Rambler's Top100
Лениградская Правда
12 JULY 2020, SUNDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Главные охотники страны
28.06.2020 06:34
Более 25 территорий Москвы, почти полторы Московских области или две Бельгии — вот с чем можно сравнить площадь охотничьих угодий, принадлежащих российской элите. «Открытые медиа» подсчитали: за федеральными чиновниками и политиками, госкомпаниями и бизнесменами из списка Forbes закреплено более 5,884 млн га охотничьих угодий. Высокопоставленные охотники, как и полагается настоящим феодалам, обзаводятся обширными охотхозяйствами по всей России.

Первое место в рейтинге с большим отрывом заняли близкие бывшего вице-губернатора Алтая, миллиардера Анатолия Банных. Именно он в 2009 году организовал печально знаменитую охоту на краснокнижных баранов, во время которой в крушении вертолёта погиб полпред президента Александр Косопкин. Сам Банных в той катастрофе уцелел, но пропал без вести в 2017-м: вертолёт, на котором он летел в свои угодья, упал в озеро. Бизнес Банных, включая более чем 1,12 млн га земель для охоты на Алтае и в Хакасии, достался его сводному брату Сергею Розбаху и деловому партнёру Сергею Портнягину. 

На втором месте оказался «Газпром», собравший более 0,5 млн га земель для охоты. К угодьям, связанным с газовым концерном, мы причислили земли, приписанные к его топ-менеджерам и их доверенным лицам — уж очень солидные охотхозяйства они приобрели в Ленинградской области и не только. Например, многолетний член правления «Газпрома», ныне его поставщик Ярослав Голко обзавёлся хозяйством на 40 000 га ещё и в Томской области. 


Семья Владимира Евтушенкова, основного владельца АФК «Система», оказалась в рейтинге на третьей позиции — она контролирует более 384 000 га угодий в Подмосковье, Карелии и на Ставрополье. Структуры Евтушенкова получили, в частности, охотхозяйство «Высоковское» в Истринском районе Подмосковья. 

На четвёртом месте — «Сургутнефтегаз» с почти 297 000 га в Ленинградской области. 

Наконец, замыкает топ-5 губернатор Томской области Сергей Жвачкин: в родном регионе губернатор совладеет охотхозяйством «Таёжное», за которым закреплено 296 000 га угодий. 

Интересные участники первой десятки — Альфа-банк и его акционеры Герман Хан и Пётр Авен (8-е место): они оказались совладельцами охотхозяйств, пользующихся угодьями площадью более 225 000 га, из которых 210 000 приходится на Архангельскую область.

Структуры, связанные с главой госбанка ВТБ Андреем Костиным, собрали больше 134 000 га охотничьих угодий (12-е место). Одно из них — охотхозяйство «Удачная охота» — занимает почти 14 000 га на границе Зубцовского и Ржевского районов Тверской области. Пользуется этими угодьями компания «Сезон охоты» Романа Громоздова, партнёра топ-менеджеров ВТБ и бенефициара строительных проектов госбанка. Местные жители рассказывают, что там нередко принимают VIP-гостей, среди которых видели даже Дмитрия Медведева с супругой. Сам Костин через фирму «Муфлон» владеет долями в охотхозяйствах «Коста» и «Лось», за которыми закреплено два соседних участка общей площадью около 121 000 га в Ярославской области.

Партнёры главы госбанка по этим проектам — дочери генерала ФСБ Анастасия Задорина (она больше известна как поставщик одежды для олимпийской сборной России, ей принадлежит 41% в «Косте») и Юлия Тихомирова (47% в «Лосе»). 

Среди других наших открытий: занявший 13-е место глава Россельхознадзора Сергей Данкверт оказался не только владельцем огромного — на 53 000 га — хозяйства в Калужской области, но и учредителем общественной организации охотников и рыболовов, контролирующей более 78 000 га в Подмосковье. Это помогло нам понять, почему высокопоставленные российские охотники считают, что именно семья Данквертов — Сергей и его отец, отвечавший в СССР за животноводство, — приобщили к своему хобби всю российскую «верхушку»: от Бориса Ельцина и его помощника Сергея Ястржембского до Игоря Сечина. 

Председатель Союза кинематографистов России режиссёр Никита Михалков (14-е место) через общественную организацию «Тёмино-Северное» контролирует 122 000 га охотугодий в Вологодской области. 

Друг и бывший сват президента Путина Николай Шамалов (15-е место) через своих топ-менеджеров, учредивших Приозерское общество охотников и рыболовов, закрепил за собой почти 105 000 га в Ленинградской области. 

«Роснефть» при всей любви её руководителя Игоря Сечина к охоте, по нашим подсчётам, оказалась только на 17-м месте в рейтинге крупнейших держателей охотничьих угодий. За структурами нефтяной госкомпании и лично за Сечиным закреплено в общей сложности 99 000 га земель в Тверской и Смоленской областях. Квоты на добычу диких животных в Смоленской области получает ПАО «НК „Роснефть-Смоленскнефтепродукт“». Площадь угодий нефтяной корпорации могла бы быть больше, если бы мы засчитали ей еще 28 000 га под Смоленском, которыми распоряжается компания, наполовину принадлежащая Сергею Назаркину, члену Клуба горных охотников и бывшему соседу Сечина по московскому дому в Шведском тупике. 

Ещё мы выяснили, что когда Олег Дерипаска (18-е место) пишет в Instagram, что вместо Давоса едет рыбачить на Байкал, то ловить рыбу он может в собственном охотничьем хозяйстве. «Фонд охраны дикой природы Байкала», учреждённый близким к Дерипаске менеджером Евгением Агарковым, контролирует почти 11 000 га угодий на юго-восточном побережье Байкала. Вдобавок родственники Дерипаски собрали около 60 000 га угодий по Краснодарскому краю: вокруг так называемого «дворца Путина» в Геленджике, на популярном у рыбаков побережье Азовского моря и в центре Кубани. А за «Русалом» Дерипаски" закреплены почти 14 000 га в Самарской области. 

На 19-м месте — 78 000 га, связанные с госкорпорацией «Ростех» и её руководителем. В частности, лично глава «Ростеха» Сергей Чемезов вместе с бывшим помощником президента Сергеем Ястржембским, инвестором Рубеном Варданяном и основателем сети клиник «Мать и дитя», акушером российской элиты Марком Курцером входит в число учредителей охотничьего клуба «Времена года». За этой организацией закреплены угодья охотхозяйства «Щекотово» в Ярославской области — 16 000 га. У сына главы «Ростеха» Станислава Чемезова «Открытые медиа» обнаружили 15%-ную долю в охотхозяйстве «Осень», располагающем 17 000 га в престижном Истринском районе Московской области. А за предприятиями самого «Ростеха» сейчас закреплено только три охотхозяйства, утверждает представитель госкорпорации: в Чувашии, Башкирии и Ростовской области.

Лидия Барабанова, мать спикера Госдумы Вячеслава Володина (23-е место), крупная предпринимательница в родной Смоленской области. Среди её активов — Ассоциация по содействию сохранению редких птиц, животных и природы, развивающая лесоохотничье хозяйство «Городнянское». Второй учредитель ассоциация — Яна Володина, которую The Insider называл молодой женой Володина. У «Городнянского» в долгосрочной аренде находится два участка угодий в Новодугинском районе общей площадью 44 000 га. Барабанова через свой «Холдинг Днепрово» также контролирует компанию «Заимка» (юрлицо переименовано в ООО «Исток-Д»), за которым закреплено почти 24 000 га охотугодий на границе Смоленской и Псковской областей. 

Семья ещё одного известного охотника — депутата Госдумы Владислава Резника — могла бы оказаться гораздо выше своего 31-го места в рейтинге. Сейчас компания «Криница» Александра Резника, сына депутата, владеет двумя хозяйствами в Смоленской области с угодьями почти в 47 000 га; если бы он не продал пару лет назад два соседних угодья под названием «Волков-Плёс», почти 29 000 га, то претендовал бы на место в топ-20. 

Структуры «Согаз-инвеста» (32-е место), крупнейшими бенефициарами которого являются Юрий Ковальчук и его супруга Татьяна, получили 44 000 га угодий в Апшеронском районе в предгорьях Кавказа, ими управляет бывший директор Сочинского заказника Роман Холод. Кстати, к этим владениям имеет отношение и «Газпром», входящий в число бенефициаров «Согаз-инвеста». 

Семья Василия Шестакова, друга юности Путина, президента Международной федерации самбо занимает 33-е место: бизнесмен и его супруга Татьяна входят в число учредителей общественной организации «На Карельском», за которой закреплено более 43 000 га в Выборгском районе Ленинградской области.

Ещё один интересный участник рейтинга — Евгений Рейман (45-е место), сын экс-министра связи и советника президента Леонида Реймана от первого брака, контролирует в Вяземском районе Смоленской области охотхозяйство «Осьма» с угодьями более 20 000 га. 

На 50-м — последнем месте в рейтинге — оказался Сергей Нарышкин, глава Службы внешней разведки. Около 10 000 га угодий в Псковской области закреплено за некоммерческим партнёрством со сложным названием ОУРТБУХ. В число его учредителей в свою очередь входит некоммерческая организация «Дип-клуб» — это дипломатический клуб, среди учредителей которого обнаружились сам Нарышкин и Юрий Ковальчук, а среди членов клуба — дирижёр Валерий Гергиев, бизнесмены Геннадий Тимченко и Михаил Куснирович.

Глава 2. «Путин не чурался этого развлечения» 

Иметь охотхозяйство в своих активах сейчас стремятся многие чиновники и крупные бизнесмены: все используют охоту как приманку для нужных людей, рассказывает один из федеральных чиновников. «Это вообще традиция. Приезжает к тебе, например, какой-нибудь ревизор или другой нужный человек, а ты ему: вот мы сейчас поедем в чудесное место, тишина, красота, охота-рыбалка, отлично отдохнёте», — говорит собеседник «Открытых медиа». 

Охота помогает бизнесу приблизиться к власти, прежде всего к силовикам, продемонстрировать, что они «свои», настоящие мужики, а не только деньги умеют считать, приводит ещё один аргумент в пользу этого хобби знакомый совладельца НЛМК Владимира Лисина (22-е место), одного из самых заядлых российских охотников. 

Несколько бывших и действующих чиновников и близких к власти бизнесменов подтверждают, как бы ни росли «зелёные» настроения в обществе, охотничьи хозяйства и клубы остаются местом принятия решений и неформальных тусовок, где можно завести полезные знакомства. Например, совладельцу «Трансмашхолдинга» Искандару Махмудову (25-е место в рейтинге) именно охота помогла в начале 2000-х выполнить заветное желание — познакомиться с Игорем Сечиным и заручиться его поддержкой, вспоминает знакомый бизнесмена. Выяснилось, что Сечин любит охотиться, в частности, в Смоленской области, где можно пострелять кабанов и оленей. В итоге Махмудов смог попасть на охоту с Сечиным и сам пристрастился к этому развлечению. Сейчас у него есть охотхозяйства по соседству с угодьями «Роснефти» — и в Смоленской, и в Тверской области. 

Проводником российской элиты в мир охоты была семья нынешнего руководителя Россельхознадзора Сергея Данкверта (13-е место), вспоминает один из увлечённых охотников. Ей уже много лет принадлежат охотхозяйства в центральной России, где в своё время начинали охотиться чуть ли не все сотрудники администраций президентов и члены правительств, уверяет собеседник «Открытых медиа». Он напоминает, что охотой ещё с советских времен занимался отец чиновника Алексей Данкверт, в своё время руководивший Главным управлением животноводства Минсельхоза СССР, а потом многие годы возглавлявший Союз животноводов России. Данкверт-младший с начала нулевых выполнял функцию «начальника егерей» для «царской охоты», его должность считалась важной в негласной табели о рангах, поэтому он до сих пор руководит важным государственным ведомством, считает источник. 

«Владимир Путин не чурался этого развлечения — охоты», — напоминает автор книги «Царские забавы», саратовский охотник Юрий Никитин. В том, что президент страны бывал на охоте, многие убедились благодаря документальному фильму 2013 года «Я — Путин» немецкого режиссёра Шуберта Зайпеля. «Владимир Путин и его друг Сергей Шойгу, в то время министр МЧС, решили поохотиться на оленей», — сообщает закадровый голос. Путин в меховой шапке и унтах сам восседает за рулем гусеничного военного вездехода — везёт компанию к месту охоты в зимней сибирской тайге. «На охоту выбралась небольшая группа — только мужчины, близкие друзья, телохранители». Путин дегустирует мясо дичи, поджаренной на костре. Автор подчёркивает: в разгар зимних митингов в Москве в 2012 году Путин, тогда ещё премьер-министр и кандидат в президенты, хочет «тишины, обособленности и лояльности». 

В начале нулевых Путина видели в одном из любимых стрелковых клубов бомонда того времени — «Лисьей норе», построенной в Подмосковье Лисиным. Президент не афишировал свой визит; он, как и многие посетители, отправился в тир под открытым небом, где стреляют по движущимся мишеням-тарелочкам, изображающим уток (по словам местных сотрудников, их изготавливают из отходов производства на НЛМК). Затем Путин прямо в общем зале пообедал вместе с Лисиным и тогдашним главой холдинга «Металлоинвест» Олегом Киселёвым. Президенту наверняка показали и VIP-зал клуба, где была установлена мебель из костей и рогов, а в центре на стене висела голова слона, по преданиям, застреленного в Африке самим Лисиным. Бизнесмен — заядлый охотник, охотился по всему свету, а теперь всё чаще делает это в Великобритании, где у него есть поместье, рассказал знакомый Лисина. 

Спустя несколько лет после того обеда российского президента с ружьём увидел весь мир: на официальных фото из отпуска глава государства позировал с обнажённым торсом и винтовкой в руках. Международная слава ценителя брутальных развлечений не помешала Путину в 2011 году в интервью американскому журналу Outdoor life заявить: «Сам я не охотник». Правда, при этом Путин назвал охоту «одной из самых ярких национальных традиций» и признался, что много о ней знает от своих знакомых. Путин охотился за компанию, например, при Ельцине отказаться было нельзя, а сам он действительно не любит убивать животных, уверяет чиновник администрации президента.

Об охотничьих успехах соратников и знакомых президента известно гораздо больше. «Про Володина мне говорили, что он, когда был помощником губернатора, охотился в Саратовской области с пресс-секретареём Ельцина — Сергеем Ястржембским. На кабанов, наверное, охотились. Это такая любимая охота у всех [чиновников] — кабаны», — говорит Никитин. Любителями поохотиться на кабанов «Новая газета» называла Патрушева-старшего (48-е место в рейтинге), Сечина, Чемезова и Михаила Касьянова. А мэр Москвы Сергей Собянин когда-то сам рассказывал, что ходил на медведя. 

Теперь президент Путин на отдыхе всё чаще собирает грибы, и его знакомые охотники давно уже не рассказывают публично об охотничьих успехах. Политики предпочитают не афишировать свою страсть к охоте, так как теперь это может плохо сказаться на их имидже, объясняет Никитин: «Потому что скажут: убийцы, уничтожают природу. Что им, колбасы в магазине не хватает?» 

Репутация высокопоставленных охотников испорчена ими самими, признаёт один из чиновников-любителей охоты. «Какой скандал со зверствами на охоте ни возьми, обязательно окажется причастен какой-то чиновник, силовик или близкий к власти бизнесмен. От ответственности они уходят, но осадочек-то у общества остаётся», — объясняет он. 

Казалось бы, что плохого в переходе охотхозяйств от государства к новым собственникам? Тем более что большинство из них уверяет, что животным на подотчётных землях станет гораздо лучше. Например, депутат Алексей Езубов, дядя Олега Дерипаски, рассказал, что разогнал всех браконьеров в семейных хозяйствах Краснодарского края и восстановил там популяцию животных. А администрация Апшеронского района Кубани надеется, что «Согаз-инвест» Ковальчуков создаст в горных лесах за Туапсе особо охраняемую природную зону, восстановит численность краснокнижной серны и сохранит редкие породы деревьев. АФК «Система» в карельском хозяйстве «Беломорское» разводит кабанов и оленей не для охоты, а для восстановления популяции, выпускает мальков сига в озёра, сообщил представитель компании. 

Еще в 2003 году Данкверт, тогда первый заместитель министра сельского хозяйства, на Всероссийском семинаре по охотоведению прямо говорил: «Приходится констатировать: общественных систем в области охраны и использования животного мира в том виде, каком они существовали прежде, уже нет, они разрушены. Поэтому теперешняя задача — передать охотугодья тому, кто умеет хозяйствовать и, следовательно, рачительно подходить к природным ресурсам». 

Но к высокопоставленным владельцам охотничьих угодий есть и серьёзные претензии. Во-первых, механизм распределения охотничьих угодий часто выглядит непрозрачным. Чтобы получить угодья в долгосрочную аренду на 25−49 лет по средней цене около 10 рублей за 1 га в год, нужно победить в аукционе, организованном местными властями. Например, объявление об аукционе, на котором получили угодья родственники Дерипаски, печатались в воронежской прессе, хотя земля расположена на Кубани, рассказал кубанский фермер. Он хотел составить конкуренцию на торгах Езубову, дяде миллиардера, но узнал о торгах, когда итоги уже были подведены. 

Во-вторых, большинство высокопоставленных хозяев первым делом ограничивают доступ к территории посторонних — в их число попадают даже местные жители. Лесной кодекс это запрещает, но владельцы уверяют, что вводят запреты из-за стремления защитить дикую природу. Например, Езубов через суд запретил проезд транспорта через свои владения, а пешеходов на территории могут досмотреть патрули. В хозяйстве «Согаз-инвеста» охрана даже реквизирует коров, зашедших на земли, пожаловались фермеры. Обычным охотникам на закреплённые земли не попасть: хозяйства или перестают продавать путёвки на дичь, или устанавливают на них заградительные цены. 

Наконец, зоозащитников, биологов и местных жителей беспокоят жестокие охотничьи привычки элиты. Речь идёт не только о браконьерстве, но и о так называемой вольерной охоте — отстреле полудомашних животных, выращенных на огороженной территории. Только представьте: медведь или олень выросли в загоне, туда въезжал трактор, входили люди, ввозили рулоны сена — зверь не боится ни человека, ни машин, выпусти его на волю — он выйдет на дорогу и будет стоять в надежде, что люди дадут ему что-нибудь вкусное. И вот в такое животное и будет стрелять охотник с вышки, а то и прямо из автомобиля; фактически это тир с живыми мишенями, на него не распространяются требования о сезонах охоты или квотах. 

До 2020 года такие хозяйства работали «полувольно», объяснял в феврале депутат Резник из нашего рейтинга: по его словам, в 2018-м в России на 236 объектах общей площадью более 270 000 га содержалось несколько десятков тысяч «охотничьих животных». В вольерах содержатся около 20 000 оленей, 10 000 кабанов, 5000 косуль, 3000 ланей, подтверждал ресурсу ohotniki.ru Ястржембский. Охотники пролоббировали соответствующий закон — в феврале его подписал Путин; Минприроды может корректировать правила вольерной охоты, но теперь она стала полностью законной.

Глава 3. «Они ведут себя как феодалы» 

Места, где охотится российская элита, мы также нанесли на интерактивную карту охотхозяйств. Первое, что делают новые владельцы, — закрывают доступ к своим владениям.

Газпромовские охранники и близко не подпускают посторонних к охотничьей базе на берегу Ангары, в 40 км от Иркутска, при этом из города туда регулярно летают вертолёты и заходят яхты, пожаловались местные жители. По их данным, там отдыхают топ-менеджеры «Газпрома», включая самого главу концерна Алексея Миллера. До базы, занимающей 2,5 га особо охраняемых земель Прибайкальского национального парка, можно добраться только по воздуху или воде: там есть две вертолётных площадки и пристань, тогда как ближайшая дорога проходит в 10 км. 

«Левый берег Ангары — одно из немногих мест в Прибайкальском нацпарке, где в течение последних десятилетий природа восстанавливалась, а не погибала. Здесь, в каких-то 40−60 км от Иркутска, в значительном количестве обитают медведь, благородный олень, кабарга, кабан», — рассказывает о хозяйстве Виталий Рябцев, иркутский орнитолог, бывший заместитель директора Прибайкальского нацпарка по науке. В Росреестре нет данных о собственнике участка, строений на нём вообще не зарегистрировано, но в госзакупках «Газпрома» прибайкальская база проходит как «комплекс зданий и сооружения „Байкалгазпромцентра“» — для него регулярно заказываются услуги по охране и техоснащению. Строила базу по заказу «Газпром добыча Иркутск» компания «Стойгазконсалтинг», контролируемая тогда бизнесменом Зиядом Манасиром (она же в своё время построила в Подмосковье грандиозный дворец, получивший в СМИ название «Миллергоф» из-за внешнего сходства с Петергофом и слухов о том, что заказчик строительства — Миллер; правда, представители «Стройгазконсалтинга» заявили, что строили дворец для нужд компании). 

«База „Газпрома“ на Ангаре удивительно хорошо защищена от непрошеных гостей. С волонтёрами штаба Алексея Навального мы пытались подойти к этим домикам и снять их, но нам это так и не удалось. От ближайшей деревни базу отделяет Ангара, ширина которой в этом месте почти километр, а лодкой нам не рекомендовали пользоваться местные, так как нас сразу бы заметили и отогнали охранники. Зимой пытались пройти незаметно по льду, но река от истока и на много километров вниз по течению не замерзает. С обратной стороны базу отделяет от ближайшей дороги 10 км сложного горно-таёжного рельефа: пройти туда и обратно за день не получилось бы. А ночевать рядом с охотхозяйством мы не рискнули», — рассказал Захар Сарапулов, бывший сотрудник штаба Навального в Иркутске. 

Первым делом ограничил доступ в свои новые владения и «Согаз-инвест» Ковальчуков. На землях охотничьего хозяйства «Черногорье» компания реализует проект по созданию особо охраняемой природной территории и развитию экологического туризма: собирается восстанавливать поголовье серны и благородного оленя, а заодно — построить современную турбазу на 200 мест, ограничить доступ в лес и приватизировать единственную в районе железную дорогу, следует из информации на сайте администрации Апшеронского района. «С этой целью в августе 2017 года в высокогорных лесах общей площадью 44 000 гектаров была полностью запрещена охота и прекращены все виды рубок, за исключением заготовки дров для населения. Одна из основных задач новой структуры, которой руководит Роман Холод, — сохранить и увеличить количество диких животных, а также водных биоресурсов», — говорится в сообщении. 

Холод — известный менеджер в сфере охраны природы. Он руководил Сочинским заказником, Воронежским биосферным заповедником и считался одним из основных претендентов на пост директора Сочинского национального парка, но вместо этого перешёл на работу в структуру Ковальчуков. В этом году планируется запретить и заготовку дров населением, «поскольку она также является фактором риска для представителей животного мира», следует из новости на сайте администрации. Правда, взамен «Согаз-инвест» решил «оказать помощь» в газификации близлежащих населенных пунктов. В соцсетях уже можно найти много жалоб местных жителей на ограничения доступа в лес и запрет на выпас скотины.

Владельцы охотхозяйств стараются сделать территорию непроходимой для посторонних людей, чтобы никто не нарушал покой охотников, подтверждает смоленский эколог Григорий Дубино. «На лесном участке по закону можно одновременно вести 15 видов бизнеса. Если деньги есть, охотугодья можно оформить ещё и как место сбора ягод, грибов, подножного корма, берёзового сока и т. д. И закрывают своё хозяйство от посторонних, якобы сохраняя урожай», — рассказывает он.
Такой же схемой в Карелии воспользовались Ковальчуки, огородившие забором сотни гектаров леса вокруг дачи, на которой, по рассказам местных жителей, отдыхал Путин. По документам в лесу идёт сбор грибов и ягод. 

Впрочем, проблемы бывают не только со скотом и дровами. «Отъём участков у других охотхозяйств, захват водоёмов около деревни Клоково, порча чужой паевой земли, незаконная вырубка леса, безобразное отношение к диким лесным животным (вдоль сетчатых изгородей часто попадаются трупы)», — писал «Собеседник» о жалобах местных жителей на Бориса Скакуна (владеет 40% в смоленском охотхозяйстве «Тинтел», не вошёл в наш рейтинг), партнёра Бориса Ротенберга. 

Корреспонденты «Открытых медиа» лично посетили два охотхозяйства в Тверской области и на Кубани, чтобы своими глазами увидеть, как там всё устроено: «Удачную охоту», которую связывают с Костиным, и «Соленовское», подконтрольное семье Дерипаски.

«Удачная охота» по документам принадлежит компании «Сезон охоты» бизнесмена Романа Громоздова, но все местные жители как один твердят: владелец хозяйства — банк ВТБ. «Костина это, слышали такую фамилию?» — уверенно говорит корреспондентам местный охотник. У «хозяев» под колпаком огромная территория — до города Старицы, продолжает он. Местным охота тут фактически запрещена: несмотря на то, что зверей развелось так много, что они портят огороды, лицензии не допросишься. Всё предназначено для тех самых VIP-охотников, которые прилетают на вертолётах (в хозяйстве, судя по спутниковым снимкам, есть две вертолётные площадки) или приезжают в кортежах. Среди гостей бывали и Дмитрий Медведев с супругой, уверяет один из очевидцев. «Супруга его любила сама порулить на ГАЗ-69 с огромными колёсами по болотам», а все подъезды к хозяйству в это время перекрывали наряды полиции, вспоминает он. 

Вдоль хорошей асфальтовой дороги в местную деревню Карамзино — густой лес, а по его опушке через каждые метров двести — деревянные вышки. Это для VIP-охоты, объясняет один из местных жителей: «Тебя сажают на вышку, дают термос и ещё чего-нибудь, говорят: загонщики погонят зверя, целься вот в эту точку, можешь хоть глаза закрыть, но на курок нажимай». Добыча будет приличной: маралы, другие олени, лоси или кабаны. Животных не надо долго искать: их разводят в гигантских вольерах по соседству, ближе к деревне. Там гектары леса затянуты сетчатым забором, на полянах установлены кормушки и укрытия, как на ферме складированы рулоны сена. Звери здесь полудомашние, не боятся ни людей, ни транспорта, рассказывают местные: выйдет какой-нибудь олень на дорогу, и не объедешь его. 

«Удачная охота» — не единственный актив Громоздова в Тверской области. Кроме того, по данным Росреестра, именно «Сезону охоты» принадлежит соседствующая с «Удачной охотой» усадьба «Верхняя Волга». Поместье с главным домом в 8000 кв. м, тремя вертолётными площадками и пристанью для яхт занимает 54,8 га на берегу реки. Шесть лет назад, когда усадьба только строилась, «Новая газета» со ссылкой на свои источники писала, что пользоваться ей будет Дмитрий Медведев. До начала стройки администрация района называла целью проекта «повышение туристической привлекательности региона», но сейчас клиентов «со стороны» усадьба не принимает. 

Как показало наше исследование, почти весь Зубцовский район Тверской области поделен между влиятельными бизнесменами и чиновниками. На противоположном берегу от «Верхней Волги» — 34 000 га охотничьих угодий дружественных «Роснефти» Андрея Бокарева и Искандара Махмудова. К этой территории примыкает еще 52 000 га угодий, арендованных на 49 лет фирмой «Профиль». Её совладельцы — структуры «Трансмашхолдинга» и «Роснефти», а также сам глава нефтяной компании Игорь Сечин (он лично контролирует меньше 1% долей компании). Как выяснил в 2017 году ЦУР, на территории хозяйств процветает вольерная охота.

Не менее интересным оказался и визит на Кубань. «Вы знаете, кто хозяин леса? Вам сказать?» — сурово спрашивал жителей кубанского села Псебая со сцены местного ДК глава соседнего охотхозяйства «Соленовское» Сергей Золотухин. Дело было четыре года назад на народном сходе, собравшемся из-за жалоб на работу хозяйства. Ответ так и не прозвучал, но его и не требовалось: местные жители уверены, что угодья, на которых когда-то охотились на оленей великие князья Романовы, принадлежат российскому олигарху Олегу Дерипаске. 

Правда, по документам хозяин охотхозяйства «Соленовское» с его 39 000 га — Павел Езубов, сын депутата Госдумы Алексея Езубова, которого СМИ называют дядей Дерипаски. Павел Езубов, двоюродный брат Дерипаски, ещё и его бизнес-партнёр: Езубову-младшему принадлежит 16% акций «Ингосстраха» (у Дерипаски там 10%). В 2015 году, как сообщал РБК, Езубов выкупил у Дерипаски убыточную «Роспечать». 

Чтобы добраться до «Соленовского», нужно проехать 130 км от Майкопа до села Солёное, потом ещё несколько километров ехать по лесу, пока не упрёшься в шлагбаум. Туристов пропускают, но только пешком, охота запрещена. Сам Дерипаска время от времени приезжает сюда охотиться. Мероприятия это приватные, посторонних на них не пускают, но подробности иногда становятся известны и «за шлагбаумом». Обсуждению приватных порядков «Соленовского» и был посвящен сход местных жителей. Они жаловались, что не могут собрать в лесу даже грибы или валежник для обогрева домов: охранники заставляют высыпать содержимое из корзин и рюкзаков и всё забирают. Проехать на территорию хозяйства фактически невозможно: владельцы установили на дороге шлагбаум, и нужно получить разрешения у хозяйства, а их не выдают.

Пенсионер Дмитрий Приходько вспоминает: в 2015 году охрана охотхозяйства забрала его коров, зашедших на территорию охотхозяйства. Когда пенсионер отправился в лес за животными, его задержали на несколько часов и изъяли нож, который был у Приходько с собой. Никакой компенсации или извинений пенсионер до сих пор не получил. Несколько десятков жителей района в 2016 году в письме генеральному прокурору Юрию Чайке рассказали о браконьерстве на территории охотхозяйства. К письму прикрепили фотографии с подтверждениями. На снимках сотрудники охотхозяйства позируют с убитыми медвежатами (убивать молодняк нельзя), а ещё на одной фотографии — с тушей кавказской серны. Она занесена в Красную книгу, охота на неё полностью запрещена. После обращения в Генпрокуратуру реакции не последовало, уголовное дело по факту браконьерства не было возбуждено, рассказывает сейчас один из соавторов письма. Сотрудники охотхозяйства заявили прокурорам, что фото сделано в соседней Карачаево-Черкесии, где серны не считаются редким видом, возмущается он. Однако после скандала на место приезжал депутат Алексей Езубов и якобы потребовал от руководства охотхозяйства «вести себя скромнее». 

«Они ведут себя как феодалы: взяли землю в аренду за бесценок и устраивают здесь свои порядки. Те, кто не хочет идти в хозяйство на поклон, остаются без дров», — возмущается другой местный житель. Крупнейший участок земли под охотничье хозяйство — 28 000 га из 39 000 га — был получен семьёй депутата Езубова в 2008 году в аренду на 49 лет, и платят за него родственники Дерипаски менее 1000 рублей в год — то есть меньше трёх копеек за гектар. На землю по такой цене были, конечно, и другие претенденты. Но, как рассказывает глава местного фермерского хозяйства Илья Дронов, торги на аренду прошли непублично: извещение о проведении аукциона администрация опубликовала в воронежской областной газете, которую в Краснодарском крае никто не читает. В результате местные охотники и фермеры узнали о торгах уже после их проведения. 

Это не единственное охотхозяйство родственников Дерипаски на Кубани. Из информации на сайте Минсельхоза выяснилось, что помимо «Соленовского» Павлу Езубову принадлежит ещё компания «Лесные дали», арендующая больше 8000 га охотничьих угодий в Приморско-Ахтарском районе Кубани, и 75,38% долей фирмы «Перспектива» (остальные доли — у общества «Возрождение», учреждённого матерью бизнесмена Валентиной Дерипаской). «Перспектива» арендует почти 19 000 га охотничьих угодий под Геленджиком, неподалеку от охотхозяйства, прозванного местными жителями и журналистами «дачей Путина». 

В Приморско-Ахтарском районе, который называют «Кубанской Венецией», можно рыбачить на лиманах — до сих пор есть шанс поймать осетра, также тут охотятся на кабанов и пернатую дичь. Под Геленджиком водятся медведи, олени и серны. Сам депутат Езубов рассказал, что все ограничения по въезду и доступу в «Соленовское» связаны со стремлением «сберечь природу». Землю в аренду его семья взяла в начале 2000-х, во времена бесконтрольного браконьерства, когда в лесах буквально выбили всю живность, говорит депутат. Пришлось приложить много усилий, чтобы всё восстановить: «Только на подкормку ежегодно охотхозяйство расходует 70 тонн кукурузы, от 2 до 5 тонн минеральных подкормок». «На территории есть несколько вышек, откуда охотники ведут стрельбу по окрестности, — возражает Дронов. — Животных прикармливают недалеко от вышек, а потом расстреливают — там, где они привыкли кормиться. Это не охота, это расстрел».

Глава 4. Живой тир 

На животных, разводимых в вольерах, не распространяются положения закона «Об охоте», запрещающие, например, охотиться в сезон размножения и выращивания потомства. Такие животные, будь они даже краснокнижными, фактически выведены из-под государственной охраны, возмущается руководитель программы «Гринписа России» по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин. Животные, разводимые в вольерах, государством не учитываются и не контролируются, кроме как с точки зрения соблюдения ветеринарных правил, так как это частная собственность, подтвердил главный охотовед Переславского охотхозяйства Военно-охотничьего общества Ярославской области Василий Гальцов. 

Ещё одна претензия зоозащитников к новым правилам охоты — то, что они позволяют преследовать животных на небольшой замкнутой территории. В первоначальной версии закона предполагалось установить минимальный размер вольера в 50 га, что не так уж и много — всего около 70 стандартных футбольных полей, но в принятой версии даже это положение исчезло: теперь требования к минимальной площади будут устанавливать региональные власти. Кого будут разводить в охотхозяйстве, зависит от спонсора, удовольствие это дорогое. «Там только один забор установить на территории стоит немало денег, не говоря уже о самих животных, кормёжке и ветеринарных мероприятиях», — объясняет Гальцов. Если деньги есть, можно разводить редких и краснокнижных животных. 

Зоозащитники уверены: закон о неэтичной охоте несмотря на негативный общественный резонанс приняли потому, что у него слишком много влиятельных лоббистов, а его авторы — сами заядлые охотники. Так, в числе авторов — известный спортсмен, бывший чемпион мира по боксу в тяжёлом весе, а ныне депутат-единоросс Николай Валуев, он давно считается одним из главных лоббистов интересов охотников, напоминает председатель «Альянса защиты животных» Юрий Корецких. Другие соавторы — председатель думского комитета по природным ресурсам Николай Николаев, член комитета Максим Щаблыкин, а также член комитета по бюджету и налогам Владислав Резник, тоже заядлый охотник. 

Именно Валуев год назад добился, чтобы закон о запрете притравочных станций, где собак тренируют на диких животных, приняли в усечённом варианте, оставляющем возможность травли: сотрудникам станций всего лишь вменили в обязанность не допускать серьёзных травм и гибели зверей, напоминает президент Центра защиты животных ВИТА Ирина Новожилова. Валуев был и участником скандала, связанного с браконьерской охотой, добавляет она. Весной 2013 года депутат выложил в Twitter свою фотографию с убитым медведем, и пользователи соцсетей заподозрили его в браконьерстве. Однако прокурорская проверка установила, что медведь был «добыт честно». До этого депутат выкладывал в соцсети фотографии с другими трофеями: например, демонстрировал застреленного бобра, а его сын-тинейджер Григорий — убитого гуся. Но после скандала с медведем Валуев почти перестал демонстрировать в соцсетях охотничьи хроники. При этом Валуев возглавляет набсовет движения «Живая Россия», которое должно сохранять природное многообразие России и формировать правильное отношение к охоте и рыболовству. Эта организация была создана в пику растущему зоозащитному движению и по факту тоже лоббирует интересы охотников, утверждает Новожилова. 

В охоте заметную роль играют не только добытые трофеи, важны и атрибуты, например оружие. Как рассказал владелец оружейного маркет-плейса STVOL. Market Антон Сидорчук, стоимость некоторых экземпляров превышает 1,5 млн рублей — как правило, это ружья немецкого или австрийского производства, предназначенные для охоты на крупную добычу, например на львов. «При этом внешне это вполне обычные ружья, без изысков, их ценность в высокой точности», — подытожил Сидорчук. Например, ружьё Cosmi R 12/76 760 калибра было у владельца «Мостовика» Олега Шишова, но после банкротства судебные приставы продали его с молотка: цена такого ружья начинается от 2,5 млн рублей. 

Другое дело — ружья, изготовленные на заказ в небольших мастерских. Цена такого оружия зависит от индивидуальных особенностей: будет ли специальная резьба, инкрустация драгоценными металлами или камнями. В России есть мастерские, работающие по индивидуальному заказу, но они не удовлетворяют высокие запросы охотников экстра-класса, поэтому приходится пользоваться услугами европейских оружейников. «Вы же понимаете, что если вы подарите условному господину Сечину оружие из российской мастерской с простенькими украшениями — больше вы Сечина лично не увидите. Просто не тот уровень. Поэтому проблем с заказами у маленьких мастерских в Европе нет, и имена заказчиков они держат в большом секрете», — делится собеседник, близкий к организаторам элитной охоты. Не всегда такое оружие идёт в дело: иногда подарочные экземпляры украшают собой коллекции охотников, а в жизни на зверя предпочитают ходить с проверенными ружьями без лишних прикрас. 

Депутат Резник также входит в число соучредителей самой престижной охотничьей организации страны — «Клуба горных охотников». Она объединяет любителей так называемой трофейной охоты — добычи редких животных в труднодоступных местах. Именно Резник в 2018 году предложил Госдуме оценить возможность введения в России трофейной охоты на краснокнижных животных. Однако думский комитет по экологии выступил категорически против инициативы, а депутаты назвали её «попыткой узаконить собственное увлечение» Резника.

Люди при власти не афишируют своё увлечение охотой ещё и из-за его высокой стоимости, считает писатель Никитин. Трофейную охоту вообще могут себе позволить только очень состоятельные охотники: чтобы собрать «большую африканскую пятерку» — это слон, носорог, буйвол, лев и леопард, — охотнику только за организацию и трофеи придётся заплатить почти $242 000, или 15,2 млн рублей. Если же он выберет самого опасного и редкого чёрного носорога ($350 000), стоимость «большой пятёрки» увеличится до $442 000, или 27,8 млн рублей. Об охотнике, который добыл всех представителей «большой пятёрки», говорят: собрал «большой шлем». 

Но, как правило, на африканских обитателях мало кто останавливается, в России сейчас популярна трофейная горная охота на копытных, обитающих в труднодоступных районах. У фонда «Клуб горных охотников», по данным базы «Контур.Фокус», девять учредителей, самые известные — Резник и сооснователь кинотеатральной сети «Каро Фильм» Олег Андреев. Возглавляет фонд бывший спецназовец ФСБ Эдуард Бендерский. Организуют охоту для участников клуба две компании: «Сталкер» и «Профи Хант»; первая специализируется на российских турах, вторая возит охотников по всему миру. Свои охотничьи успехи члены клуба обсуждают на его сайте, в закрытых профилях. Похвалиться им есть чем. «Давнишняя мечта осуществилась — добыл в Узбекистане барана Северцова. Это произошло так быстро, что не успел ощутить все „прелести“ горной охоты. Трофей достался в первый же день в полдень благодаря выстрелу на 270 метров», — описывает свою охоту Ястржембский.

По итогам прошлого года Ястржембский занимает десятое место в российском рейтинге горных охотников. Резник — на втором месте, а на первой строчке — его помощник Бендерский. Всего в рейтинге — 80 участников, среди которых есть бывшие и действующие силовики, предприниматели, депутаты Госдумы России и экс-чиновники. Например, на 14-м месте — бывший глава Пятигорска и экс-председатель комитета по бюджету и налогам Госдумы Юрий Васильев. На 30-м — депутат Госдумы и председатель Федерального политического комитета партии «Гражданская платформа» Рифат Шайхутдинов. 

В октябре 2019-го Шайхутдинов добыл в Якутии двух трофейных баранов, снежного охотского и снежного якутского, а чуть раньше на Алтае — горного алтайского козерога и марала. «Первая охота на горный трофей таковой тогда не являлась, это было путешествие с полётами на вертолёте с обзором красот и поиском объекта охоты (тогда я и не предполагал, что камчатский баран — добыча не только для еды)», — пишет Шайхутдинов под фотографией 1999 года, сделанной на Камчатке. 

И Резник, и Ястржембский, пытаются доказать, что трофейная охота не вредит животным, а идёт им на пользу. В своём профиле на сайте клуба Ястржембский выложил официальное разрешение от Комитета по охране природы Узбекистана на изъятие из природной среды диких животных, занесённых в Красную книгу. Он считает правильной практику, когда государство разрешает охотникам за большие деньги добыть краснокнижное животное, а полученные средства перечисляет заповедникам. «Природосберегающая охота — это правильный синоним трофейной охоты. Именно охотники вкладывают большие деньги в сохранение природы и только потом думают, на кого им можно будет охотиться завтра», — заявил он «Открытым медиа». 

В Таджикистане, который ещё недавно был советской республикой, так поступают с краснокнижным бараном мархуром. «Популяция его настолько в хорошем состоянии, что государство выделяет 8−10 лицензий в год для квотированной охоты на это животное. Гигантские деньги за него платят — $140 000 за одну охоту. Эти деньги идут на охрану и сохранение этого же вида животных. Всё просто, ясно и прагматично. Но тут разум должен руководить людьми, а не глупые эмоции», — рассказывает Ястржембский. Охотники строго следят за соблюдением этики, подчёркивает он: например, чтобы включить свой трофей в рейтинг охотников, нужно обязательно указать возраст животного: «Это нужно для того, чтобы исключить отстрел молодых самцов. Чтобы трофейными животными становились самцы, которые вышли из репродуктивного возраста». Охота на самок — под запретом. 

Десять лет Сергей Ястржембский занимается съёмками документальных фильмов, которые называет зоозащитническими. Сейчас он снимает фильм «Надежды выстрел», который выйдет в 2021 году: «Съёмки велись в 15 странах. Фильм должен показать, насколько правильно организованная охота полезна для сохранения дикой природы. Как охота позволяет этим государствам в экономических, финансовых, социальных и культурных планах». 

В 2016 году Клуб горных охотников написал письмо тогдашнему вице-премьеру Александру Хлопонину, в котором просил разрешить организации отстрел 5−6 путоранских баранов, занесённых в Красную книгу. В письме говорилось, что взамен клуб готов профинансировать программу по охране данного подвида на 15 млн рублей, позже представители клуба говорили о 30 млн рублей. 

Денег на охрану краснокнижных животных действительно выделяется мало: по оценке и зоозащитных, и охотничьих организаций, в 2018 году на эти цели по всей стране потратили всего 8 млн рублей. «В законодательстве об охране краснокнижных животных чётко прописано: никакой трофейной охоты быть не может. Ослабление законодательства недопустимо. Понятно, что такое желание есть. Чисто коммерческое. Мы категорически против этого и будем делать всё, чтобы это не реализовалось», — предупреждает Крейндлин. 

Несмотря на то, что охотники от власти уверяют журналистов в этичности своего хобби, в большинстве скандалов, связанных с браконьерством, по уверениям очевидцев, оказываются замешаны либо силовики, либо чиновники, либо близкие к властям бизнесмены. Некоторые истории становятся известны из-за тяжести последствий. Самый известный случай: в январе 2009 года в горах Алтая при охоте на краснокнижных баранов с вертолёта погибли семеро, в том числе полпред президента в Госдуме Александр Косопкин и председатель алтайского комитета по охране объектов животного мира Виктор Каймин.

Команда и пассажиры вертолёта МИ-171 на бреющем полёте загоняли и отстреливали горных баранов, при попытке поднять туши убитых животных вертолёт столкнулся с горным склоном, выяснили следователи. На снимках с места катастрофы были видны трупы архаров, занесённых в Красную книгу. 

Но гораздо чаще имена заподозренных в нарушении закона охотников остаются скрыты. В сентябре 2010 года у села Луговое Архангельской области на территории заказника неизвестные перестреляли стаю реликтовых гусей, занесённых в Красную книгу. Охота проходила, как выражались местные жители, в VIP-режиме: территорию оцепили крепкие ребята на автомобилях, гусей к месту охоты сгоняли вертолётами, после отъезда охотников на земле остались десятки убитых птиц. «Номера машин были замотаны в тряпки, поэтому вычислить, кто там был, — невозможно. После того как браконьеры отстрелялись, их увёз кортеж тонированных автомобилей, а тушки гусей так и остались лежать, их никто не подбирал», — рассказывает один из очевидцев. Активисты и зоозащитники написали заявление в Генпрокуратуру с требованием установить и наказать браконьеров, подкреплённое открытым письмом с подписями российских звёзд, включая Андрея Макаревича, Артемия Троицкого, Евгения Миронова, Леонида Ярмольника, Татьяны Догилевой, Елены Сафоновой. Имён подозреваемых в заявлениях не было, и теперь, спустя почти десять лет, очевидцы готовы назвать имена охотников только анонимно.

Организовал охоту архангельский бизнесмен, лесопромышленник Владимир Буторин, а среди стрелявших по гусям были банкиры из «Альфа-групп», утверждают несколько собеседников «Открытых медиа». У акционеров «Альфы» — Германа Хана и Петра Авена — действительно есть совместные с Буториным охотхозяйства в Архангельской области, но представители группы категорически опровергают участие акционеров в незаконной охоте. 

В октябре 2018-го сотрудники заповедника «Остров Врангеля» нашли туши трёх белых медведей, застреленных, предположительно, с вертолёта, рассказал биолог, один из самых авторитетных специалистов по белым медведям Никита Овсянников. Животных наверняка расстреляли высокопоставленные гости, считает он: на вертолёте в охраняемый заповедник кого попало не пустят. По его мнению, эту версию подтверждает и тот факт, что возбуждённое по факту гибели медведей дело было приостановлено в марте 2019-го: подозреваемых следствие так и не смогло установить, несмотря на то, что все посетители острова и все вылеты регистрируются. 

В октябре 2019 года в Смоленской области расстреляли семью краснокнижных лебедей-шипунов, и до сих пор никого не привлекли к ответственности, рассказал эколог и экс-чиновник местного Департамента по охране, контролю и регулированию использования лесного хозяйства Геннадий Дубно. Свидетель происшествия написал заявление на одного из охотников, другого участника охоты идентифицировать не удалось. «Кого они скрывают? Кто-то говорит — фээсбэшника, кто-то — армейского полковника. Мне всё равно, я буду искать, дойду до конца», — обещает Дубно. 

Наконец правительство Московской области 21 января 2020-го сообщило, что охотинспектор обнаружил на территории Луховицкого лесничества следы охоты на краснокнижную рысь, а потом нашёл в багажнике лесника трупы двух рысей, по всей видимости, матери и детёныша. Лесник сообщил, что рысей «добыл» его клиент. И хотя имя охотника ещё не установлено, речь идёт о сотруднике силовых структур.


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru