Rambler's Top100
Лениградская Правда
16 OCTOBER 2019, WEDNESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Как потеряли и нашли "Эрмитаж" "ночного губернатора" Петербурга
12.09.2019 09:28
Осужденный глава Тамбовской ОПС Барсуков (Кумарин) ждет, когда ему вернут то, что генпрокурор оценил дороже содержимого Эрмитажа. Коллекцию утеряли после обыска 12 лет назад, а нашли в очень неожиданном месте.

На днях Дзержинский суд Петербурга поставил точку в феерии процессуального абсурда — удовлетворил иск адвоката Барсукова-Кумарина о возврате его подзащитному старинных картин, икон, скульптур, изъятых при обыске в конце августа 2007 года. «Фонтанка» узнала, как органы вдруг поняли, что произведения искусства исчезли, а розыск привел к утерянному делу о банальной краже. В конце концов артефакты увидел молодой следователь. Он ходил в школу, когда на Неве бушевали те африканские страсти.

В отличие от депутатов, годы забрасывающих эфир вербальным мусором, генпрокурор Юрий Чайка прославился, пожалуй, единственной нелепой репликой. Зато какой: «Эрмитаж просто отдыхает». Фраза датирована 27 августа 2007 года, произнесена им публично после обыска в квартире дома на Таврической улице в Петербурге, где его служебным образом поразило убранство покоев бессменного «тамбовского» лидера Барсукова-Кумарина. Сегодня босс всех боссов уже неоднократно осужден, впереди еще суд за организацию убийства Галины Старовойтовой, но речь не о нем.

В ходе обысков на квартире и в офисах Владимира Барсукова сотрудниками оперативной группы МВД и Генпрокуратуры России изъято несколько десятков предметов антиквариата. По словам генпрокурора Юрия Чайки, в ходе следственных действий обнаружено около 50 предметов из разряда культурных ценностей. На самом деле изъято было больше — около семи десятков единиц. Сейчас к их изучению, в обстановке повышенной секретности, уже приступили эксперты — специалисты по культурному наследию.

27 августа Юрий Чайка заявил, что на некоторых изъятых у Владимира Барсукова (которого он поименовал «бандитом») предметах антиквариата обнаружены следы устранения инвентарных номеров, с чем Генпрокуратура намерена разобраться. «Эрмитаж просто отдыхает», — так прокомментировал «музей» Барсукова Генпрокурор. Судя по всему, именно в рамках этого «разбирательства» и привлечены эксперты. [...]

Кстати, ценностям Владимира Барсукова группа МВД и Генпрокуратуры России, проводившая задержания предпринимателя и его вероятных «соратников», проявляла интерес уже давно. В наше распоряжение попало письмо, адресованное Настоятельнице Воскресенского Новодевичьего монастыря игуменье Софии таинственным московским «комиссаром Каттани» — руководителем Оперативной группы МВД России Захаровым.

В письме от 18-го июня господин Захаров сообщает матушке Софии, что опергруппа МВД располагает информацией — на территории её монастыря находится на хранении картина 17-го века «Тайная вечеря», имеющая особую историческую и культурную ценность, переданная в январе 2007 года Барсуковым В.С. «В связи с возникшей служебной необходимостью» руководитель оперативной группы МВД просит предоставить всю информацию о картине — дата написания, имя автора, копии документов на картину, сведения о передавших её лицах. На это письмо игуменья Новодевичьего монастыря ответила, что все в руках Божьих, информацию о дарителе Господь раскрыть не позволяет, а позволяет лишь помолиться за раба божьего Захарова.

Эмоция прокурора Федерации была услышана, и в тот же день вызванные солдаты до ночи грузили ценности в грузовики. Фургоны уехали, Кумарин остался в Москве. Новости устали от череды его обвинений. Шли годы.

Теперь даже адвокаты Кумарина уже сомневаются в датах. Но году так в 2012-м, при окончании расследования по покушению на миллиардера Васильева, защитники слегка поинтересовались: раз вывезенное добро не имеет отношения к вмененным эпизодам, то эрмитаж-то, извините, где? Сам Кумарин напирал на святое — отдайте хоть иконы.

Генерал Следственного комитета Халапов, в чьем производстве были сконцентрированы все материалы, сам изумился. В деле, по которому арт-драгоценности изымались, никаких следов не было. Вроде не он все это начинал, но, действительно, нехорошо получилось. Стали думать и гадать вместе.

В распоряжении «Фонтанки» есть том переписки. Документы наполнены десятками номеров уголовных дел, должностями, фамилиями, именами ведомств. Изложить это возможно лишь в публицистическом русле.

Раскопки родили версию — ценности приобщены к делу некоего Тюрина, которого искали по покушению на того же Васильева. Почему — непонятно, но не до этого. Дело нашли, но в осадке оказалось пусто. Наткнувшись на тупик, адвокаты пошли в Басманный суд с претензией.

Текли месяцы, судья что-то у кого-то мучительно запрашивал, и наконец нашли бумажку. Оттуда следовало, что антиквариат лежит где-то в полиции Центрального района Петербурга. Никто даже не понял, при чем тут они, но спросили именно с них. Там ответили короче — бред. Адвокаты народ липкий, они листочек предъявили. Покопались тщательней, чудом нашли остатки еще одной забытой переписки. Можно сказать, сюрреалистической. То есть в жанре с парадоксальным сочетанием форм.

Все, что, по мнению Юрия Чайки, круче, чем Эрмитаж, было давно приобщено к краже у непонятной петербурженки с рембрандтовской фамилией Данаева. Случилось же то несчастье в конце 90-х. Логике это не поддавалось, оставалось найти ее уголовное дело. Но дело оказалось утерянным.

Они покопались в архивах еще немного, а потом еще. И кто-то из вовлеченных в процесс следователей воскликнул: «Эврика!» То ли с верхней полки папка слетела, то ли из нижнего ящика стола что-то высунулось. Но направление было найдено — Центральный военно-морской музей в Петербурге.

В музей адвокаты отправились со следователем Центрального района. Ведь последние упоминания о приобщении живописи и бронзы были в их сгинувшем деле о таинственной краже. По пути авангардизм усиливался. Следователь повторял: «Когда эрмитаж изымали, я еще в школе учился».

Ответственный за хранилища Центрального военно-морского музея объяснил, что в те времена он не работал. Но должен все знать тогдашний директор музея Лялин. Но Лялин сидит в тюрьме. Можно, правда, воспользоваться почтой УФСИН. Извинения были приняты, а упорных ждал успех. Нашли того хранителя, который с удовлетворением вспомнил, что у них давно одна из комнат забита какими-то картинами, и притом абсолютно им не нужными. Чуть не произнес термин — «хлам». Мол, явились — не запылились.

Уставшие, но счастливые потирали руки, договаривались о грузчиках. Но плохо вы знаете государственные процедуры. В музей прилетел сигнал из органов — никому ничего не выдавать. Почему — непонятно, но не выдавать. Со стоном «Да когда же это все кончится!» адвокаты подают иск в Дзержинский суд с требованием устранить нарушения силовиков в виде их же бездействий. При этом защитники ставят приписку — если отдадите по-хорошему, то жаловаться на всю эту эпопею не будем. Во-первых, потому что сил уже нет. Во-вторых, первого достаточно.

20 августа 2019 года судья приговаривает — устранить. А 27 августа, точь-в-точь, когда 12 лет назад прошел обыск, Прокуратура Центрального района в лице сотрудника, в данном контексте с говорящей фамилией Верещагин, подает апелляцию. Если коротко, то так: не мы изымали, не нам и отдавать. И даже больше: пусть возвращает Следственный комитет Петербурга. И журналисту ясно, что СК города не участвовал ни в том обыске, ни в том расследовании, ни в этом мультике. Похоже, ведомство еще не знает, какая удача ему грозит.

Крайне занимательно еще и то, что на почве этой археологии рождаются мифы. Один из них: среди картин был и автопортрет Кумарина, сегодня он тайно висит в загородном дворце в Вырице, где живет выживший после покушения Сергей Васильев. По ночам Васильев, трубно хохоча, кидает в него дротики. Не легенда, а именины вуду.

«Фонтанка» не смогла опросить тех простых российских пехотинцев, что выносили сокровища из квартиры Кумарина. Мы услышали лишь о мнении, на которое при той истерике никто не обратил внимания. Тогда к спецоперации по ликвидации копей вождя «тамбовских» подключили искусствоведа. Он интеллигентно наблюдал за шоу, а когда все же поинтересовались его экспертным мнением, то он его корректно дал: «Вещи красивые, не спорю. Большинство датируются началом двадцатого века. Музейной ценности не представляют никакой».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Дело "Рольфа"
29.06.2019, Наша Версия
Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru