Rambler's Top100
Лениградская Правда
27 OCTOBER 2020, TUESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Новый "скелет в шкафу" крупнейшего налогового уклониста Пономарева
16.10.2020 15:19
Константин Пономарев, представший в настоящий момент перед судом за уклонение от уплаты налогов, известен своими налоговыми схемами с начала 2000-х годов. Начинал он как аудитор и налоговый оптимизатор, обслуживавший интересы печально известного Браудера. От ответственности в тот раз его спасло лишь активное сотрудничество со следствием и дача показаний на своих клиентов и коллег. В настоящий момент он предстал перед судом за налоговые схемы не как консультант, а как их бенефициар, с общей задолженностью перед ФНС России на сумму более 10 миллиардов рублей! Для физического лица это рекорд с жирным знаком «минус».

Еще интереснее то, что активное противодействие налоговым органам, в том числе с применением криминальных схем и фиктивных судов (за которые Пономарев уже отбывает срок по первому приговору), пролило свет на совсем другую историю, многие детали которой ранее оставались скрыты от широкой публики. Так, собрав в единую картину многочисленные и ранее неизвестные элементы мозаики, мы полагаем, что Пономарев более 10 лет шел к своей главной цели – захватить в России бизнес ИКЕА в части коммерческой недвижимости, после чего попасть в журнал Forbes как один самых неожиданно обогатившихся долларовых миллиардеров!

Звучит неправдоподобно дерзко? Примерно так же думали в Министерствах энергетики Крыма и России, когда появились первые докладные о возможной попытке хищения Пономаревым более 5 миллиардов рублей у государственной компании ПАО «КубаньЭнерго». В итоге только вмешательство СКР и ФСБ на уровне центральных аппаратов ведомств позволило предотвратить хищение, в настоящий момент уголовное дело в отношении Пономарева о покушении на мошенничество в особо крупном размере рассматривается судом. Хитрые схемы с дизель-генераторами, манипуляции с документами и удивительная благосклонность к Пономареву отдельных представителей судейского сообщества едва не сыграли с государственными энергетиками злую шутку.

Зато теперь раскрытые СКР в ходе расследования в 2017-2019 годах схемы позволяют лучше разобраться с еще одной историей. Судившийся с ИКЕА с 2008 года Пономарев в 2016 году предъявил претензии компании на сумму более 100 млрд. рублей! Как же мог образоваться такой «долг»? Источники, близкие к следствию, говорят, что проще всего описать схему одной фразой – «ловить рыбу в мутной воде». По части запутать любую ситуацию и извлечь из этого максимальную выгоду Пономареву нет равных. До банальной подделки подписей Пономарев не опускался, его мошеннические схемы, по версии следствия, – «высший пилотаж». Зачем подделывать подпись, которую можно потом проверить в ходе экспертизы? Пусть и не проще, но зато эффективнее с точки результата оказалась иная тактика. Максимально неопределенные условия первоначального контракта, пока есть доверие со стороны клиента. Отсутствие действенных механизмов контроля у второй стороны сделки за параметрами, влияющими на итоговую стоимость. Убеждение больших начальников контрагента делегировать как можно больше решений сотрудникам рангом пониже. И дальше дело техники – поиск недовольных среди сотрудников контрагента, желательно с правом подписывать документы, влияющие на финансовый результат. Но можно и без такого права, можно и среди бывших сотрудников, лишь бы получить заветную закорючку на очередную справку/бумажку/письмо. Потом небольшой иск в суде – главное выиграть. И вот затем в ход идут главные козыри – документы, о существовании которых контрагент даже не подозревал, смотрятся гораздо эффектнее, если о них докладывают руководству вместе с информацией о поражении в судах. И, наконец, успешные переговоры – получение главной суммы ставить в зависимость от оценки спорных документов судом уже нельзя. В итоге неважно о какой сумме изначально шла речь.

Стоимость любого сложного договора зависит от многочисленных параметров, подкрутив каждый из которых, можно добиться любой суммы. Какая разница, какая ставка аренды изначально 50 или 100 условных единиц, если на бумаге можно увеличить в разы сразу и срок аренды, и количество арендованного имущества, на это все начислить процент, пусть по спорной, но большой ставке, подтвержденной кем-нибудь из недовольных сотрудников компании. В итоге можно получить любую сумму претензий. Это, конечно, не значит, что суд такие претензии удовлетворит. Хотя, если удалось перетащить спор в небольшой, заранее выбранный райцентр подальше от Москвы, где суд уже сочувствует твоей позиции…

Однако одной лишь этой схемой история отношений между Пономаревым и ИКЕА не может быть объяснена, ведь стороны подписали в ноябре 2010 года соглашение, в котором признали, что все договоры между ними, какие бы они не были, со всеми справками, письмами и дополнениями, считаются прекратившими свое действие 31 декабря 2008 года. Почему возникли споры после 2010 года? Этот вопрос также был предметом расследования правоохранительных органов.
Дело о мошенничестве в особо крупном размере было возбуждено в 2012 году по заявлению ООО «ИКЕА Мос (Торговля и Недвижимость)», но 24 октября 2013 года прекращено ГУ МВД России по ЦФО.

По версии следствия, почти 10 лет назад ИКЕА стала жертвой обмана при заключении в ноябре 2010 года соглашения с САЭ и ООО «ИСМ». Шведской компании пришлось заключать соглашение после того, как структуры Константина Пономарева в 2006-2008 годах предоставили ИКЕА в аренду дизельные генераторы (те же, что потом попали к ПАО «КубаньЭнерго») для обеспечения электроэнергией строящихся торговых центров (до техприсоединения к электросетям). Сложная структура договоров привела к тому, что конечная стоимость услуг определена не была: в документах значилась лишь минимально необходимая мощность, а расходы на ее обеспечение (с запасом) нес заказчик. Подписание документов приемки делегировалось инженерам на площадках. В итоге структуры Пономарева привозили на стройплощадки значительно больше генераторов, чем требовалось заказчику, и у ИКЕА накапливался долг. Более того, после окончания сроков аренды структуры Пономарева стали уклоняться от вывоза оборудования, и лишь после долгих судебных тяжб он забрал генераторы.

После многих месяцев переговоров Пономарев, угрожая подачей новых необоснованных исков, добился выплаты рекордной суммы взамен на обещание больше не предъявлять никаких требований - 24,9 млрд руб. Но после заключения соглашения бизнесмен заявил, что эту сумму он получил только в качестве отступных по фигурировавшему в судах долгу в 18 млрд руб., а еще часть долга была уступлена ООО «Рукон».

Из материалов дела известно, что шведский концерн выплатил сумму, лишь получив гарантии Пономарева о прекращении всех споров. К переговорам тогда подключилось Минэкономразвития России. После того как стало понятно, что Пономарев обманул как шведов, так и представителей Минэкономразвития, и вопреки обязательствам продолжит разбирательства, тогдашний руководитель Минэкономразвития Эльвира Набиуллина направила информацию Министру внутренних дел. В 2012 году было возбуждено уголовное дело. Однако увидев извещения об уступке части спорного долга в пользу ООО «РУКОН» с подписями секретарей ИКЕА о получении, следователи, подойдя поверхностно к исследованию доказательств, прекратили уголовное дела. При этом они не стали учитывать имеющиеся показания свидетелей и проверять, поступала ли информация об уступке лицам, участвовавшим в переговорах и принимавшим решение о выплате 25 млрд руб., то есть тем, кого Пономарев заверял об отсутствии каких-либо уступок.

Однако в рамках иного дела всплыла схема, которую Пономарев использовал для создания видимости извещений.

В 2015-2016 годах ФНС России, в процессе обжалования судебных актов, вынесенных по срежисированным Пономаревым спорам (о которых мы расскажем ниже), заявило о манипуляциях с извещениями. Представители ФНС столкнулись с подменой документов со стороны Пономарева: сотрудникам налоговой вручались два внешне похожих извещения, одно передавалось лишь для проставления росписи в получении, а второе оставлялось для налоговой. Однако содержание документов различалось! Документ, остававшийся в налоговой, содержал малозначимую информация и был похож на спам, например, сообщал о давно закончившемся арбитражном деле с участием налоговой. А вот извещение, на котором сотрудник налоговой расписался в получении, содержало информацию о вызове в судебное заседание по срежисированным Пономаревым делам. Естественно, никто от налоговой не являлся, а дело было рассмотрено, ведь видимость надлежащего уведомления была. И самый главный аргумент Пономарева – подписи то подлинные! Таким образом, подлинность подписей секретарей вовсе не означает реальное уведомление. Такая схема могла применяться и во взаимодействии структур Пономарева со шведской компанией.

Срежисированные Пономаревым дела закончились для него уголовным преследованием, в ходе которого также выяснились обстоятельства, позволяющие по-новому взглянуть на его спор с ИКЕА.

9 июля 2019 года Люберецкий горсуд Мособласти приговорил Пономарева к восьми годам лишения свободы за четыре эпизода заведомо ложного доноса с искусственным созданием доказательств. Приговор уже вступил в силу. Суд установил, что Константин Пономарев с подельниками создали преступную группу и организовали заведомо ложные показания свидетелей в суде, которым было обещано от $20 тыс. до $70 тыс. Так в подмосковных мировых судах они добивались решений, которые можно было затем обратить в свою пользу в спорах с ФНС России, в рамках уголовных дел расследуемых СКР, а также в спорах с ИКЕА.

Согласно сообщениям СМИ, действия подсудимых суд тогда назвал «преступлением против правосудия».

Свидетели подтвердили, что ту же схему «контрпроверок» силовиков по заявлениям в органы дружественных Пономареву лиц (с нужным образом расставленными акцентами, которые помогали бизнесмену избежать ответственности) Пономарев использовал и для прекращения уголовного дела против себя по заявлению ИКЕА. Фактически решение о прекращении дела принималось на основании «контрпроверки» Пономаревым, инициированной от имени иных лиц в отношении самого себя. Это объясняет и невнимательность следователей по делу, возбужденному по заявлению ИКЕА – им дали собранный другими полицейскими в результате контрпроверки материал, в котором уже были выгодные Пономареву исследования, опросы, документы – очень удобно было прекратить дело, больше ни в чем не разбираясь. Может быть, если бы следователи знали о примененной Пономаревым схеме, то дело бы не прекратили, а разобрались бы во всех обстоятельствах более внимательно. Однако преступная схема организации срежисированных споров и проверок была окончательно установлена лишь в 2019 году в приговоре Люберецкого городского суда.

Получив от ИКЕА порядка 6 миллиардов рублей в ходе исполнения договоров, а также обманув компанию с Соглашением на 25 млрд. руб., Пономарев после прекращения уголовного дела 25 октября 2013 года спокойно продолжил реализацию своего замысла. Он попытался взыскать в судах еще 33 млрд. руб, однако ему отказали все инстанции, включая Верховный и Высший арбитражный суды РФ. Тогда в 2016 году нашел суд более благосклонный, а именно Краснинский районный суд Смоленской области, видоизменил свою позицию и предъявил новые требования, в судебном порядке на 507 млн. и 9.3 млрд рублей. Более того, в письменной претензии к ИКЕА в декабре 2016 года Пономарев также указал, что итоговый размер «долга» он еще точно не подсчитал, но сумма превышает 100 млрд. рублей. Для новой претензии Пономареву понадобились новые манипуляции с документами. В июне 2016 года бывший сотрудник ИКЕА Юаким Виртанен (был уволен из концерна в ноябре 2009 года) заявил о наличии у него соглашения 2009 года об урегулировании разногласий, связанных с возвратом дизельных электростанций, один экземпляр которого якобы хранился у него в коробке со старыми документами, а затем был найден и передан Пономареву лишь в 2016 году. Пономарев якобы о документе не знал, но теперь, узнав, решил обратиться с новыми исками. Краснинский районный суд удовлетворил пробный «маленький» иск Пономарева на 507 млн руб., но вышестоящие инстанции не согласились с этим. Есть все основания полагать, что действия Пономарева по получению с ИКЕА путем обмана 25 млрд руб., а также все последующие покушения на хищения охватывались единым умыслом. Это – взаимосвязанные звенья одной цепи.

По мнению журналистов, рано или поздно дело придет к своему логическому завершению. Константин Пономарев, по обыкновению, отвергает все обвинения в свой адрес, даже несмотря на их очевидный характер.


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru