Борис Николаевич завалил сохатого: радость, выплеск адреналина! Неудивительно, что в тот раз профессору Степанову никак не удавалось погрузить пациента в сладостный сон...
Борис Николаевич завалил сохатого: радость, выплеск адреналина! Неудивительно, что в тот раз профессору Степанову никак не удавалось погрузить пациента в сладостный сон...

Размолвка на охоте

В 20-х числах ноября Ельцин заболел пневмонией и был срочно госпитализирован в ЦКБ. А выздоровев, уехал в Завидово, в свою дальнюю резиденцию. Днем 2 января 1999 года позвонила диспетчер Центральной клинической больницы:

- Георгий Агасиевич! Вас приглашают сегодня в зимнюю резиденцию президента, в лесничество «Русь», расположенное в Завидове, в 120 километрах от Москвы. Адрес мы ваш знаем, за вами приедет машина.

На месте коллеги сказали, что Борис Николаевич вызвал меня в связи со старыми болями в межреберье. Но в этот вечер он не смог меня принять. А утром был на охоте. Только вечером удалось провести десятый сеанс, применив не только шлем, но и воздействуя своей правой ладонью на болевую точку в его межреберье. Однако утром дежурный врач сказал мне, что на этот раз особых сдвигов в состоянии своего здоровья Борис Николаевич не почувствовал. Я и сам заметил отсутствие обычных признаков того, что часть моей энергии перешла к больному. Решил: проведу еще сеанс и, если эффекта не будет, уеду домой.

Бориса Николаевича встретил в холле. Он готовился к охоте и от лечения отказался. Не до того, видно, было, ведь Ельцин - заядлый охотник. Следующий сеанс, проведенный утром, также не дал нужного результата. Я почувствовал, что не обладаю на данный момент достаточной энергетикой, чтобы эффективно воздействовать на организм своего пациента. Мне нужен был отдых. Поэтому пришлось сказать:

- Борис Николаевич, я себя плохо чувствую, надо поехать домой - отдохнуть.

Президенту это не понравилось. Ельцин вызвал адъютанта.

- Валера, какая машина у нас сейчас есть? Нужно отвезти профессора Степанова домой, - в глазах Бориса Николаевича появилось сердитое выражение. - До свидания, Георгий Агасиевич!

Власть первого Президента России была настолько авторитарной, что злые языки называли Ельцина «царем Борисом». Кто бы знал, что вместо короны придется довольствоваться вот этим лечебным шлемом...
Власть первого Президента России была настолько авторитарной, что злые языки называли Ельцина «царем Борисом». Кто бы знал, что вместо короны придется довольствоваться вот этим лечебным шлемом...
«Хватит спать!»

Приехал домой в очень тревожном состоянии. Мне было не по себе. После долгих раздумий понял, что нужно что-то предпринять. Ведь Борис Николаевич просил меня снять у него боли. Как же помочь ему? Воздействия одного шлема явно не хватало. В дремотное состояние он погружался, но локальные боли сохранялись. И это наверняка связано с его местной органикой. Тем более что ему делали операцию на позвоночнике. Очевидно, рубцовый процесс, усиленный лекарствами, применяемыми после операции на сердце, давал локальные боли. Я долго размышлял и, кажется, нашел решение...

6 января 1999 года я снова был в резиденции «Русь». Надо сказать, что, к моему удивлению, после нашего холодного прощания Борис Николаевич вместе с Наиной Иосифовной встретили меня очень хорошо. Мы обнялись, поздравив друг друга с Рождеством Христовым, и я подарил им небольшую икону святой Анастасии в серебряном окладе. Они удивились и обрадовались.

- Борис Николаевич, это ценная икона 1855 года.

- Спасибо, большое спасибо, - поблагодарил меня президент. Наина Иосифовна тут же сказала:

- Эта икона моя, потому что мое имя Анастасия. И я заберу ее к себе в спальню.

- Я ваш должник, - сказал Борис Николаевич.

Вечером провел сеанс со шлемом. Сочетая его с локальным воздействием рук на болевую область позвоночника. И сразу же был получен эффект: президент почувствовал значительное снижение локальных болей и вошел в сонное состояние.

Проведя в номере весь следующий день, я смотрел по телевизору кинофильмы, немного отдыхал и вырезал шкатулку.

8 января днем, 9 и 10 января по утрам провел аналогичные предыдущим сеансы, с хорошим эффектом.

11 января опять сочетал шлем с тепловым воздействием рук. Причем провел сеанс на фоне острых локальных болей в межреберье, возникших у Ельцина после завтрака. Врачи предложили сделать ему обезболивающий укол, но я посоветовал прибегнуть к нему только в случае, если мой сеанс не поможет. Борис Николаевич согласился со мной. Буквально через несколько минут после начала сеанса он заснул. Лечение длилось 28 минут, я затратил очень много энергии. Проснувшись, Ельцин сказал:

- Ну, хватит, а то я все просплю.

Шлем, изобретенный Георгием Степановым (на фото профессор проводит лечебный сеанс), аккумулирует биоэнергетические импульсы врача и передает их в определенные точки мозга больного.
Шлем, изобретенный Георгием Степановым (на фото профессор проводит лечебный сеанс), аккумулирует биоэнергетические импульсы врача и передает их в определенные точки мозга больного.
Завидово - «Горки-9» - ЦКБ

Обстоятельства сложились так, что Борис Николаевич простудился, и его обследовали в ЦКБ. Думали, что у него пневмония, но с легкими все оказалось нормально. И он уехал в «Горки-9».

12 и 13 января я приезжал туда и по утрам проводил сеансы. Но утром 14 января машина за мной не явилась. По чьей вине, не знаю. Подождав некоторое время на улице, замерз и поехал на работу. В

11 часов позвонили врачи Ельцина, и сердитый голос потребовал срочно прибыть, сообщив, что Борис Николаевич возмущен моим отсутствием. Через час за мной в институт пришла машина. Президент встретил меня в своем кабинете очень рассерженный:

- Что это такое? Я вас жду с 6 утра, а вас нет! Я же сказал вашему начальству, чтобы Степанов каждый день был у меня!

После моего объяснения, что по какой-то причине за мной не прислали машину, Борис Николаевич успокоился. И проведенным ему очередным сеансом остался очень доволен. Но на душе у меня было неспокойно.

15 и 16 января 1999 года провел президенту еще два сеанса. Однако на следующий день мне сообщили, что у него упало артериальное давление до 90/60. И есть признаки внутреннего кровотечения. Через час состоялся консилиум, и была проведена гастроскопия. Обнаружили кровоточащую язву желудка. И Ельцина на две недели поместили в ЦКБ.

25 января 1999 года заболел я сам. И был госпитализирован с высокой температурой. Мне действительно стало очень плохо. Лежал под капельницей, когда неожиданно подошла врач или медсестра, не помню, и передала записку с телефонами диспетчерской ЦКБ. Просили позвонить. Значит, надо ехать к президенту. Ну как поеду к нему в таком состоянии? Вечером, еле дойдя до телефона, позвонил по указанному номеру и сообщил, что заболел и выехать к Ельцину не могу.

Больше Борис Николаевич меня не вызывал. На этом наши встречи и сеансы закончились. По-видимому, необходимости в них больше не возникало.
КП , 30.07.2004

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru