Rambler's Top100
Лениградская Правда
3 MARCH 2021, WEDNESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Сырьевой менталитет
29.03.2006 00:01
Рисунок: КОНСТАНТИН КУКСО / Коммерсантъ
В современном мире существуют, не пересекаясь, две России. Одна – в российских СМИ. Это энергетическая сверхдержава, стремительно возвращающая временно утраченные позиции. Вторая – в западном сознании. Это авторитарная коррумпированная страна с небольшой экономикой, небоеспособной армией и имперскими амбициями. В этом отношении Россия в последние годы все больше стала напоминать Советский Союз. Дело не только в шпионских скандалах, национализации нефтяной и автомобильной промышленности. Изменилось восприятие России – как самими россиянами, так и иностранцами. И как во время СССР, эти восприятия вновь оказались диаметрально противоположными.
Россияне все больше гордятся своей страной, ее ролью в международных отношениях. С другой стороны – как и в советское время – они не узнают свою страну в зеркале зарубежной прессы. Западные телеканалы и газеты давно не сообщают положительных новостей о России. Партнеры по G8 не могут объяснить своим избирателям, как обсуждать энергетическую безопасность со страной, отключающей газ в качестве средства убеждения покупателей. А внутриполитическая ситуация характеризуется как восстановление если не тоталитарного, то авторитарного режима.
Глобальное отсутствие
Впрочем, еще непонятнее для россиян то, что даже критические статьи о России нечасто появляются на первых страницах мировой печати. С образом возрождающейся державы плохо согласуется отсутствие России в повестке дня глобальной экономики и политики. Средний американец знает гораздо больше об Индии, Китае или Бразилии, чем о России. В прошлом году вышла книга колумниста The New York Times и обладателя Пулитцеровской премии Томаса Фридмена "Плоский мир. Краткий курс истории XXI века". Книга несколько месяцев удерживала первое место в рейтинге американских бестселлеров и стала своеобразным манифестом американской и глобальной элиты. Фридмен уделяет огромное внимание Индии и Китаю, но Россия в книге практически отсутствует.
Индия и Китай действительно играют гораздо большую роль в мировой экономике, чем Россия. Это не просто большие экономические державы, но и центры изменений. Именно здесь возникают новые идеи и модели бизнеса, новые корпорации, теснящие по всему миру западных конкурентов. Россияне, впервые попавшие в Китай, как правило, впадают в ступор. Одно дело смотреть на статистические отчеты, другое – видеть своими глазами. Но еще больше поражает второй визит – разница в уровне развития за год-два кажется невероятной. Казалось бы, высокие цены на нефть преображают Москву не по дням, а по часам, но Пекин меняется гораздо быстрее.
Незаметность России, отсутствие в глобальной экономической повестке – это не только вопрос уязвленной национальной гордости, он имеет вполне практические следствия. Например, процесс вступления России в ВТО идет уже больше десяти лет. По-прежнему не достигнуто соглашение с США, и если решение и будет найдено, то скорее в результате политической сделки. В Америке просто нет сильного экономического лобби, заинтересованного во вступлении России в ВТО. По сравнению с Китаем ставки слишком низки, чтобы заинтересовать серьезных игроков.
Голландская болезнь – в головах
Оборотная сторона безразличия мира к России – равнодушие россиян к происходящему за рубежом. Показательный пример: российская помощь пострадавшим от цунами была в три раза меньше помощи Греции (страны, сопоставимой по населению и размеру экономики с Москвой) и в шесть раз меньше помощи Китая. Причем помощь эта была предоставлена исключительно в натуральной форме; денежная помощь даже не обсуждалась.
Для большинства россиян представляет интерес лишь одна международная новость – состояние мировых рынков сырья. Действительно, благосостояние многих из нас непосредственно определяется мировыми ценами на нефть. Это прекрасно понимают и российские политики, и чиновники – в краткосрочной перспективе никакие структурные реформы не могут сравниться по своему эффекту на бюджет и политическую систему с преуспеванием нефтегазового комплекса.
Это приводит к развитию самой опасной разновидности голландской болезни. Высокие цены на нефть вытесняют несырьевые отрасли не только из экономики, но и из общественного сознания. Героями общества становятся лидеры нефтегазового сектора, а идеи диверсификации экономики, воспроизводства конкурентоспособного человеческого капитала отходят на задний план.
Голландская болезнь в головах – это опасно и обидно. Опасно потому, что у России не может быть долгосрочного сырьевого будущего. Нефть, газ и металлы не могут обеспечить достойные доходы для такой большой страны, как Россия, даже при нынешних ценах. А если через три-пять лет цены на нефть упадут, например, вследствие рецессии в мировой экономике, стабилизации на Ближнем Востоке или внедрения энергосберегающих технологий, то власть в России не сможет выполнить свои обязательства перед избирателями, и неминуемо случится политический кризис. При этом смена власти необязательно будет осуществлена конституционным путем.
Прошлое вместо будущего
Это тем более обидно, что у России по-прежнему есть шанс. В России все еще высокий (но быстро снижающийся) уровень человеческого капитала. Например, для американцев самым заметным россиянином в прошлом году был не Путин, не Миллер и даже не Абрамович или Ходорковский, а Сергей Брин, один из основателей компании Google. В России же Сергей Брин не слишком известен. Талантливые россияне отлично работают в передовых компаниях Америки, в высокотехнологичных российских и иностранных компаниях в России, но эти люди не становятся героями современной России. Ее сегодняшнюю экономику и политику определяют нефтедоллары.
Самодостаточность российской общественно-политической жизни, ее ориентированность вовнутрь – скорее всего, проявление постимперского синдрома, попытки вернуть ощущение жизни в великой стране. В результате политические и общественные приоритеты неизбежно фокусируются на прошлом, и страна не может предложить перспектив молодому поколению. В современном мире по-настоящему реализовать интеллектуальный и предпринимательский капитал можно только на глобальном рынке, а Россия до сих пор находится на его задворках, и разговоры о прошлом величии лишь усиливают изоляцию.
Голландская болезнь в головах особенно опасна тем, что неизбежно выталкивает лучшие кадры в эмиграцию и совсем не способствует возвращению диаспоры. А ведь именно диаспора сыграла ключевую роль в недавнем возрождении экономической мощи Индии и Китая. У этих стран стоит поучиться и нам, если мы хотим выбрать Россию будущего.
Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы, директор ЦЭФИР
Сергей Гуриев, КоммерсантЪ , 29.03.2006


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2021
01 02 03
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2021
01 02
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2021
01 02 03
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2021, Ленправда
info@lenpravda.ru