Rambler's Top100
Лениградская Правда
27 SEPTEMBER 2020, SUNDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
У Меркель захватило дух
17.01.2006 00:01
АР
Канцлер Германии Ангела Меркель, впервые побывавшая вчера в Москве в этом качестве, провела в общении с Владимиром Путиным в Кремле в общей сложности около трех часов. Столько же, сколько двумя днями раньше она общалась в Белом доме с президентом Бушем. Учитывая намерение г-жи Меркель «отвести Германии роль посредника в Европе», имея в виду, видимо, в том числе, отношения между Россией и США, это может показаться символическим. Но, пожалуй, только в одном вопросе роль посредника ей вчера удалась - по проблеме иранской ядерной программы. Владимир Путин заявил, что «и в России, и в ФРГ, и в США у нас очень близки позиции по Ирану». Он призывал работать с Тегераном «очень аккуратно, не допуская резких, ошибочных шагов». Эта фраза далась Путину непросто, он как-то особенно тщательно, с заметными паузами, выбирал слова. Тем более, что сказаны они были после прямого вопроса немецкой журналистки, - возможны ли силовые меры по отношению к Ирану, если дипломатические усилия не принесут результата? Ангела Меркель же вообще этот вопрос как бы пропустила мимо ушей.

Явным сигналом, свидетельствующим о желании Москвы дать еще один шанс Тегерану достичь компромисса с МАГАТЭ, стало сообщение о том, что «иранские партнеры не исключают реализацию сделанного Россией предложения создать совместное предприятие по обогащению урана на российской территории», сделанное вчера Путиным после переговоров с Меркель. Российский президент, правда, честно оговорился, что «эта реакция прозвучала недавно из иранского МИДа», в то время как «мы слышим разные точки зрения иранских партнеров по этой проблеме».

И российский президент и германский канцлер не скрывали, что иранской проблеме они отвели особенно большое внимание в ходе встречи. И если интерес Москвы к этому вопросу в комментариях не нуждается, то для г-жи Меркель удачное посредничество в разрешении иранского кризиса может стать важным подспорьем в ее стремлении оказаться эффективным и авторитетным европейским лидером. Особенно, если учесть, что в 2007 году Германия станет займет место председателя в «Большой восьмерке».

Именно в таком качестве роль Берлина представлялась особенно важной для Москвы, председательствующей в этом клубе в нынешнем году и явно озабоченной «если не паникой, то множеством вопросов, особенно на бытовом уровне, возникших у европейских партнеров в связи с обсуждением отношений между Россией и Украиной в газовой сфере». Эти слова, сказанные вчера Путиным, дают ясное представление о том, что Кремль не строит иллюзий относительно того негативного резонанса, который произвели на Европу новогодние газовые баталии между Москвой и Киевом. Любопытно, что на пресс-конференции, задолго до появления там российского и германского лидеров, появился только что вернувшийся из Германии глава «Газпрома» Алексей Миллер, не принимавший участия в переговорах, но всем своим видом излучавший оптимизм, мол, все у нас с Европой будет хорошо. Однако, когда Владимир Путин стал говорить о «наших ошибках», о том, что «мы недостаточно четко, ясно и своевременно объясняем суть происходящего», показалось, что эти упреки в первую очередь относились к «Газпрому». Российский президент, кажется, с какой-то горечью и даже обидой говорил о том, что «если бы люди в Европе поняли, в чем суть проблемы и в чем состоят достигнутые договоренности, они вздохнули бы с облегчением и были бы благодарны и России, и Украине».

Такие слова, видимо, должны показать европейцам еще и то, что теперь в отношениях России с Украиной нет никаких проблем. И даже, более того, европейцы ломятся в открытую дверь, когда пытаются защищать Украину от имперской политики России. Г-н Путин еще раз, после встречи на днях в Астане с украинским президентом, похвалил Киев, подписавший с Москвой газовые контракты, за «очень правильное решение».

Президент России, обнаруживший прилюдно промахи российской «газовой» пиар-кампании, стал ее сам тут же исправлять. По его словам, все предыдущие годы Россия и Украина «находились в непрозрачных условиях: вопросы транспортировки российских энергоносителей в Европу всегда зависели от наших договоренностей с Украиной по поставкам в саму Украину». Теперь же, подчеркнул Путин, «мы разделили две эти темы, подписав соглашение на поставки газа в Украину и транзитный договор на пять лет вперед».

Еще одна тема, в обсуждении которой Москва добилась видимого компромисса с Берлином, это отношение Европы к строительству Северо-Европейского газопровода (СЕГ). Это следует из заявления г-жи Меркель, согласно которому страны-участники СЕГ должны разъяснить ряду других государств его пользу для энергетической безопасности Европы. «Очень важно, - заметила г-жа канцлер, - чтобы европейцы дали разъяснения странам Балтии, Польше, что этот проект не направлен ни против кого». О том, может ли оказаться среди стран-строителей СЕГ также и Украина, как на то уже выражали надежды в Киеве, Путин и Меркель ничего не сказали.

Разумеется, российский и германский лидеры поговорили о судьбах демократии в России. По своей инициативе они об этом журналистам говорить не стали, видимо, полагая, что те и так спросят. Это, правда, интересовало лишь немецких коллег. Выяснилось, что вообще «о демократии в России» не говорили - только в контексте применения на практике нового российского закона о некоммерческих организациях (НКО). Г-жа Меркель обещала «внимательно наблюдать за развитием ситуации и тогда решить, следует ли снова дискутировать об этом». «Нас прежде всего волнует, как это скажется на работающих в России немецких фондах», - подчеркнула немецкая гостья. Хозяин Кремля постарался успокоить ее - «будем их поддерживать и заинтересованы в их работе». Впрочем, сказанное относилось ко всем международным НПО, главное, «чтобы была исключена непрозрачность в их деятельности», добавил г-н Путин. Единственное, что отчетливо постаралась выделить в правозащитной тематике г-жа Меркель, так это тему ситуации в Чечне и на Северном Кавказе. Говоря об этом, она даже специально развернулась к российскому президенту, как бы говоря, что это особенно важно для нее. Владимир Путин, правда, не остался в долгу и не отказал себе в удовольствии заметить, что «не во всех странах Запада все в порядке с развитием демократии и правами человека». «И я, и г-жа Меркель обращаем внимание на некоторые такие проблемы», теперь уже повернувшись к коллеге, сказал Путин. Канцлер тут же подтвердила это, как бы вскользь обронив, что «обсуждала проблему (тайных тюрем ЦРУ в Европе. - Ред.) на днях с президентом Бушем и наши позиции неодинаковы».

Но все это обнаружилось уже после трехчасовой дискуссии Ангелы Меркель с Владимиром Путиным. А в начале ее г-жа Меркель поделилась тем, что, наблюдая, "какие имеют место тенденции» в российско-германском сотрудничестве, «у нее захватывает дух".
Аркадий Дубнов, Время новостей , 17.01.2006

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru