Rambler's Top100
Лениградская Правда
19 JANUARY 2020, SUNDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Пистолет Чубайса у виска страны
11.06.2005 00:01

После московской энергетической катастрофы 25 мая 2005 г. предправления РАО «ЕЭС России» г-н Чубайс снова оказался в самом центре общественного внимания. И уже в который раз за постсоветские годы одни, и их подавляющее большинство, с болью и гневом говорят о Чубайсе как об «абсолютном зле» новейшей российской истории, в то время как некоторые продолжают называть его «талантливой ичностью», «реставратором частной собственности» в России и «выдающимся менеджером». И возникают вопросы: в чем именно, если таковой есть, заключается талант Чубайса? Что за собственность он реставрировал? Каким менеджментом занимается?

Лицедейство «харизматика»

"28 мая Чубайс появился в сванидзевском «Зеркале». Вот краткое изложение его разговора с телеведущим. Что произошло 25 мая? Об этом «с профессиональной точки зрения» говорить рано. Предварительная версия: авария на подстанции в Чагино и «провисание проводов» из-за жары. Насколько вероятно повторение катастрофы? Никто не может исключить повторения сбоев «в столь сложной технической системе». Кто несет ответственность за потери? РАО «ЕЭС России» и председатель его правления. Мэр Лужков назвал руководителей «Мосэнерго» безграмотными? Я бы не спешил с такими оценками. Насколько обоснованны претензии к РАО «ЕЭС России»? А какие могут быть к нам претензии? В 2005 г. мы привлекли в отрасль миллиард долларов инвестиций, что в пять раз превышает объем инвестиций 2004 г., но нужны «годы и годы», чтобы заменить устаревшие трансформаторы и выключатели на современные. Когда закончится техническое расследование? На «внутреннее расследование» я отвел 14 суток, но это будет лишь «предварительная оценка». После энергетической катастрофы 2003 г. в США, а от нее пострадали не 2, а 110 млн. человек, «на выработку официальной точки зрения ушло восемь месяцев». Вызывали ли меня в прокуратуру? Я провел в ней более четырех часов, но «не хотел бы раскрывать деталей разговора». Скажу лишь, что «у меня нет никаких проблем во взаимодействии с прокуратурой». Жду ли я новых вызовов? Я их «не исключаю». Возможна ли моя отставка? Ее требуют лишь «рогозинская и зюгановская публика да примкнувший к ним Явлинский». Но «не надейтесь и не рассчитывайте»! Я не дрогнул даже под выстрелами наемных убийц. «Я — менеджер!». И снять меня могут «только акционеры РАО «ЕЭС России».

Статья доктора технических наук Асланбека Шогенова
«Ахинея. Чубайс вешает нам лапшу на уши» («Советская Россия», 2 июня 2005г.) избавляет меня от необходимости касаться технической аргументации горе-электрика (единственное, о чем не сказал Шогенов, так это о том, что американская авария 2003 г. была связана с компьютерным сбоем, а вовсе не с изношенностью электротехнического оборудования). Но если не касаться технической стороны, то перед нами патологическое самолюбование «харизматической» личности: какая-такая катастрофа? Да уже за то, что я восстановил электроснабжение, вы, «лохи», в ногах у меня валяться должны! А будете себя плохо вести — снова без света оставлю. Даже выраженная словесно готовность понести ответственность за потери от катастрофы — не более чем бравада любующегося собой «харизматика» и то же лицедейство (не из своего же кармана, если и придется, будет возмещать Чубайс эти потери). В народе такое поведение зовется «плюнь в глаза — божья роса». Ну а есть ли «более цивилизованное» название? Откроем «Толковый словарь психиатрических терминов» Блейхера и Крука: «Геростратизм: тенденция некоторых психопатических личностей причинять несчастья окружающим, чтобы показать свою значимость». А это значит, что электроэнергетика России уже который год находится в руках «мартышки с гранатой и пистолетом». Если Герострат в 365 г. до н.э. сжег храм Артемиды в Эфесе, а рвавшийся к всевластию Гитлер поджег рейхстаг, то Чубайс был одним из тех, кто разрушил СССР, а теперь добивает российскую энергетику. И как последователь Герострата и Гитлера, он несомненно талантлив. Но почему психопатический талант Чубайса столь ярко расцвел при Ельцине и не увядает при Путине?

