Лениградская Правда
25 APRIL 2024, THURSDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Как «Газпром» купил «Зенит»? Сколько миллиардов потратил?
14.06.2023 14:23

Пятое подряд чемпионство «Зенита» вызвало очередную волну разговоров о роли «Газпрома» в российском футболе. «К сожалению, в нашей газпромовской лиге, даже если Куртуа будет стоять на воротах «Спартака», выйдет на поле Иванов и сделает тот результат, который нужен», – говорила Зарема Салихова после матча «Зенит» – «Спартак» на финише сезона.

«Газпром» «Зениту» припоминают всегда – от разговоров про деньги (клуб с отрывом самый богатый в РПЛ) до конспирологических теорий о работе комментаторов («Матч ТВ» принадлежит «Газпром-медиа») и так далее. А как так получилось?

Первым клубом «Газпрома» был «Оренбург». Благодаря… Виктору Черномырдину

Впервые газовые деньги пришли в отечественный футбол почти полвека назад, еще во времена СССР. Впрочем, в то время ни о какой гегемонии речи не шло. В 1976 году руководители Оренбургской области расформировали игравший во второй лиге (третий дивизион) «Локомотив», а вместо него создали «Газовик», трудоустроив туда бывших футболистов «Локо».

В СССР спортивные команды были приписаны к промышленным предприятиям, ведомствам или профсоюзам и были объединены в добровольные спортивные общества. Если футбольный клуб создавался при предприятии, футболисты оформлялись как инструкторы по спорту, а зарплаты и премии получали через профком.  

В середине 1960-х под Оренбургом было открыто крупнейшее на тот момент в Европе нефтегазоконденсатное месторождение, а с начала 1970-х была налажена добыча и транспортировка газа. Объединение «Оренбурггазпром» и стало новым шефом местных футболистов. Ключевыми руководителями газовой компании в тот момент были директор Оренбургского газоперерабатывающего завода Виктор Черномырдин и глава «Оренбурггаздобычи» Рем Вяхирев. Спустя несколько лет эта пара переберется в Москву, где сначала возглавит Министерство газовой промышленности СССР, а затем и созданный на базе министерства концерн «Газпром».

По воспоминаниям близких знакомых, Виктор Черномырдин был неравнодушен к футболу. Однако эта любовь никак не помогла оренбургскому «Газовику», продолжавшему выступать в третьем дивизионе вплоть до 2011 года. Чуть больше повезло московскому «Спартаку», за который болел Черномырдин. Сохранилось видео, на котором Черномырдин – в тот момент премьер-министр – заходит в раздевалку «Спартака» после победы в ответном четвертьфинале Кубка УЕФА-1997/98 с «Аяксом». По воспоминаниям Олега Романцева, на радостях Черномырдин пообещал клубу решить проблему со строительством стадиона. Но исполнить это обещание Черномырдин не смог – через шесть дней он был отправлен в отставку.

Именно Черномырдин двумя годами ранее согласовывал спонсорский контракт «Спартака» с дочерней структурой «Газпрома» – «Уренгойгазпром», ее логотип был размещен на футболках команды в сезонах-1995 и 1996. Сумма была небольшая – около 1 миллиона долларов в год, порядка 10% клубного бюджета в те годы. А инициатором контракта был даже не Черномырдин, а руководитель «Уренгойгазпрома» Рим Сулейманов, страстный болельщик «Спартака».

Дочки «Газпрома» принципиально поддерживали футбольные клубы в регионах своего присутствия. В 1995-м, после начала промышленной разработки Астраханского газоконденсатного месторождения, компания «Астраханьгазпром» начала курировать местный «Волгарь», переименованный затем в «Волгарь-Газпром». В 1999-м, с образованием филиала «Газпрома» в Томске, спонсором местной «Томи» стала компания «Востокгазпром», еще одна региональная дочка «Газпрома».

Но во всех этих случаях речь шла о финансировании, достаточном для третьего дивизиона, в лучшем случае – ФНЛ. Наибольших успехов среди газпромовских клубов 1990-х добился ижевский «Газовик-Газпром», созданный директором «Спецгазавтотранса» Владимиром Тумаевым, легендарным играющим президентом, выходившим на поле в официальных матчах до 58 лет. «Спецгазавтотранс» специализировался на ремонте и обслуживании автотехники, задействованной в строительстве газопроводов. В середине 1990-х ижевский «Газ-Газ» даже претендовал на выход в высший дивизион и считался одной из самых богатых команд лиги – к спонсорским деньгам «Газпрома» Тумаев добавлял свои.

Тумаев как-то утверждал, что главный футбольный проект «Газпрома» мог бы появиться не в Санкт-Петербурге, а в Ижевске. Якобы он поспорил с главой газовой корпорации Ремом Вяхиревым о том, что сможет вывести «Газ-Газ» в Высшую лигу по итогам 1996 года. По его словам, Вяхирев в этом случае пообещал увеличить финансирование, купить в Ижевск игроков уровня лидеров чемпионата и нацелиться на еврокубки. Однако задача не была решена – «Газовик-Газпром» до конца чемпионата шел в группе лидеров, но проиграл аутсайдерам в Иркутске и Чите и лишился шансов на повышение. Тумаев утверждал, что его команду в тех матчах прибили судьи, воспользовавшись тем, что он пропускал этот двойной выезд из-за срочной командировки.

Впрочем, проверить достоверность рассказов эксцентричного играющего президента из Ижевска сегодня уже практически невозможно.

«Зенит» в 1990-х должен был умереть, но его спас Мутко. Экс-главе РФС принадлежали 12% клуба. В совладельцах числился Ходорковский (признан иностранным агентом)

А вот  «Зенит» долго не имел никакого отношения к «Газпрому».

С конца 1950-х клуб находился на балансе Ленинградского оптико-механического объединения («ЛОМО») – его основной продукцией была военная оптика и системы наведения. Собственно, и название клуба – отсылка к его ведомственной принадлежности. В СССР добровольное спортивное общество «Зенит» объединяло клубы предприятий военно-промышленного комплекса.

Однако к 1990 году «ЛОМО» оказался в тяжелом положении: предприятие теряло государственные оборонные заказы и не могло дальше содержать футбольный клуб. В наследство от «ЛОМО» «Зениту» досталась только тренировочная база в Удельном парке (сейчас называется «Газпром»-тренировочный центр). Формально «Зенит» оказался на балансе города – его учредителями выступили Ленсовет, Ленинградская ассоциация государственных предприятий, Леноблсовпроф, Ленгорспорткомитет и Федерация футбола Ленинграда. Президентом клуба был назначен спортивный комментатор Ленинградского телевидения Владислав Гусев. Однако денег на футбол не было и у городских властей. В 1989-м «Зенит» занял последнее место в Высшей лиге, а следующие два подряд заканчивал на 18-м в Первой лиге. Опытные игроки бежали из команды, где зарплату могли выдать не деньгами, а партией обуви.

В 1992-м «Зенит» сыграл в первом чемпионате России: его вновь включили в Высшую лигу, но он вновь вылетел. «Средств практически не было. Город задыхался, не знали, куда бросить деньги – едва до голодных бунтов не доходило. Мэр Анатолий Собчак более или менее сумел стабилизировать обстановку, но городским властям в тот момент было явно не до «Зенита». Мы не могли тренироваться на базе, потому что у нас не было горячей воды. Нагревали воду в бане и мылись. На базе в Удельной полопались трубы, и их не могли отремонтировать», – вспоминал в интервью Игорю Рабинеру первый тренер в российской истории «Зенита» Вячеслав Мельников.

Спасение «Зенита» Собчак поручил одному из своих замов Виталию Мутко, председателю комитета мэрии по социальным вопросам. Мутко должен был найти компании, которые бы взяли на себя финансирование умирающего клуба.

Первым спонсором «Зенита» оказалась строительная компания «XX Трест». Она имела скандальную репутацию, против нее в 1999-м даже было возбуждено (а затем закрыто) уголовное дело. По версии следствия, руководители Санкт-Петербурга выделяли «Двадцатому тресту» кредиты на льготных условиях для строительства важных архитектурных и инфраструктурных объектов – они так и не были возведены, а деньги выводились на зарубежные счета.

Но в 1993-м именно «XX Трест» позволил «Зениту» удержаться на плаву. «В конце 1992 года мне позвонил Мутко и пригласил встретиться, – вспоминал руководитель строительной компании Сергей Никешин. – Речь пошла  фактически о спасении клуба от смерти. Игрокам не платили зарплату; иногда было проблемой футболистов просто покормить. Собчак лично попросил меня помочь «Зениту». Я встретился с командой на базе в Удельном парке – и это был тяжелый разговор. База находилась в ужасающем состоянии. Две трети футболистов были твердо намерены покинуть команду. Игроки вели себя довольно агрессивно, предъявляли претензии, касающиеся выполнения контрактов, никаким обещаниям, что вскоре все изменится, уже не верили».

«XX Трест» отремонтировал базу в Удельной и выделил квартиры тем футболистам, перед которыми были подобные обязательства. Но в 1995-м «XX Трест» вернул принадлежавшие ему 80% акций «Зенита» городу, и Мутко начал искать новых инвесторов. Все, кто соглашался помочь, получали акции «Зенита» пропорционально вкладу.

В 2001 году в числе учредителей «Зенита» значились: производитель удобрений «Еврохим» миллиардера Андрея Мельниченко (12%), IT-компания ЗАО «Компьютерлэнд СПб» (6%), «Петербургская телефонная сеть» (7%), менее 5% было у петербургского филиала банка «Менатеп» Михаила Ходорковского (признан иностранным агентом), производителя хлебобулочных изделий «Каравай», «Всемирной ярмарки «Российский фермер». 12% «Зенита» принадлежали самому Виталию Мутко – через фирму «Виталема» (название составлено из первых слогов имен: его, жены Татьяны, дочерей Лены и Маши). Еще 10,8% принадлежали «Фонду развития и поддержки средств массовой информации», одним из учредителей которого был виолончелист Сергей Ролдугин, близкий друг президента России Владимира Путина.  

Но главным акционером и крупнейшим спонсором «Зенита» на рубеже веков уже были структуры «Газпрома»: зарегистрированной в Москве компании «Газэнергофинанс» принадлежало 24% клуба, еще 28% были у компании «Лентрансгаз» – она управляла газопроводами, по которым топливо доставлялось в регионы северо-запада России и страны Европы. То есть в совокупности газпромовским дочкам принадлежало 52% клуба.

«Газпром» в 1990-х платил «Зениту» за рекламу 2 млн долларов

Обстоятельства появления «Газпрома» в «Зените» в те годы не до конца ясны. По версии петербургского спортивного журналиста Федора Погорелова, деньги «Газпрома» привел тренер Анатолий Бышовец, который якобы был лично знаком с главой газовой компании Ремом Вяхиревым. Так это было или нет, но именно с приходом Бышовца в сезоне-1997 титульным спонсором «Зенита» стал «Газпром-Лентрансгаз», а в сезонах 1998 и 1999 годов – «Газпром-Газэнергофинанс».  

Какие деньги в то время «Газпром» тратил на «Зенит», Виталий Мутко рассказывал в интервью «Спорт-Экспрессу» в 2001 году. По его словам, доходы клуба в том сезоне составляли 4 миллиона долларов, из которых 53% – выплаты по рекламным контрактам. То есть «Газпром» как титульный спонсор платил «Зениту» около 2 млн долларов. При этом Мутко упоминал, что расходы «Зенита» составляли 8 млн долларов. Кто закрывал бюджетный дефицит, Мутко не объяснял. Обычно это бремя ложится на владельца, а им уже был «Газпром». Для сравнения: бюджет «Спартака» в том же году «Коммерсант» оценивал в 15 млн долларов.

В начале 2000-х в российский футбол пришли большие деньги. В 2001-м владельцем ЦСКА стал Евгений Гинер, в 2003-м «Спартак» выкупили совладельцы «Лукойла» Леонид Федун и Вагит Алекперов. Они были готовы увеличивать бюджеты клубов, и «Зенит» с тем уровнем финансирования, который ему тогда обеспечивал «Газпром», был неконкурентоспособен.

Мутко спустя годы признавал, что финансовое усиление конкурентов привело его к пониманию, что и «Зениту» нужен более щедрый владелец: «В какой-то момент я понял, что мы средний клуб, способный занять третье место, выиграть Кубок, но не более. Стало понятно, что для решения новых задач нужно привлекать нового собственника. И я пошел на то, чтобы такого собственника привлечь, а в перспективе передать клуб «Газпрому».

Но в случае с ЦСКА и «Спартаком» новые владельцы получали и большие возможности для развития собственных бизнесов – огромный Тушинский аэродром под коммерческую застройку для Федуна и участки с рынками на Ходынском поле для Гинера. У «Зенита» не было ничего, кроме доставшейся от «ЛОМО» базы в Удельном парке. Но у Мутко были обширные связи еще со времен работы в правительстве Санкт-Петербурга.

В период начала гонки бюджетов Мутко привел в «Зенит» банкиров. Они были кошельком Собчака

Одним из старых контактов Мутко были владельцы банка «Промстройбанк СПБ» Давид Трактовенко и Владимир Коган. Во времена мэра Собчака это был крупнейший банк Санкт-Петербурга, который во многом обязан своим процветанием работе с государственными органами. В начале 1990-х еще не существовало Федерального казначейства, через которое государство проводит свои расходы. Его функцию и исполнял «Промстройбанк» для правительства Петербурга и других госучреждений города. В него поступали государственные доходы – например, деньги, собранные таможней или налоговиками. Он же перечислял зарплаты бюджетникам и проводил прочие операции, связанные с государственными расходами.

Параллельно банк занимался кредитованием крупнейших промышленных предприятий Санкт-Петербурга. Многие из них находились на грани банкротства и в итоге доставались банку за долги. Для управления многочисленными активами Коган и Трактовенко создали управляющую компанию «Банкирский дом Санкт-Петербург». Туда попал и «Зенит».

Технически банкиры в 2002 году выкупили 24% «Зенита», принадлежавшие компании «Газэнергофинанс», а затем выкупили допэмиссию – новые акции, выпущенные клубом, – а также доли некоторых миноритариев. В итоге «Промстройбанк» получил контрольную долю в «Зените», а у «Лентрансгаза» сохранился блокпакет в 25%, который позволял представителям «Газпрома» участвовать в жизни клуба. Представителем «Газпрома» в совете директоров «Зенита» в 2003 году стал руководитель «Лентрансгаза» Сергей Фурсенко.

На тот момент Фурсенко был малоизвестным, но у него был серьезнейший личный ресурс: еще в 1996-м он вместе со старшим братом Андреем выступил соучредителем дачного кооператива «Озеро» на Карельском перешейке в Приозерском районе Ленинградской области. Другими учредителями кооператива были будущие совладельцы банка «Россия» Юрий Ковальчук и Николай Шамалов, будущий президент РЖД Владимир Якунин. Дольщики кооператива «Озеро» считаются людьми из ближнего круга Владимира Путина, еще одного соучредителя дачного кооператива.

Реклама 18+

Генеральный директор «Зенита» того периода Илья Черкасов говорил, что для банкиров клуб был не бизнес-инвестицией, а скорее благотворительностью.  «Это было не так, как модно сейчас, когда какая-то организация берет клуб под свой контроль. А были физические лица, простые ленинградские мальчики с такой же больной головой, как и многие другие болельщики «Зенита», ходившие на стадион и переживавшие за команду», – объяснял он мотивацию Когана и Трактовенко.

По словам Черкасова, бюджет «Зенита» в 2003 году сразу вырос до 15 миллионов долларов, в 2004-м – до 25 млн, а в 2005-м – до 45 млн. Последняя цифра уже соответствовала уровню трат крупнейших московских клубов. В середине 2000-х Гинер и Федун оценивали годовой бюджет ЦСКА и «Спартака» в районе 50 миллионов долларов.

Черкасов рассказывал, что для акционеров «Промстройбанка» 50 миллионов долларов уже были потолком. А владельцы клубов-конкурентов были готовы наращивать бюджеты. «Прежние владельцы «Зенита» не имели возможности конкурировать с теми футбольными институтами, которые привлекали государственные деньги и очень крупный капитал – «Сибнефтью» и «Лукойлом», например, – поэтому мы и искали потенциального покупателя среди ведущих компаний страны, – рассказывал Черкасов. – Выбирали между «Газпромом» и ВТБ. Были другие предложения, но, что называется, пожиже. При этом «Газпром» имел очевидное преимущество, поскольку на 25% присутствовал в клубе в лице «Лентрансгаза».

Но это не единственная версия причин продажи «Зенита» «Газпрому». К 2005 году основной акционер «Промстройбанка» Владимир Коган начал тотальную распродажу своих активов в Санкт-Петербурге. Самую большую сумму он получил за банк – его за 577 миллионов долларов выкупил ВТБ. «Зенит» тоже ушел не бесплатно: за 51% петербургского клуба Коган и Трактовенко получили 36 млн долларов. Хотя реальная рыночная стоимость убыточного клуба без ценного недвижимого имущества и титулов, вероятно, равнялась нулю.

Еще одна популярная версия о причинах покупки «Зенита» связана с фигурой нового главы «Газпрома» Алексея Миллера, сменившего Рема Вяхирева в 2001 году

Все просто: Алексей Миллер – фанат «Зенита» и готов выделять огромные деньги на его успехи.

Миллер – с детства за «Зенит». Решение купить клуб и закачать в него деньги «Газпрома» – эмоциональный поступок фаната

22 апреля 1969 года – важная дата в истории «Зенита». В этот день клуб из Ленинграда – середняк Высшей лиги чемпионата СССР – в матче четвертого тура принимал алма-атинский «Кайрат». Несмотря на пасмурную погоду, на стадионе имени Кирова были заполнены все трибуны. Среди 70 тысяч зрителей оказался и 7-летний мальчик Алеша Миллер, которого папа впервые взял на футбол.

«Сколько себя помню, болел за футбол, – вспоминал Миллер в интервью журналу «Итоги» в 2008 году. – В семь лет впервые посмотрел игру «Зенита» на стадионе. Это была встреча с «Кайратом» из Алма-Аты, завершившаяся вничью. С нетерпением ждал следующего матча: когда же мы выиграем?! Собирал футбольные справочники и хорошо знал, кто и где играл, кому и сколько забил. Мои родители – страстные болельщики. Папы, к сожалению, уже нет, а мама по-прежнему переживает за «Зенит», не пропускает ни одной его игры по телевизору».

Знающие Миллера лично отмечают, что он сильно вовлечен в жизнь «Зенита». «Он самый преданный «Зениту» болельщик. Настоящий фанат, все делает для команды, – рассказывал в 2022 году комментатор Геннадий Орлов. – Если Миллера не будет, я и не представляю, как «Зенит» станет существовать. Он во всем участвует – от всяких приглашений до контрактов, он ведь все подписывает. У него есть несколько советчиков. Я, наверное, один из них».

«Миллер – ярый фанат «Зенита», и это, что называется, медицинский факт, который хорошо известен всем, кто с ним знаком, – рассказывал в интервью Игорю Рабинеру для книги «Правда о «Зените» бывший вице-премьер Сергей Иванов. – А я своего земляка знаю достаточно хорошо. Так относиться к команде он стал очень давно. «Зениту» повезло, что его старый болельщик дорос до такого поста и приложил руку к тому, чтобы «Зенит» в финансовом смысле чувствовал себя устойчиво».

Сергей Фурсенко вспоминал, что решение о покупке «Зенита» было эмоциональной реакцией Миллера на шестое место в чемпионате-2005. «После окончания сезона-2005 сидим мы с товарищем в японском ресторане «Киото» в Питере, и раздается звонок от раздраженного Алексея Миллера. Он восклицает: «Шестое место – это уже слишком!» А Алексей Борисович – давнишний болельщик «Зенита» и очень хорошо разбирается в футболе, помнит все матчи едва ли не с детства. Я тогда ответил ему так: «Не умею управлять машиной, не находясь за рулем. Видимо, в этот момент и было принято предварительное решение – приобрести контрольный пакет акций клуба», – вспоминал Фурсенко. После сделки «Газпрома» он стал президентом «Зенита».

В первый же сезон после покупки «Газпромом» бюджет «Зенита» вырос до 60 миллионов долларов, а к 2008-му достиг 100 млн. Московские конкуренты резко стали догоняющими.

Неважно, кто владеет клубом в России (например, «Зенит» в руках «Газпромбанка»). Важно – кто оплачивает рекламные контракты

В плане структуры экономики ведущие российские клубы устроены одинаково (может быть, за исключением «Краснодара»), и «Зенит» не исключение, а самый масштабный пример. В этой схеме фигура владельца – компании или частных лиц – лишь формальность. Ведь прибыль или убыток по итогам года, по большому счету, «бумажные» и никак не влияют на благосостояние собственника. Достаточно вспомнить, как попавший под санкции ВЭБ.РФ продал контрольный пакет ЦСКА малоизвестной компании «Баланс Эссет Менеджмент». А владельцем «Рубина» до декабря 2022 года был его гендиректор Рустем Сайманов. Официальный владелец «Зенита», кстати, совсем не «Газпром», а «Газпромбанк», в котором «Газпром» напрямую владеет менее чем половиной акций, но контролирует его при помощи других дочек.

Важнее другое – с кем связан этот формальный владелец. От этого зависит, кто дает клубу деньги – они оформляются как рекламный контракт и формируют большую часть бюджета. И по прежним правилам финансового фэйр-плей УЕФА исследовал эти контракты в деталях: отдельная комиссия и независимые агентства оценивали, на рыночных ли условиях подписаны соглашения или владельцы пытаются искусственно раздуть бюджет. 

В поле зрения УЕФА в 2012 году попал и «Зенит». Согласно данным, предоставленным клубом журналу Forbes, вклад «Газпрома» в доходную часть бюджета составил 45 млн долларов из 140.

Информация, предоставленная «Зенитом» УЕФА, почти совпала с этой оценкой: вклад «Газпрома» – 48,8 млн евро, из них 20,8 млн – рекламный контракт, а 28 млн – пожертвование. По итогам заседания комитета по финансовому контролю УЕФА «Зенит» был признан нарушителем правил финансового фэйр-плей, но отделался легко – 6 миллионов евро штрафа, нормы по тратам на трансферы, строгий мониторинг в течение трех лет. «УЕФА признал релевантными доходы, получаемые «Зенитом» от контрактов с предприятиями «Газпрома», – объяснял в 2016 году гендиректор «Зенита» Максим Митрофанов. – Проще говоря, это рыночные контракты. Деньги, выделяемые «Зениту», – это не дотация, это взаимовыгодное сотрудничество. Плюс ко всему значительно возросли доходы, получаемые «Зенитом» не от «Газпрома», а от других спонсоров – это и авиакомпания «Россия», и «Мегафон», и Nike, и OBI, и Nissan».

Тогда же Митрофанов заявил, что спонсорские контракты с компаниями группы «Газпром» приносят клубу 50% доходов. Остальные деньги клуб получал от не связанных с «Газпромом» партнеров, участия в еврокубках, продажи билетов и абонементов и от телеконтракта РПЛ.

В списке спонсоров «Зенита» – 11 дочерних структур «Газпрома». Зачем это нужно?

После расследования УЕФА список спонсоров и партнеров, размещенный на официальном сайте «Зенита», расширился. К «Газпрому» добавился большой перечень дочерних структур газовой компании. Сейчас в качестве спонсоров «Зенита» фигурируют «Газпромбанк», «Газпром нефть», «Газпром Межрегионгаз», «Газпром Переработка», «Газпром Экспорт», «Газпром Трансгаз Санкт-Петербург», две марки продукции «Газпром нефти» – топливо G-Drive и моторное масло G-Energy, корпоративный интегратор цифрового развития «Газпром нефть Цифровые Решения», а также бывшая страховая компания «Газпрома» «СОГАЗ» (сейчас контролируется структурами Юрия Ковальчука) и еще одна бывшая дочка «Газпрома» – нефтехимическая компания «Сибур» (основные владельцы – Леонид Михельсон и Геннадий Тимченко).

Такое дробление спонсорских контрактов между дочками «Газпрома» было связано с желанием «Зенита» формально соблюсти правила ФФП. Тем более бюджет «Зенита» продолжал расти. Еще в 2010 году сменивший Фурсенко в кресле президента клуба Александр Дюков заявлял, что к 2014-му бюджет вырастет до 150 миллионов долларов (на тот момент он был около 100 млн), что позволит «Зениту» биться в еврокубках. Дюков – знакомый Алексея Миллера с еще догазпромовских времен. В 1998-99 годах оба работали в нефтяном терминале Морского порта Санкт-Петербурга, через который шел на экспорт основной поток российской нефти. Дюков был гендиректором порта, а Миллер – инвестиционным директором управляющей компании «ОБИП», через нее порт контролировали основные акционеры (крупнейшим был бизнесмен Илья Трабер). Вскоре Миллер возглавил «Газпром», Дюков – его нефтехимическую дочку «Сибур», а спустя несколько лет – «Газпром нефть» (по сути, это была переименованная «Сибнефть», которую «Газпром» купил у Романа Абрамовича за 13,1 млрд долларов).

Дробление спонсоров осталось на долгие годы и до сих пор в силе. А вот в списке не связанных с «Газпромом» партнеров произошли заметные изменения – исчезли все зарубежные партнеры. Вместо Nike, который отшивал для «Зенита» эксклюзивную форму и даже платил за рекламу (редкость для РПЛ), теперь Wildberries, обеспечивающий «Зенит» экипировкой на неназванных условиях. Вместо японского автоконцерна Nissan – тольяттинская Lada, вместо немецкого ритейлера OBI – российская сеть «Пятерочка» (правда, в статусе регионального партнера).

«Газпром» оплачивал VIP-услуги звезд «Зенита» для своих топ-менеджеров и получал «наивысший уровень сервиса». Но сливы Football Leaks показали, что «Газпром» платил «Зениту» больше, чем говорилось публично

В 2018 году анонимный проект Football Leaks опубликовал много секретных материалов об устройстве европейского футбола. Добрались и до деталей дела УЕФА против «Зенита» по финансовому фэйр-плей.

Так выяснилось, что помимо 48,8 млн евро от «Газпрома» (мы писали о них выше: 28 млн – пожертвование, 20,8 – спонсорский контракт) «Зенит» задекларировал еще 80,4 млн евро от пула других спонсоров. Все детали об этом пуле и потребовал раскрыть УЕФА.

В документе, опубликованном Football Leaks, «Зенит» якобы утверждает, что дочерние компании «Газпрома» заплатили клубу 53,2 миллиона евро, а еще 11 млн предоставили исторически связанные с «Газпромом» компании Ковальчука («СОГАЗ» и УК «Лидер»), а также Михельсона/Тимченко («Сибур»).

На этом фоне контракты с иностранными рекламодателями, которыми всегда гордилось руководство «Зенита», казались сверхскромными: Nike платил 744 тысяч евро, Volkswagen – 534 тысячи.

Среди материалов Football Leaks была и копия письма за подписью Максима Митрофанова. Топ-менеджер объяснял, что спонсорские контракты с «Зенитом» давали компаниям, связанным с «Газпромом», большой набор дополнительных услуг за рамками основного договора: посещения раздевалок, VIP-билеты, бронирование официальных ужинов и мероприятий. Ведущие игроки «Зенита» должны поздравить с днем ​​рождения «Газпром», а также некоторых других партнеров; у них есть обязанности – например, просмотр матчей с партнерами, участие в фотосессиях и светских мероприятиях, посещение офисов, раздача автографов.

«Контракты с компаниями группы «Газпром» заключаются на рыночных условиях, это подтверждают независимые исследования, которые проводит в том числе УЕФА, – рассказывал в интервью «Ведомостям» в 2021 году генеральный директор «Зенита» Александр Медведев. – Стоимость этих контрактов зависит от объемов предоставляемых услуг. Газовая группа получает от клуба наивысший уровень сервиса».

Еще один важный вывод из материалов Football Leaks – реальные цифры зенитовского бюджета отличаются от публично озвученных клубом.

«Газпром» потратил на «Зенит» 2 миллиарда долларов? Пробуем посчитать все траты

Для начала взглянем на график изменения бюджета «Зенита» в газпромовскую эпоху. То есть с 2006 года.

Оговоримся: данные, приведенные в этом графике, можно назвать достоверными с большой натяжкой, они собраны из разных источников и дают только общую картину, а не гарантию точности до рубля. Например, РФС публикует официальные данные о доходах и расходах российских клубов только с 2019 года. До этого о размерах клубных бюджетов можно было судить только по заявлениям руководителей или достоверным инсайдам.











Из этого графика следует, что за 16 лет эпохи «Газпрома» совокупный бюджет «Зенита» составил ориентировочно 2 миллиарда 610 миллионов долларов. Со слов Максима Митрофанова мы знаем, что поступления от компаний группы «Газпром» обеспечивают примерно 50% доходов клуба. По этой грубой пропорции вливания «Газпрома» в «Зенит» с 2006-го по 2023-й можно оценить в 1,305 млрд долларов. 

К этой сумме стоит добавить разницу между расходами и доходами от трансферов.

Траты на новых футболистов нередко не учитываются при описании бюджетов клубов – даже Deloitte не считает их при составлении рейтинга богатейших клубов Европы. Трансферы всегда идут отдельной строкой бюджета. Учитывать их вообще сложно, потому что сделки с игроками не считаются операционными (в бухгалтерском смысле игроки – активы), нередко проводятся в рассрочку (выплаты растянуты на несколько лет) или вообще в кредит. 

«Если мы считаем, что нам нужен игрок, что приход этого игрока позволяет нам решить определенную задачу, выполнение этой задачи позволяет нам получить дополнительный доход, получение которого будет растянуто во времени, мы идем в банк, берем кредит, игрок позволяет нам решать турнирные задачи, мы зарабатываем и деньги погашаем», – говорил во времена работы в «Зените» Александр Дюков. 

У «Зенита» сальдо трансферных операций – отрицательное. По данным Transfermarkt, за 16 газпромовских лет «Зенит» купил игроков на 661,25 млн евро, а продал на 314,21 млн. Разница – 347,04 млн евро (409,5 млн долларов). Логично предположить, что покрытие такого дефицита ложится на владельца, фактически – на «Газпром».

То же самое можно предположить про выпадающие доходы в тех сезонах, когда «Зенит» не попадал в групповой этап Лиги чемпионов. Призовые от ЛЧ – очень крупная статья доходов, «Зенит» получал до 40 млн евро в год и при планировании трат исходил из постоянного участия в ЛЧ. Получалось не всегда. Например, в сезонах-2016/17, 2017/18 и 2018/19 петербургский клуб довольствовался только Лигой Европы, но на бюджете радикально это не сказывалось. И это можно объяснить только тем, что «Газпром» компенсировал клубу недополученные призовые. В эпоху владельца такие затраты можно грубо оценить в более чем 75 миллионов евро.

Если сложить три составляющие – 50% совокупных доходов по оценке Максима Митрофанова, компенсации за трансферы и пропуски ЛЧ – общая сумма расходов «Газпрома» превысит 1,7 миллиарда долларов.

Но реальная сумма может быть еще выше и превышать 2 млрд долларов. Пример 2012 года, когда «Зениту» пришлось расписать УЕФА полную информацию о бюджете и источниках его пополнения, показал, что публично озвученные цифры могли серьезно отличаться от истинных.

Еще раз взглянем на график. В 2012 году доходы «Зенита» составили 140 миллионов долларов – эта цифра заявлена в материале журнала Forbes об экономике клуба, комментарии для которого давали топ-менеджеры «Зенита». Однако в материалах УЕФА, опубликованных Football Leaks, содержится совсем другая цифра за тот же 2012 год – 171 миллион евро, или 217 миллионов долларов. Разница – 77 миллионов долларов, а реальный доход «Зенита» оказывается выше официально объявленного на 55%!

Вклад «Газпрома» и структур, так или иначе с ним связанных, в том году достиг 129,5 миллиона долларов, следует из данных Football Leaks (это 59,7% совокупных доходов «Зенита»).

Правда, довольно сложно сказать, сохранилась ли практика занижения реального бюджета «Зенита» после с трудом замятого скандала с УЕФА. Возможно, и нет – и искажения остались в прошлом.

Для государства практически без разницы, сколько «Газпром» тратит на «Зенит». Вот почему

И тут мы подходим к важному вопросу: логичны ли такие грандиозные вложения в «Зенит» непосредственно для газовой компании? В чем для «Газпрома» смысл тратить столько денег на рекламу, тем более если контрольный пакет акций компании (50,2%) принадлежит государству?

Руководители «Зенита» настаивают, что рекламные контракты благотворно влияют на бизнес компаний «Газпрома». «Сотрудничество между «Зенитом» и «Газпромом» – взаимовыгодное, – утверждал в 2017 году Александр Дюков. – Уже как председатель правления компании «Газпром нефть» скажу, что мы полностью удовлетворены нашим взаимодействием с «Зенитом». Спонсорство футбольного клуба для нас – это эффективный инструмент продвижения наших розничных брендов: сети АЗС, брендов Drive-кафе, G-Energy, G-Drive, под которыми мы продаем нашим потребителям масла, моторные топлива, энергетические напитки и разные сопутствующие товары. В условиях стагнирующего рынка мы каждый год наращиваем продажи и получаем дополнительные доходы. Мы – первые в стране по среднесуточным продажам топлива через одну АЗС. Мы продаем в наших кафе больше кофе, чем какая-либо другая сеть АЗС или сеть кофеен в России».

В других интервью Дюков отмечал еще две задачи, которые решает «Газпром», спонсируя «Зенит» – продвижение бренда компании и решение социальных задач.

К подобным заявлениям можно относиться со скепсисом. В конце концов, динамика роста доходов «Газпром нефти» явно зависит от конъюнктуры нефтяных цен на мировом рынке, а не от результатов «Зенита».

Другой вопрос: раз основной собственник «Газпрома» – государство, может быть, подобные непрофильные траты противоречат государственным интересам – и те плюс-минус 2 миллиарда долларов, которые «Газпром» потратил на «Зенит», государство могло потратить на какие-то более социально ориентированные проекты?

На самом деле, все обстоит не совсем так. Да, государство – основной собственник «Газпрома», но вопросы операционного управления, кроме совсем стратегических и геополитических, находятся в руках наемных менеджеров.

Чрезмерные расходы на рекламу теоретически могли бы негативно повлиять на прибыль компании. Однако для государства в случае с «Газпромом» гораздо важнее показатель выручки, а на него рекламные расходы вообще не влияют. Государство получает доходы от «Газпрома» двумя путями – в виде налогов и в виде дивидендов, которые выплачиваются всем акционерам пропорционально размеру пакета. И первая сумма значительно больше второй.

Свежий пример: по итогам 2022 года чистая прибыль «Газпрома» снизилась на 40% – до 1,2 триллиона рублей, вторую половину года компания отработала в минус во многом из-за снижения поставок газа в Европу (более чем на 50%) и повышения ставки налога на добычу полезных ископаемых для «Газпрома». Совет директоров компании решил не выплачивать дивиденды по итогам года. Однако государство в плюсе: в виде налогов за 2022 год «Газпром» заплатил в бюджеты всех уровней более 5 триллионов рублей, это 18% доходов федерального бюджета. Дивиденды принесли бы гораздо меньше: в последние годы совокупные дивидендные выплаты «Газпрома» держались на уровне 300 миллиардов рублей – государству причиталась половина.

Поэтому трата 7-8 миллиардов рублей в год на «Зенит» для государства ни на что серьезно не влияет (упрощенно: государству важна выручка и налоги «Газпрома» на добычу, а дивиденды идут скорее как бонус, и не так страшно, если их не будет вообще или они будут ниже на несколько миллиардов).

В конце 2016 года Алексей Миллер заявил, что «Зенит» вполне может обойтись без денег «Газпрома». «Финансовая составляющая на сегодняшний день для «Зенита» такова по доходам, что клуб абсолютно спокойно может существовать и развиваться и без «Газпрома», – утверждал Миллер. – Мы создали основу и базис для дальнейшего развития клуба. Это очень важно. Клуб в текущий период имеет очень высокий уровень доходов, он прибыльный, и, без сомнения, это хорошая основа для дальнейшего развития».

В такой сценарий – с сохранением уровня команды – не верилось и тогда. А сейчас это выглядит совсем фантастикой.

Денис Пузырев , Sports.ru , 14.06.2023

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2024
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2024
01 04
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2024
01 03
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2024, Ленправда
info@lenpravda.ru