Rambler's Top100
Лениградская Правда
1 MARCH 2021, MONDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
На стадии предварительного наказания
13.03.2006 00:01
По данным адвоката Анны Паничевой, судьи сейчас в 90% случаев удовлетворяют ходатайства о заключении подследственных под стражу
Начиная с 2002 года в России действует новый Уголовно-процессуальный кодекс, согласно которому решение о заключении подследственного под стражу может принять только судья, а не прокурор, как раньше. Предполагалось, что эта мера позволит решить проблемы чрезмерно продолжительного, а часто и вовсе ненужного содержания обвиняемых в СИЗО.

Однако по данным Анатолия Кучерены, главы комиссии Общественной палаты по контролю за деятельностью правоохранительных органов, в прошлом году российские суды 380 500 раз принимали решения о заключении подследственных под стражу. По сравнению с предыдущим годом количество таких решений выросло на 50 000. "Даже когда решения об аресте подследственных принимали прокуроры, цифры были меньше",– говорит Анатолий Кучерена. По данным адвоката Анны Паничевой, судьи сейчас в 90% случаев удовлетворяют ходатайства о заключении подследственных под стражу. В целом можно сказать, что, вопреки надеждам реформаторов, суды не стали механизмом реального контроля за деятельностью следователей.

Впрочем, злоупотребление механизмом предварительного заключения – проблема не только российская. В Мексике, по данным за 2004 год, предварительному заключению подвергается почти половина всех подследственных. При этом подследственные, находящиеся в предварительном заключении, составляют почти половину всего населения мексиканских тюрем. Разумеется, в результате оказывается, что многие из них проводят месяцы и годы в тюрьме напрасно: каждый год суды Мексики оправдывают порядка 40 000 человек, проведших то или иное время под стражей.

Еще тяжелее эта проблема в Индии, где подследственные, находящиеся в предварительном заключении, составляют от 60% до 75% всего тюремного населения. Во многих случаях срок, который они проводят в тюрьме, намного превышает тот максимальный срок, который они могли бы получить. В июне прошлого года из тюрьмы был выпущен 77-летний Мачан Лалун из штата Асам, находившийся в предварительном заключении с 1951 года. Хотя преступление, в котором он изначально обвинялся, предполагало максимальное наказание в виде десяти лет лишения свободы. Мачан Лалун не единственный "долгожитель" индийских СИЗО: Халилур Рехман провел в предварительном заключении 35 лет, Анил Кумар Бурман – 33 года, Сонамани Деб и Парбати Малик – по 32 года.

Проблема чрезмерного или вовсе излишнего содержания обвиняемых в предварительном заключении – это общая беда развивающихся стран. По данным международной организации Human Rights Watch, лица, находящиеся в предварительном заключении, составляют больше половины тюремного населения в Бангладеш, Чаде, Эквадоре, Сальвадоре, Гватемале, Гондурасе, Мали, Нигерии, Пакистане, Парагвае, Перу, Руанде, Уганде, Уругвае и Венесуэле. В Доминиканской Республике 75% подозреваемых содержатся в предварительном заключении до истечения срока давности по их делам – и затем освобождаются. Правоохранительная система в этих странах носит характер не столько судебно-правовой, сколько репрессивный.

Проблема не только в том, что люди сидят в тюрьме безвинно или неоправданно, но еще и в том, что подобная практика поддерживает и воспроизводит некачественность всей системы следствия и правосудия. Пристрастие следователей и прокуроров к аресту как мере пресечения понятно. Содержание под стражей есть способ давления на подследственного. Российские следователи честно говорят, что если они будут ограничены в возможности брать под стражу подозреваемых, это серьезно ухудшит раскрываемость. И виновные будут чаще уходить от ответственности. Однако имея в арсенале этот простейший метод, дознаватели не имеют стимулов улучшать качество дознания. В рамках нерепрессивной системы они оказываются неконкурентны.

Наконец, практика повсеместного предварительного заключения способствует формированию обвинительного правосудия. После того как человек был помещен в тюрьму и провел там несколько месяцев, и следствие, и прокурор, и даже суд оказываются крайне заинтересованными в обвинительном приговоре. В противном случае им могут быть предъявлены претензии безвинно пострадавшего или вышестоящих инстанций.

КоммерсантЪ , 13.03.2006


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2021
01 02
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2021
01 02
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2021
01 02
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2021, Ленправда
info@lenpravda.ru