Пятая колонна энергетических крестоносцев

Топливно-энергетический комплекс имеет первостепенное значение для любого народа. Для России нормальное функционирование этого комплекса — вопрос ее жизни и смерти, что прекрасно понимала Советская власть, а потому и создала вторую по мощности энергетику мира, и развивала ее опережающими темпами по отношению к потребностям в энергии. Если бы Владимир Ульянов (Ленин) дожил до наших дней, свой известный политико-экономический лозунг «Коммунизм — это Советская власть плюс электрификация всей страны» он, скорее всего, переформулировал так: потеря государственного и общественного контроля над топливно-энергетическим комплексом — это есть неизбежное и скорое исчезновение России с географической карты мира.

В настоящее время Западная Европа энергонедостаточна на 25%, к 2020 г. ее энергонедостаточность возрастет до 50%, дальше — больше. Указанные цифры прогнозировались еще в 70-х гг. прошлого столетия, и уже тогда европейские энергобароны с вожделением смотрели на Восток. Неизбежность более тесных энергетических связей с Европой понимали и в СССР. И потому в 1977 г. Советский Союз предложил созвать Общеевропейское совещание по энергетике. Но тогда, при Брежневе, Запад проигнорировал советское предложение. А вот когда во главе СССР оказался «правитель слабый и лукавый» и страна одну за другой начала сдавать свои позиции в мире, Запад перехватил инициативу. 25 июня 1990 г., во время встречи глав государств и правительств стран Общего рынка в Дублине премьер-министр Нидерландов Рууд Любберс выдвинул идею создания Общеевропейского энергетического сообщества (ОЭС), получившую известность как «меморандум Любберса». Основные общеполитические предпосылки создания ОЭС публично представлялись Любберсом аналогичными тем, что были положены в основу послевоенного Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). Тогда, после завершения Второй мировой войны, создание ЕОУС предусматривало формирование новых экономических отношений в Европе и символизировало примирение недавних военных противников (Франции и Германии). Теперь посредством «плана ГОЭЛРО—Маршалла», как окрестили план Любберса горбачевские переговорщики, предлагалось примирить Советский Союз с Западом. Ничего дурного в том, в принципе, не было. Однако несовпадение интересов предполагаемых партнеров по предполагаемому ОЭС было настолько очевидным, что все сколь-либо серьезные аналитики уже тогда отмечали, что, в зависимости от выбранной стратегии сотрудничества, за счет ОЭС СССР получит возможность как модернизировать экономику, приумножить национальное богатство страны и поднять уровень жизни населения, так и развалить свою экономику окончательно. По существу, исходя из интересов Запада, Любберс предлагал перевести военное противостояние в плоскость глобальной экономической конкуренции и, будучи уверенным в огромных (финансовых, технологических и организационных) преимуществах западных ТНК над советскими предприятиями, не сомневался, что такая конкуренция, убери из нее жесткое государственное регулирование со стороны России, закончится бескровным завоеванием Западом энергетических ресурсов евразийского Востока.

В 1991 г. в ценах мирового рынка одна тонна нефти стоила 120—130 долларов, в то время как на нашем внутреннем рынке — 70 рублей. После вступления в силу ельцинского указа о повышении цен на энергоресурсы (1992 г.) внутренняя цена выросла до 350 руб./т, что привело к лавине неплатежей и развалу тысяч российских промышленных предприятий. Однако и после этого внутренняя цена осталась в 35—40 раз ниже цен мирового рынка. А это значит, что Россия, не будучи готовой к глобализации и имея перед Западом единственное преимущество (дешевизна энергоносителей и электрической энергии), изначально имела возможность выбрать одну из двух принципиально различных стратегий энергетического (и в целом экономического) сотрудничества с Западом: 1) за счет разницы цен на энергоносители на внутреннем и внешнем рынках накапливать валюту и закупать необходимое иностранное оборудование с тем, чтобы под государственным контролем шаг за шагом модернизировать экономику без изменения общественно-политической системы (китайский путь); 2) реставрировать капитализм, что с неизбежностью преведет к разграблению национальных природных, в том числе энергетических, ресурсов, развалу экономики, особенно ее высокотехнологичных отраслей, сдаче внутреннего рынка иностранным товаропроизводителям и превращению страны в колониально-сырьевой придаток Запада.

Вторая стратегия, за которой стояли крестоносцы по обе стороны от российской границы, была неприемлемой. Но именно к ней стремились крестоносцы. И для того, чтобы расчистить дорогу к российским энергоресурсам и российскому внутреннему рынку, они в срочном порядке начали создавать пятую колонну внутри России. Такая колонна была создана и внедрена в окружение Ельцина, после чего он и приступил к ликвидации СССР. И вовсе не случайно то, что практически одновременно с ликвидацией СССР представители 46 стран Европы, Америки, Азиатско-Тихоокеанского региона и государств, входивших в состав бывшего СССР, подписали в Гааге (17 декабря 1991 г.) Европейскую энергетическую хартию, предлагавшую начать координацию действий в области энергетики с либерализации доступа к энергетическим ресурсам и энергетическим рынкам и либерализации торговли в области энергетики. Даже в самых верхних эшелонах власти мало кто в России тогда понимал, что сие означает и к чему приведет. А вот крестоносцы и их пятая колонна в лице менеджеров-разрушителей понимали прекрасно. Ну, а тех из неразрушителей, кто понял это раньше других и не захотел смириться с экономической оккупацией России, в октябре 1993 г. под улюлюканье «менеджеров» и при гробовом молчании «защитников прав человека», как на Западе, так и в России, расстреляли из танковых орудий.

Гарант, каратель и политменеджер

Энергетические встречи (симпозиумы, конференции, совещания, междусобойчики в узком кругу и с глазу на глаз) с участием «лиц, принимающих решения», то есть тех же «менеджеров», из практически всех европейских стран, включая Россию и иные страны СНГ, проводились в 1991—1995 гг. в Европе чуть ли не ежедневно. Любая из тех встреч была пиром международных топливно-энергетических хищников, за спиной Государства Российского и населения России договаривавшихся о дележе огромного советского наследства, включая Единую электро-энергетическую систему СССР. Последнюю рвали на части и новые вожди бывших союзных республик, и новые хозяева бывших стран народной демократии. Немцы, финны и другие «старые» европейцы были не прочь увеличить поставки российского газа по уже действующим газопроводам, греки хотели, чтобы «Газпром» провел трубу через Румынию и Болгарию до Салоник и Афин, националисты Латвии, Литвы, Эстонии и бывших стран народной демократии желали немедленно и во что бы то ни стало отсоединиться от бывшей ЕЭЭС СССР и присоединиться к электрическим сетям Западной Европы, сохранив при этом поставки российских энергоносителей. Турки требовали присоединия к их сетям электроэнергетических систем Болгарии, Румынии, Украины, Армении, Азербайджана, Грузии и даже Киргизии. Аргументация турок была убийственно проста: и зачем вам электричество, все равно без СССР вашей промышленности раз и навсегда капут.

И все зарубежные «менеджеры» и «таланты» легко находили общий язык с российскими «менеджерами» и «талантами», не имевшими ранее никакого отношения к энергетике. Легкость объяснялась все той же огромной разницей цен энергоносителей на внутрироссийском и на европейском рынках. Именно так, в тесном взаимодействии с зарубежными энергобаронами и под их присмотром рождались российские топливно-энергетические олигархи с многомиллионными и многомиллиардными состояниями, а Государство Российское и его население превращались в заложников последних. Топливно-энергетический комплекс России стал частью глобального топливно-энергетического комплекса и тем самым де-факто ушел из России и вместе с «менеджерами» зажил своей, отдельной от России, жизнью.

РАО «ЕЭС России» было зарегистрировано 31 декабря 1992 г. Одновременно возникло 71 региональное акционерное общество энергетики и электрификации — АО «Энерго». На балансе РАО оказались линии электропередачи, формирующие единую энергосистему, а в уставном фонде не менее 49% акций каждой из территориальных энергосистем — гидростанции мощностью 300 МВт и выше, тепловые электростанции мощностью 1 ГВт и выше, Центральное и объединенные диспетчерские управления, проектные и научно-исследовательские институты. Тем самым, как заявил президент РАО «ЕЭС России» г-н Дьяков на Международном консультативном совещании (на высоком, разумеется, уровне) «Россия—Европа. Стратегия энергетической безопасности» (Москва, июнь 1995 г.) (см. также журнал президиума РАН «Энергия: экономика, техника, экология», №№1—2 за 1996), «командно-административная система управления была заменена системой управления, основанной на отношениях собственности». С самими электростанциями и линиями электропередачи, как и с подавляющим большинством специалистов электроэнергетической отрасли, при этом ничего не произошло. Однако над ними появились «менеджеры». «Технарям» осталась техника, но уже без денег, а деньги и право командовать отошли к «менеджерам».

В 1994 г. эти «менеджеры» составили, а ельцинское правительство утвердило Энергетическую стратегию России (ЭСР). Вот как на указанном выше московском совещании в соответствии с ЭСР тогдашний секретарь Совета безопасности РФ г-н Лобов сформулировал пути обеспечения энергетической безопасности «этой» страны: 1) «наращивание валютных поступлений от экспорта энергоресурсов, что необходимо... для появления стабильного источника средств для инвестиций», 2) «привлечение иностранных и отечественных инвестиций в наиболее надежную и эффективную сферу российской экономики — топливно-энергетический комплекс — и оживление тем самым общего инвестиционного климата в стране», 3) «увеличение спроса со стороны топливно-энергетических отраслей на продукцию машиностроения, металлургии и промышленности строительных материалов, что в начале будет способствовать подъему их производства, а затем послужит каналом косвенного выхода продукции этих отраслей на внешние рынки (через экспорт энергоресурсов)», 4) «приближение внутренних цен на энергоносители к мировым ценам».

Московская энергетическая катастрофа 25 мая 2005 г. показала, что за десятилетие действия частнособственнической ЭСР были пройдены лишь те «пути», которые я выделил жирным шрифтом, а полученные валютные средства, если не оказались за рубежом, то были вложены в загородные особняки и иномарки «менеджеров», а не в трансформаторы и выключатели, не говоря уже о промышленности. О том, что г-н Лобов и прочие «таланты» и «менеджеры» прекрасно знали, что именно так и будет, свидетельствует следующий пассаж из выступления Лобова: «... понятие энергетической безопасности приходится корректировать для России, исходя из особой социальной роли энергетики в условиях сурового климата и с учетом топливодобывающей специализации ее крупнейших регионов. Сбои энергоснабжения городов и промышленных центров способны породить у нас критическое социальное напряжение, а трудовые конфликты в регионах могут перекрыть энергетические потоки огромной мощности, важные не только для России, но и для европейских импортеров (выделено мной. — Б.О.)». Тем самым ельцинская Энергетическая стратегия России всецело сориентировала страну на топливно-энергетический экспорт и охрану последнего от «аборигенов». Что же касается самих «аборигенов» — лишь бы не бузили.

Ну, а какие инвестиции в прошедшие после московского совещания годы были необходимы для того, чтобы электроэнергетика надежно функционировала? Ответ на этот вопрос находим у предшественника Чубайса на посту главы РАО «ЕЭС России» г-на Дьякова: «По оценкам российских и зарубежных специалистов, в ближайшие годы в электроэнергетике России возможно эффективное освоение в среднем 2—3 млрд. долл. инвестиций в год, а общая потребность в инвестициях до 2000г. составляет 21—26 млрд. долл». Стало быть, до 2005 г. в РАО «ЕЭС России» должно бы было быть вложено не менее 30 млрд. долл. И потому, когда 28 мая с.г. г-н Чубайс похвалился с телеэкрана, что в 2005 г. привлек в возглавляемое им РАО 1 млрд. долл., в 2004 г. — 0,2 млрд. долл., а ранее и того меньше, он тем самым расписался или в полной бездарности своего менеджмента, или в сознательном стремлении довести возглавляемое им РАО до коллапса (в этом убеждены многие специалисты-энергетики).
Читатель может возразить, что в первой половине 90-х гг. Чубайс заправлял Госкомимуществом и ваучеризацией, а приватизацией электроэнергетики непосредственно не занимался. И это формально верно. Как верно и то, что уже в то время он сформулировал свои «рыночные идеи» относительно электроэнергетики, к которым подавляющее большинство специалистов-энергетиков отнеслось как к патологическому бреду — настолько они были нелепы с точки зрения надежности и устойчивости электроснабжения. Однако прошло не так уж много времени — и Чубайс сменил Дьякова на посту главы РАО «ЕЭС России». Многие до сих пор гадают: почему он не пошел, например, в «нефтянку», или не отважился, при его-то самоуверенности, на собственный бизнес. А вот выдающийся представитель советской энергетической школы, создатель электрооборудования самых протяженных и самых высоковольтных в мире ЛЭП, бывший директор ВЭИ им. Ленина Владилен Фотин ответил на этот вопрос однозначно. «Деловые способности Чубайса, —сказал он, — это миф, всячески подогреваемый им самим» (см. «Советская Россия», Отечественные записки, «Жрец тьмы», 10 апреля, 2003 г.).

Сам Чубайс никаких идей никогда не выдвигал и ни на что не отваживался, а всегда исполнял лишь то, что ему велели. Велели посредством ваучеризации развалить промышленность — и развалил. Но электроэнергетика, как естественная монополия (и в значительной степени благодаря самоотверженным усилиям безвестных отечественных специалистов), устояла даже после изменения формы собственности, в результате чего была сохранена материальная база для последующего возрождения российской экономики. А вот это-то и не устраивало хозяев Чубайса, и он получил задание оседлать главный электрорубильник России и продолжить развал РАО изнутри. При этом Чубайс выступал и выступает до сих пор сразу в трех ипостасях. Во-первых, он является гарантом консервации колониально-сырьевой направленности российской экономики, в чем заинтересованы не только его зарубежные хозяева, но и компрадорская часть российской буржуазии. Во-вторых, он шаг за шагом выдавливает из российской электроэнергетики «нелойяльных» специалистов и насыщает ее преданными ему людьми неважно какой квалификации. В третьих, он является де-факто главным российским политменеджером, способным в любой момент надавить на любую российскую власть, устранить из нее любого неугодного ему фигуранта и вмешаться в любую избирательную кампанию (тут достаточно вспомнить о пачках долларов в коробке из-под ксерокса). И в полном соответствии с полученным заданием, несмотря на многочисленные протесты специалистов-энергетиков, 21 февраля 2003 г. Чубайс продавил через Госдуму пресловутый закон «Об электроэнергетике», лишь первой ласточкой которого явилась московская катастрофа 25 мая 2005 г. Москвичам, пережившим в этот день шок, следует иметь в виду, что в следующий раз, может статься, выводить их из шока будет уже некому — специалистов не останется.

По части Чубайса-карателя приведу лишь один пример. Академик Юрий Руденко был одним из крупнейших советских специалистов по автоматизированному оперативному управлению электроэнергетическими системами, в том числе ЕЭЭС СССР. И как специалист, в своих выступлениях на различных совещаниях, и я тому свидетель, имел мужество указывать Чубайсу на то, что создавать надо не разрушая, а руководствоваться — техническими и экономическими соображениями, а не сиюминутной политической конъюнктурой. Этого оказалось достаточно, чтобы Чубайс и его подручные начали тотальную травлю выдающегося ученого-энергетика, академика-секретаря отделения физико-технических проблем энергетики РАН и на редкость интеллигентного человека, который, отстаивая в споре свою точку зрения, даже голоса никогда не повышал. После очередного нелицеприятного разговора с Чубайсом академик Руденко умер в самолете (ноябрь 1994 г.). Сердце не выдержало. На похоронах Юрия Николаевича его старший брат сказал мне: «Да у Юрки сердце было здоровее моего, но — они же фашисты!»

Под дулом не дергаются

«Я сижу в саду один. Горит светильник. Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых. Вместо слабых мира этого и сильных — лишь согласное гуденье насекомых». Эти строки Бродского крутились в моей голове, когда 25 мая я слушал телевизионное обращение Владимира Путина к телезрителям по поводу московской энергокатастрофы. Стоя на зеленой лужайке шолоховского дома в Вешенской, куда он все-таки прибыл, хоть и с опозданием на день по отношению к 100-летию со дня рождения великого писателя, президент и главнокомандующий заверил, что к потере управления вооруженными силами конец московского света не привел, химические и прочие опасные производства тоже остались под контролем, а наши славные, но бесфамильные энергетики вот-вот вернут все на место. И даже слегка пожурил РАО «ЕЭС России», не назвав, впрочем, фамилии его предправления. А пока он все это произносил, над ним кружил рой весенних донских мошек, от которых президент вынужден был постоянно отмахиваться. Дело, понятно, житейское — от налета насекомых никто не застрахован. Но когда мошки атаковали президента особенно яростно, а значит и отмахиваться от них президент был вынужден особенно непримиримо, мне начинало казаться, что он наконец-то понял, что тот самый пистолет, что уже полтора десятилетия направлен в висок России, может выстрелить и в ее президента. Впрочем, тут я могу и ошибиться.

Ну, а телевизионные насекомые, уяснив, о чем и на какой ноте надо гудеть, тут же начали творить ток-шоу. И первые дни после 25-го в этих шоу участвовали вполне вменяемые люди, кипевшие негодованием по отношению к «выдающемуся менеджеру», его подельникам и их менеджменту, а молодая женщина с Сахалина (и где ее только нашли?) доходчиво так объяснила москвичам, что к ним конец света только-только в дверь постучался, а вот у них, на Дальнем Востоке, он уже давно наступил, и даже поделилась опытом жития без электричества. Но вменяемых с телеэкранов быстренько удалили. А вместо них появились г-н Драчевский, бывший полпред президента России в Сибири, а ныне зампред РАО «ЕЭС России», г-н Уринсон, еще один чубайсовский зам, глава «Мосэнерго» г-н Евстафьев, путинские министры, активисты СПС и прочие «таланты» и «менеджеры». И теперь уже гудения телеведущих стали заканчиваться одной и той же песней: вот, мол, ужо Путин разберется — и тогда мы поймем, кто такой этот Чубайс. Но энергетический пистолет в руке Чубайса, а не Путина. А под дулом не дергаются.

Так и вышло. 4 июня стало известно, что президент Путин отправил в отставку Евстафьева. Чубайс остался."

Слветская Россия , 11.06.2005

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
01
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
01
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru