Rambler's Top100
Лениградская Правда
19 FEBRUARY 2019, TUESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         РЕДАКЦИЯ    
Затонувшие сокровища Екатерины II: мифы и реальность
3.02.2019
Эта история началась 247 лет назад. 5 сентября 1771 года голландский парусник «Дева Мария» (Vrouw Maria) вышел в свое последнее плавание из Амстердама в Санкт-Петербург. 3 октября корабль находился в районе архипелага Турку (Науво), невдалеке от юго-западного побережья Финляндии (в то время было под юрисдикцией шведской короны). Налетел шквал, и корабль выбросило на подводные камни. Днище получило пробоины, снесло руль, и парусник затонул с большей частью груза. Экипаж сумел спастись. Как выяснилось позже, «Дева Мария» транспортировала художественные ценности, которые должны были украсить Зимний дворец. Вокруг этих «сокровищ Екатерины II» в последние десятилетия было много домыслов и слухов, велись судебные тяжбы. В итоге эта история обросла таким количеством мифов и легенд, что, наверное, стоит их, наконец, развеять.

Коллекция Браамкампа

Как известно, Екатерина II положила начало собранию картин Императорского  Эрмитажа. Специально нанятые искусствоведы разъезжали по всей Европе и искали шедевры для «северной Семирамиды». Затем просвещенная императрица скупала картины огромными партиями у обедневших вельмож, прислушиваясь к мнению своих агентов. Ее картинная галерея к 1774 году насчитывала 2080 полотен.

Собрание императрицы должна была пополнить и лучшая часть «коллекции Браамкампа». Лесоторговец Геррит Браамкамп скончался в июне 1771 года в преклонном возрасте. Последние 30 лет жизни он посвятил собиранию произведений искусства. В 1766 был издан подробный каталог его коллекции (всего около 380 работ). Она большей частью состояла из картин голландских и фламандских мастеров.

После смерти коллекционера от желающих приобрести хотя бы малую часть знаменитой на всю Европу коллекции не было отбоя. В июле 1771 года был организован публичный аукцион, который посетило около 20 тысяч человек. Российская императрица Екатерина Великая по своим финансовым возможностям была вне конкуренции.

31 июля 1771 года на аукционе в Амстердаме «полномочный и чрезвычайный министр при Генеральных Штатах Соединенных провинций Нижних Нидерланд» князь Дмитрий Голицын купил картины, антикварную мебель и другие предметы роскоши из «коллекции Браамкампа» для Зимнего дворца. Им были приобретены картины Геррита Доу (первый из полусотни учеников Рембрандта, основатель лейденской школы fijnschilders («изысканных художников») и Гильдии святого Луки), Адриана ван Остаде (ученик Ханса Хальса, основатель крестьянского жанра в голландском искусстве, оставил после себя более 800 картин – настоящий трудоголик), Герарда Терборха (один из главных мастеров голландской жанровой живописи, был примером для подражания молодых мастеров, в том числе великого Яна Вермеера), Яна ван Гойена (один из создателей «реалистического» голландского пейзажа, его картины представлены во всех голландских музеях и в большинстве крупных собраний в Европе и США), Паулюса Поттера (130 картин, которые сейчас считаются бесценными шедеврами мирового искусства живописи, пять картин находятся в Эрмитаже) и других представителей Золотого века голландской живописи.

Перед транспортировкой морем в Санкт-Петербург полотна якобы были помещены в чехлы из лосиной кожи, затем запаяны в свинцовые тубы, которые в свою очередь были залиты воском в бочках или ящиках.

Корабль-призрак

Итак, согласно бортовому журналу корабля, который хранится в муниципальном архиве финского города Турку, "Дева Мария" вышла в свое последнее плавание из Амстердама в Санкт-Петербург 5 сентября 1771 года. Обогнув Данию, флейт (так по-голландски называется этот парусник) следовал вдоль тогда еще шведского берега, заходя практически в каждый порт. Выйдя из последнего порта — города Або (нынешний Турку), - «Дева Мария» успела отойти от берега лишь на несколько десятков миль.

Флейт сел на скалы ночью 3 октября 1771 года. В это время вся команда дружно молилась на верхней палубе, не взирая на сильнейший шторм. На помощь прибыли финские рыбаки, однако снять со скал судно не удалось, поэтому капитан Рейнуд Лоренц приказал срочно перегружать груз в лодки. Экипаж не решился проводить ночь на судне и с помощью шлюпок начал эвакуироваться на один из ближайших островов. Часть бочек спасли, но в них, как потом выяснилось, не было ни золота, ни картин.

Самая ценная часть груза находилась под мешками с кофе, поэтому добраться до них в спешке не смогли. Придя к месту катастрофы 9 октября, экипаж был вынужден лишь констатировать гибель "Девы Марии". "Мы пришли посмотреть на наш корабль, но уже не могли его видеть", — гласит запись в журнале.

11 ноября 1771 года чрезвычайный посланник царского двора в Стокгольме Иван Остерман отправляет на имя Екатерины II реляцию о крушении корабля «Дева Мария». А три месяца спустя губернатор Або сообщил в письме, что «…голландское судно, перевозившее картины для галереи императрицы и затонувшее у берегов Швеции, найдено».

Разгневанная Екатерина II поручила  разбираться с ценным грузом затонувшей «Девы Марии» своему канцлеру Никите Панину (фактически министру иностранных дел). В Национальном архиве Швеции обнаружено несколько писем Панина периода 1771-1773 годов. Он писал своему шведскому коллеге Ульрику Шефферу о том, что "на борту находится несколько ящиков с ценными картинами, принадлежащими Ее Императорскому Величеству". Но длившаяся не один год переписка положительных результатов не дала.

Попытки спасти корабль, приостановленные зимой из-за ледовой обстановки, были возобновлены весной 1772 года. Однако в указанном месте судно не обнаружили. Возможно, во время штормов волны сдвинули его куда-то. Потом о паруснике постепенно забыли.

Архивные поиски на суше

За то, что «Дева Мария» нашлась, мы должны благодарить морского археолога Кристиана Альстрема (Christian Ahlström). В 70-х годах прошлого столетия он нашел в финских архивах некоторые документы, касающиеся гибели судна. Изыскания в Национальном архиве Финляндии вызвали у Альстрема огромный интерес, и он посчитал своим профессиональным долгом собрать и проанализировать все доступные материалы по этой теме.

В 1979 году свет увидела первая его книга Sjunkna skepp («Затонувшие суда», вышла в Стокгольме), затем в 1982 году на финском языке - «В объятьях глубины», и в 1992 году на английском языке – «Бросаем лот».

В предисловии ко второму изданию «Затонувших судов», вышедшему в 1999 году, Альстрём удивлялся тому, что официальные инстанции сразу не занялись поисками «Девы Марии». Ведь уже в первой книге он с достаточной точностью обозначил место нахождения затонувшего парусника — неподалеку от финских островов Юрмо и Бургстё.

Согласно выдержкам из бортового журнала "Девы Марии", опубликованным также Кристианом Альстремом в журнале Nautica Fennica, поначалу флейт должен был пойти в Балтийском море севернее, чтобы избежать плавания в опасных прибрежных финских водах с каменистым дном, но сошел с курса и разбился о скалы. Если бы капитану Лоуренсу удалось правильно оценить течения на севере Балтийского моря, полотна, перевозимые «Девой Марией», скорее всего, украшали бы сейчас галереи Эрмитажа.

Музейное ведомство Финляндии рассматривало возможность поиска судна еще в начале 1980-х годов, но сочло, что определить точные границы поисковой зоны весьма затруднительно. Финскими водолазами-любителями предпринималось множество попыток найти «Деву Марию», но тщетно.

А, может, флейт давно разрушился? Ведь парусник «Vrouw Maria» был построен в 1748 году – к моменту крушения он сам по себе был уже древностью. Но акватория острова Юрмо, как писал Альстрем, является уникальной, так как в этом месте крайне низкий уровень солености воды, что не дает развиваться моллюскам, питающимся затонувшей древесиной. Именно поэтому корабль должен был сохранится в идеальном состоянии.

В России, к сожалению, на исследования Альстрема никто особого внимания не обратил. Его книги до сих пор так и не изданы на русском. Зато финны упорно искали место гибели «Девы Марии» почти двадцать лет. Наконец, в 1999 году поиски увенчались успехом: затонувший парусник нашла международная экспедиция дайверов под руководством Рауно Койвусаари.
 
Поиски в море заняли 15 минут

Рауно Койвусаари – самый известный в Финляндии искатель затонувших сокровищ, - рассказывал потом журналистам: "Конечно, корабль, полный сокровищ, вызывал у меня интерес, тем более что никто до этого не мог его найти". Финский дайвер провел собственное расследование, чтобы выяснить примерное местонахождение "Девы Марии".

Книга Альстрёма оказалась для подводного исследователя ценным источником сведений. Но поисковой операции предшествовал гораздо больший объем теоретической подготовки: изучение старых навигационных карт разных лет, сравнение подводного ландшафта двухсотлетней давности с современным... "Когда я понял, где может быть это судно, я решил связаться с Альстремом и рассказать о моих догадках".

В результате судно было найдено быстрее, чем кто-либо предполагал — через 15 минут после начала исследования дна Шхерного моря гидролокатором с борта поискового судна! «Дева Мария» нашлась на глубине 41 м в 11 милях от острова Юрмо. Судно стояло на киле (видимо, из-за тяжелого груза в трюме), его корпус был погружен в донные отложения на 1-1,5 метра. В отсутствие течений, при стабильной температуре (около +8 градусов) и малосоленой воде корабль прекрасно сохранился. С момента кораблекрушения прошло 227 лет, 8 месяцев и 18 дней.

А первое погружение заняло 30 минут. «Обычно деревянные затонувшие корабли представляют собой груду останков, — вспоминает шведский аквалангист Сунно Ларсен. — В щели корпуса течением намывает песок, а когда его количество достигает критического уровня, деревянную деталь разрывает, и так постепенно происходит со всем судном. А здесь, к моему удивлению, стоящий на киле корабль застыл в целости и сохранности, устремив мачты кверху».

Трудности идентификации

Рауно Койвусаари должен был убедиться, что это именно тот самый флейт, так и не доставивший ценный груз для Екатерины II.

Ныряльщики первым делом замерили палубу. Корабли в XVIII веке еще строили вручную, и у каждого был свой индивидуальный размер. Длина обнаруженного дайверами судна составляла 26,34 м, ширина - 7,20 м: все точно, как по документам.

Затем последовала целая серия погружений с целью исследовать «Деву Марию». За две недели финские водолазы опустились под воду 120 раз. Были произведены подробные фото- и видеосъемка.

Вот отрывок из отчета водолазов: «У деревянных украшений и оснащения корабля не хватает верхнего слоя, но они находятся в хорошем состоянии… Часть такелажа лежит на палубе и на дне моря, при падении снасти повредили палубу за главной мачтой… Верхняя часть груза частично видна, были обнаружены следующие объекты: керамические трубки, цинковые слитки, коробка стеклянных линз, свинцовые печати и, возможно, остатки одежды…».

О находке сообщили официальным инстанциям и Кристиану Альстрёму, который мгновенно прибыл на место поисков.
Представитель Музейного ведомства Финляндии дал разрешение на подъем некоторых предметов с судна, что позволило бы с большей точностью удостовериться в том, что это именно «Дева Мария». Водолазы подняли с глубин курительную трубку, свинцовые печати, бутылку из-под сельтерской воды и цинковый слиток...

В ходе работы с архивами нескольких стран профессор Альстрем обнаружил 31 документ, относящийся исключительно к этому флейту. Так, в одном из них указывался любопытный дефект: у якоря судна не было одной лапы. Именно его водолазы и обнаружили. После запросов в архивы Альстрем также получил ответ из Дании: в 1771 году "Дева Мария" заплатила подать, проходя через пролив Эресунн, отделяющий Данию и Швецию. Таможенный документ подтвердил, что судно перевозило цинковые слитки.

Сомнений не оставалось - это была "Дева Мария"!

Об уникальной находке сообщили в средства массовой информации. И летом 1999 года поднялся большой шум, отголоски которого не стихают и по сей день.

Попытки подъема

МИД и Минкультуры РФ отреагировали на находку вяло и только в 2001 году. Чиновники сослались на сложности с доказательством российской принадлежности «сокровищ Екатерины II» и надолго затихли. Переговорная активность вокруг «Девы Марии» началась только в 2007 году, когда ее грузом заинтересовался первый легальный советский миллионер Артем Тарасов.

В архиве Национального совета по памятникам древности (Рейксмюсеум) в Амстердаме Тарасов отыскал каталог ценностей из «коллекции Браамкампа», проданных на аукционе. Благодаря этому удалось установить имена четырех дилеров (возможно, их было больше), которые скупали предметы искусства в интересах Екатерины Великой. Напротив фамилий агентов стояли пометки — «русский заказ», «заказ для Ек.». Выяснилось, что были куплены как минимум 27 картин «малых голландцев».

Гиперактивность Тарасова и его многочисленные интервью в российских и зарубежных СМИ привели к тому, что нашлись исполнители работ по подъему «Девы Марии» со дна Балтийского моря – это российская организация «Балтспецфлот», а также две известные зарубежные компании, специализирующиеся на поднятии затонувших кораблей, - SMIT Internationale и Mammoet Salvage.

Нашлись и спонсоры. Шведский миллионер Къель Эдвалл, друг Жака Ива Кусто, профессионал по подъему кораблей, изъявил желание участвовать в операции по подъему «Девы Марии», но на российские деньги. Предварительное согласие на финансирование дал  российский миллиардер, глава компании «Метрополь» Михаил Слипенчук.

Все зависело от позиции финских властей, поскольку корабль нашелся именно в территориальных водах Финляндии. С их стороны сначала была объявлена стоимость работ по подъему «Девы Марии» в сумме $5 млн., затем эта цифра росла в геометрической прогрессии и достигла $80 млн.

Причем большую половину этой гигантской суммы планировалось потратить на сохранение древесины корпуса парусника XVIII века после его подъема (была идея превратить флейт в плавучий музей), что является очень сложной задачей. Обычно, когда старое дерево вынимают из воды, жидкость испаряется, а дерево сжимается, трескается и разрушается.

Как известно, в Швеции чудом сохранившийся с XVII легендарный корабль «Васа» помещали в специальный крытый док и в течение 17 лет (!) днем и ночью орошали его корпус составом, замещающим воду. Что-то подобное предстояло проделать и с «Девой Марией». Дорого, но не глупо. Музей на корабле «Васа» потом за 27 лет посетили 11 млн. человек, что окупило все расходы на его консервацию.

Не умаляя заслуг Артема Тарасов, я думаю, именно он стал источником многих мифов о «Деве Марии» и содержимом ее трюмов. К публикациям, где с его слов говорилось о 300 картинах на борту флейта стоимостью $1 млрд., о наличии среди «сокровищ Екатерины II» работ самого Рембрандта, стоит относиться скептически. Кроме того, в 2010 году Тарасов написал двухтомный историко-мистический роман «Тайны Фрау Марии», чем окончательно всех запутал (некоторые журналисты в своих публикациях потом вместо реальной истории пересказывали содержание романа).

Откуда взялся Рембрандт

В серьезных изданиях неоднократно утверждалось, что среди затонувших «сокровищ Екатерины II», есть особо ценные полотна кисти Рембрандта ван Рейна и других «больших голландцев». Предполагаю, этимология ошибки связана с тем, что на борту «Девы Марии» точно перевозились картины ученика Рембрандта Геррита Доу «Девушка в желтом» и «На приеме у хирурга».

Дело в том, что ранние работы Доу временами даже приписывались самому Рембрандту — эта путаница частично связана с тем, что в те годы у них были общие темы и модели. Для примера искусствоведы чаще всего сравнивают две их картины с одинаковым названием, «Художник в мастерской», одна из которых принадлежит учителю, а вторая — ученику. Отличить их почти невозможно.

В 1627 году Адриан ван Остаде, чьи картины в числе прочих также оказались в трюме затонувшей «Девы Марии», поступил в мастерскую знаменитого живописца Франса Хальса, и через шесть лет был принят в Харлемскую гильдию живописцев. Но вплоть до 1639 года он копировал манеру рисования своего учителя. А после знакомства с Рембрандтом Остаде переходит к мягкому, золотисто-коричневому колориту. В XVII веке историки искусства вообще ставили имена этих художников в один ряд. Стоит заметить, что работы Остаде нашли своих почитателей и в нашей стране. Петр I высоко ценил творчество живописца и даже начал собрание его произведений в России.

Одна ошибка потянула за собой другую. Раз на борту «Девы Марии», под толщей вод Шхерного моря покоятся неизвестные картины Рембрандта и Хальса, значит весь груз может стоить не меньше $1 млрд.

Специалисты оценивали те 27 картин «малых голландцев», которые точно погрузились на дно вместе с «Девой Марией» и, возможно, сохранились, несколько скромнее. Вердикт примерно такой: «Что касается стоимости работ этих художников, то назвать точную сумму трудно. Каждая картина, учитывая необычную легенду возвращения, может стоить несколько миллионов долларов» (Светлана Усачева-Агеева, кандидат искусствоведения, специалист по зарубежной живописи для журнала «Итоги» №30 от 21.08.2008).

Как же продавались «малые голландцы» на аукционах Sotheby`s и Christie`s в последние годы? В 2004 году самой дорогой картиной в разделе «малые голландцы» стала "Лютнист и девушка" Хендрика Тербрюггена (эстимейт $3-4 млн.). А одна из работ Паулюса Поттера в 2008 году была продана на аукционе Sotheby’s за $4 млн. Полотна именно этих художников, кстати, присутствуют среди «сокровищ Екатерины II». И таков порядок цен на их произведения.

Реальные оценки экспертов явно не впечатлили инвесторов. Поэтому они поставили перед Артемом Тарасовым непростую задачу: каким-то образом достать из трюма «Девы Марии» как минимум пять картин, оценить их, а уж затем можно будет вести разговор о подъеме парусника. После чего советский экс-миллионер почему-то потерял к «Деве Марии» всякий интерес. А что же государство? 

Юридические коллизии

Фактическая подоплека дела «Девы Марии» интересна как исторически, так и с точки зрения юриспруденции.

Как первооткрыватель местонахождения затонувшего парусника XVIII века Рауно Койвусаари мог единолично претендовать на один из самых многообещающих кладов в истории Финляндии. Но государство в лице Морского музея страны затеяло судебную тяжбу с дайвером.

Согласно действующему финскому законодательству, погибшее судно, которому 100 лет и более, затонувшее в финских территориальных водах, не может повреждаться, передвигаться или подвергаться каким-либо манипуляциям без разрешения Национального финского министерства античности в соответствии с Актом о реликвиях и античности от 1963 г.). По Закону о памятниках древности судно и груз принадлежат государству Финляндии. И Суоми, не являясь участником международной Конвенции ЮНЕСКО об охране подводного культурного наследия, вправе действовать в данном случае на основе внутреннего законодательства.

В итоге суд признал корабль собственностью финского государства, а дайвера Койвусаари всего лишь наградили почетной грамотой. Тем не менее, его поисковая команда аквалангистов еще несколько лет принимала участие в изучении «Девы Марии». В 2001–2004 годах Финляндия представила "Деву Марию" для международных исследований по проекту подводного культурного наследия (проект MoSS, финансировавшийся по Европейской программе "Культура"). На это благое дело было потрачено 3,5 млн. евро. Но судьба «скровищ Екатерины II» в ходе этого исследования так и осталась невыясненной.

При этом еще весной 2000 года Музейное ведомство Финляндии (The National Board of Antiquities) и собственник территории Финская лесная администрация (Finnish Forest Administration) заключили соглашение, объявившее территорию, где был найден корабль (акватория острова Юрмо), охраняемой исторической зоной и запретившее проход кораблей над нею. По словам старшего советника министерства культуры и образования Сату Паасилехто (Satu Paasilehto), "в этой акватории дайвинг запрещен, и для всех глубоководных работ необходимо специальное разрешение". На вопрос, проводятся ли финнами работы по поднятию артефактов с затонувшего корабля, в ведомстве заверили, что большая часть груза по-прежнему находится на дне моря.

А весной 2011 года Финляндия официально объявила об отказе от планов подъема "Девы Марии" или ее обломков и о своем намерении организовать международную выставку, представив на ней находки с этого корабля. В письме, которое направил тогда министр культуры и спорта Финляндии Стефан Валлин своему российскому коллеге Александру Авдееву, было сказано, что реализация проектов, связанных с "Девой Марией", "привела к значительному продвижению в изучении судна и оценке находящихся на нем ценностей, однако Финляндия не планирует поднимать затонувший корабль или его обломки".

Выставка, посвященная кораблю, открылась в Морском музее в Котке. На ней были представлены картины тех художников, чьи полотна затонули вместе с «Девой Марией», но это были совсем другие работы. А подводный проект "Дева Мария" в декабре 2012 года был объявлен завершенным и достигшим своих целей.

Все разговоры о поднятии и возвращении судна российской стороной прекратились в 2011 году, когда была расформирована Росохранкультура. Хотя в ноябре 2013 года Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа и президент Союза музеев РФ, встречался с Пеккой Рави, генеральным секретарем финской Ассоциации музеев и вице-спикером парламента Финляндии. Российская сторона предложила организовать совместную экспедицию на затонувшее судно «Дева Мария». Но дальше декларации о намерениях дело не пошло.

В последние годы финские власти как-то замалчивали существование проблемы «Девы Марии» и, казалось, зачем-то тянули время. Напомню, что в юридических документах этого государства обозначен срок в 100 лет, по истечении которого подводный объект, и все, что в нем находится, становится собственностью Финляндии. Чего же добивались финны?

6 декабря 2017 года вся Финляндия широко отметила 100-летие своей независимости от Российской империи. И Суоми вместе с тем окончательно стала единственным законным владельцем «Девы Марии». Российская сторона, как владелица груза, Голландия как владелица судна, теперь могут только просить, договариваться дипломатическими способами, но не требовать их подъема, а тем более возврата.

Прецедент

Но сотрудничество в этой связи еще возможно. Тем более положительный опыт есть.

В 1948 году на Балтике, близ финских городков Руотсин и Хамина, на глубине 17 метров  был обнаружен полуразбитый корпус старинного военного парусника. Об интересной находке российские ученые узнали гораздо позже. И предположили, что речь идет о некоей русской галере, погибшей в ходе Второго Роченсальмского сражения в июле 1790 года, с названием «Святой Николай».

В 1960 году археологический комитет Финской ассоциации водолазов создал для исследования загадочного русского парусника специальный Роченсальмский союз. Сейчас коллекция исторических предметов, поднятых финскими дайверами с места гибели этого судна, насчитывает более тысячи единиц хранения.

Согласно документам, найденным в Российском государственном архиве Военно-морского флота (РГА ВМФ), «Святой Николай» был потоплен после 9 часового боя, из 400 членов экипажа только «двадцать три имели счастье быть спасенными».

В 1975 году финские аквалангисты в полуразрушенном корпусе корабля обнаружили чудом сохранившиеся останки русских моряков и подняли их на поверхность. Вскоре на старинном кладбище, у православной церкви Святого Николая в портовом городе Котка состоялось торжественное захоронение праха наших матросов и офицеров.
Сергей Плужников, 3.02.2019


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
01 02
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
01 02
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
01
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ         НОВОСТИ         ДАЙДЖЕСТ         СЛУХИ         КТО ЕСТЬ КТО         ССЫЛКИ         БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА         РЕДАКЦИЯ    
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru