Rambler's Top100
Лениградская Правда
22 APRIL 2021, THURSDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Первый заместитель директора ФСБ Виктор Черкесов: Я никак не ощущаю себя в роли "ЧЕЛОВЕКА ПУТИНА"

- Виктор Васильевич, странно как-то: мы встречаемся не в вашем кабинете на Лубянке, а в предвыборном штабе Путина на Якиманке. Вы что, ушли из ФСБ?

- Я - в отпуске. В этом качестве участвую в выборной кампании кандидата в Президенты РФ Владимира Владимировича Путина, вхожу в его предвыборный штаб. И до дня голосования буду заниматься этой работой.

- И каков у вас здесь круг обязанностей?

- Я бы не хотел отвечать на этот вопрос. Скажу лишь, что обязанности весьма разнообразны и не всегда напрямую связаны с моей профессией.

- Вас называют "человеком Путина", одним из самых доверенных лиц ВВП. Как вы сами ощущаете себя в этой роли?

- Да ничего особенно не ощущаю. Ни когда мы вместе служили в ленинградском УКГБ, ни позже, когда он перешел в мэрию, ни когда по предложению Путина я переехал в Москву - никаких новых ощущений в себе не находил. А доверие, конечно, вещь серьезная, и не дорожить этим нельзя.

- Надеюсь, после стольких лет знакомства для вас он не "белый лист" и не "черный ящик"...

- Категорически не согласен с теми, кто характеризует Владимира Владимировича подобным образом. И не потому, что мне о нем известно больше, нежели многим другим. Мне кажется, сам стиль поведения Путина, тот новый образ жизни руководителя страны, который он демонстрирует, - это абсолютная противоположность ярлыкам, которые на него пытаются клеить. А кроме того, не из далекой же резидентуры он в 96-м появился в Москве. Он приехал из Петербурга, где 6 лет был на виду не только у всего города, но и у страны. Да и в московский период находился на заметных постах - какой же он "черный ящик"?

- И как вам первые шаги ВВП в новом качестве? Были ли ошибки?

- Наверное, работа такого масштаба не всегда подсудна текущему моменту - особенно если мы говорим о сегодняшней России. Должно пройти время, тогда и можно будет заключить, насколько успешным было то или иное решение. Но, конечно, поступком, во многом определяющим отношение общества к Путину, стали его действия по чеченской проблеме. То, что он взял на себя не только роль стратега, но и человека, ответственного за происходящее там, не отдав вторую, не всегда благодарную роль кому-то другому, - это говорит о многом.

- Вы играете одну из ключевых ролей в питерской команде, которая начинает доминировать в высших органах власти России. Считаете такое положение нормальным?

- По-моему, вывод не вполне корректен. Потому что удельный вес тех питерцев, кто сейчас около Путина, либо в правительстве, либо в других федеральных структурах, не столь велик. Более того, значительная часть этих людей появилась в Москве еще до того, как Владимир Владимирович стал премьер-министром и исполняющим обязанности президента. Другое дело, что он, конечно, сплотил вокруг себя и тех, кто приехал позже, и тех, кто оказался в Москве до него. И это считаю правильным.

Человек с Лубянки

- Сегодня много разговоров об очередном реформировании спецслужб, которое грядет сразу после выборов. Правда ли, что в планах вашей команды - построение полицейского государства?

- Во-первых, реформирование спецслужб сегодня невозможно административным путем. В этом предполагаемом процессе должны участвовать и Дума, и Совет Федерации, и исполнительная власть - одного лишь желания некоей группы людей здесь явно недостаточно. Но вопрос даже не в том, "протянут" этот закон через Думу или нет. Реформирование органов госбезопасности идет у нас в стране второе десятилетие. Мы - единственная спецслужба мира, которая несколько месяцев жила при выведенных за штат сотрудниках, и в таком "зависшем" состоянии продолжавшая и оперативные мероприятия, и аналитическую работу. Это очень опасно - как для дееспособности самой системы и людей, которые в ней находятся, так и для общества. Так что я - убежденный противник того, чтобы создавать еще какую-то серию законов для реформирования спецслужб. Задачи надо решать силами существующих структур, необходимо лишь одно: жестко выстроить систему - от федерального центра до региональных звеньев. И обеспечить все это единой политической волей, понятной всем - от Кремля до губернаторов и президентов республик, входящих в состав России.

- По словам экс-директора ФСБ Ковалева, в свое время ФСБ активно пытался подмять под себя Березовский. Чувствуете ли вы давление на Лубянку со стороны БАБа или других олигархов сегодня?

- Борьба Ковалева с Березовским - у всех на глазах: они как-то построились, один - в синем углу, другой - в красном, и нападают друг на друга по очереди. Но я не могу себе представить человека - пусть он называет себя олигархом или еще какое-то пугающее обывателя имя себе присвоит, - который мог бы всерьез пытаться подмять под себя российскую контрразведку.

- Судя по утечкам в прессе, вас прочат на место питерского губернатора, на главу Управления по борьбе с коррупцией в высших органах власти, на куратора силовых структур и даже на главу администрации президента. Вам-то где было бы больше по душе?

- Характерно, что все эти должности мне предлагается занять одновременно. Потому я не делаю никаких усилий по своему перемещению и остаюсь первым замом директора ФСБ, что считаю интересным и вполне достаточным, чтобы чувствовать себя на своем месте.

- Значит ли это, что вы не намерены баллотироваться в губернаторы Питера?

- Совершенно не намерен.

- А правду говорят, что вы не так давно отказались от поста министра МВД?

- Давайте не будем комментировать слухи.

Дела питерские

- Виктор Васильевич, идя на встречу с вами, я начитался разных газет и, честно говоря, представлял себе законченного злодея - душителя всех демократических свобод и главного в СССР истребителя инакомыслящих....

- Сегодня "очевидцы" в своих воспоминаниях о 70-х годах дошли до того, что я, мол, воспитывал даже коллег из других областей, натаскивая их на несчастных диссидентов. Упустили лишь, что в те времена, когда я совершал эти Геракловы подвиги, я был всего лишь старшим лейтенантом. И представить себя в качестве наставника сотрудников КГБ СССР из других регионов ну никак не могу.

- А вот, говорят, в 1988 году вы инициировали последнее в СССР дело по 70-й статье УК за антисоветскую пропаганду...

- Во-первых, что за странное слово "инициировать"? Инициирует тот, кто совершает преступление или какие-то действия, которые могут быть рассмотрены как преступные. В 1988 году я был начальником следственного отдела Ленинградского управления КГБ. Естественно, дела возбуждались следователями. Я же как начальник отдела все это контролировал и в известной степени организовывал. А упомянутое вами уголовное дело было возбуждено по факту распространения документов, которые, на взгляд следствия, содержали в себе призывы к насильственному изменению существующего строя, и расследовалось несколько месяцев. Никто по этому делу не был ни задержан, ни арестован, никому не предъявлялись обвинения. Но требования закона таковы, что без процесса уголовного расследования нельзя прийти к выводу, имеем ли мы дело с преступлением, либо с чем-то пограничным. В итоге уголовное дело нами же было прекращено - в полном соответствии с собранными материалами и вступившей в силу новой редакцией статьи 70 УК РСФСР. Я считаю, это цивилизованный режим работы любого правоохранительного органа любого государства.

- Почему же тогда вас диссиденты так не любят?

- Трудно рассчитывать на симпатии людей, которых ты обвинил в совершении преступления, арестовал, самым жестким способом вторгся в их жизнь. Но я считаю принципиальным, что приговоры по всем этим делам выносились не в моем кабинете и не на совещании у начальника УКГБ, а в суде - при соблюдении всех условий открытого судебного разбирательства. Судьи, прокуроры, адвокаты, подсудимые, публика. И то, что эти дела завершились обвинительными приговорами, на мой взгляд, подтверждает: действия оперработников и следователей оказались правомерными. - Любопытно, как с таким послужным списком вы стали главой органов ГБ в самом демократичном городе России? Да еще в 1992 году, когда всех "бывших" разве что не отстреливали?

- В конце 1992 года мне пришлось пройти серьезную аттестацию Петросовета. Ряд депутатов тогда требовали от меня буквально покаяния. Причем они считали, что, если я скажу, что раньше совершал преступления, а вот теперь им пообещаю, что такого больше делать не буду, тогда они вправе согласиться, чтобы я продолжал службу. Я этого не сделал - мне глаза отводить и повторять чужие слова всегда было как-то не с руки. Но вот что важно. Тогда эти люди - первый созыв Петросовета - очень активно, буквально десятками, шли к микрофонам и говорили о том, что они - представители общественности, избранные населением Петербурга. Но прошло время, и этих людей в подавляющем большинстве больше никто и никуда не избрал. Потому, видимо, что они представляли себе мнение общественности, мягко говоря, субъективно. А чуть позже, в 93-м, при ликвидации Министерства безопасности мы все были выведены за штат. И тогда была процедура аттестации генералитета, подразумевающая прохождение специально созданной госкомиссии, в которую входили руководители администрации президента, Совета безопасности, Генпрокуратуры, а также в качестве весьма влиятельного лица - Сергей Адамович Ковалев. Он посещал заседания с целыми папками документов, где о ряде сотрудников госбезопасности были собраны "компрометирующие" данные. Так вот, я, как и все, прошел такую беседу с Сергеем Адамовичем - длилась она, правда, чуть больше, чем у остальных. И после собеседования тот подписал протокол, в котором черным по белому было написано: генерал Черкесов вполне достоин продолжать службу в качестве начальника управления по Петербургу и Ленинградской области. Кстати, в тот период все уголовные дела, которые я расследовал и к которым был хоть в какой-то мере причастен, были проверены не только нашим ведомством, но и Генпрокуратурой. В них не нашлось ничего, что подтвердило бы обвинения в том, что я нарушал закон.

- А где вы были 3 октября 1993 года?

- В конце сентября мэр города Собчак нашел меня в отпуске на Кавказе и попросил приехать в город. Я отпуск прервал и приехал. И ночь на 4 октября провел в управлении, в своем кабинете. Там же были и мои замы, и руководители ГУВД. И мы не на митинге, а в кругу тех, кто реально понимал обстановку, сложившуюся в ту ночь, решали, как быть. И сделали свое дело так, что в Петербурге кровь не пролилась, второго центра власти не появилось.

- А что, был и такой вариант?

- Во всяком случае, несколько общественных структур к этому очень активно готовились. Все шло к тому, что появились бы и лидеры, и оружие, и публичные призывы к захвату Смольного и телевидения - все это было реально. Потому если бы я был таков, каким меня изображают смелые мемуаристы, то, наверное, именно в ту ночь все бы и решилось. И я бы не обсуждал с Собчаком план спецмероприятий по локализации очагов восстания, а, как отпетый реваншист, просто засадил бы его в кутузку.

- Как складывались ваши отношения с Собчаком?

- Очень непросто. В конце 1992 года он присоединился к протестам Петросовета по поводу моего назначения и даже официально обращался в Москву с предложениями меня, учитывая мое прошлое, от должности освободить. Совершенно не зная, ни что тогда реально происходило, ни что я за человек. Это раздражение по моему поводу завершилось где-то году в 94-м или даже позже... Странно, конечно, что ближайшим его соратником был Владимир Владимирович, кадровый офицер КГБ. Так вот, при полном, абсолютном доверии к Путину Собчак долгое время испытывал какое-то иррациональное чувство подозрительности, какой-то неуверенности в наших контактах. И потому он как-то отстранился, что ли, от сотрудничества с нами - в смысле взаимодействия руководства города и управления. Вспоминая то время, я прихожу к выводу: как бы я себя ни вел, и по-человечески, и профессионально, найти общий язык с Собчаком любому представителю нашей профессии было крайне тяжело. Хотя так вышло, что после отставки, даже в последний год его руководства Питером, в нем произошли серьезные перемены, он как-то глубже стал понимать и действительность, и то, какую реальную пользу городу мы способны приносить. В этом году мы встречались несколько раз. Последний - за неделю до его кончины. Он приходил сюда, в штаб, сидел вот на этом стуле. И мы говорили с ним о городе, для нас обоих дорогом, о перспективах, которые открывались в связи с намерениями Путина.

- В газетах писали, что новая власть собиралась назначить Собчака то ли шефом ГПУ, то ли главой Конституционного суда...

- Анатолий Александрович не из тех, кто прибегает к новому руководителю и напоминает - а я же был у тебя начальником, дай мне должность. Это человек совершенно другого склада. Его вполне устраивало, что с его мнением считаются, к его советам обращаются, что он так же близок тем, с кем раньше работал в другом качестве. Вот что "Путин - черный ящик", что "Собчак - карьерист" - это такая же несусветица.

- Появились зловещие слухи о том, что Собчака убили якобы по приказу "с самого верха" - мол, слишком много знал...

- Да, читал. Ничего, кроме брезгливости, все это не вызывает. На мой взгляд, это еще одно подтверждение крайнего цинизма и безответственности, поразивших наше общество. Это крайняя степень человеческого опустошения, какая-то алюминиевая технология, где ни мозга, ни крови, ничего. О доблестях и славе

- Хорошо, сменим тему. Виктор Васильевич, за что вы получили орден Красной Звезды?

- Спасибо, что спросили. А то ведь мои летописцы и о награде, для меня очень дорогой, сумели соврать. Хотя в справочниках специально написали, что орденом я был награжден за работу по делу об американском шпионе Павлове.

- И где он с русской фамилией шпионил?

- Он был главным инспектором атомной инспекции Государственного морского регистра, работал по тематике ядерных силовых установок. Являлся комплексным секретоносителем по нашему ядерному подводному флоту. В загранкомандировках провел 12 встреч с немецкими и американскими разведчиками, за переданную им информацию Павлову перевели на счет в банке 104 тысячи долларов.

- Его расстреляли?

- Павлов был приговорен к 15 годам, хотя прокурор предлагал исключительную меру наказания.

- А какие еще дела для вас памятны?

- Наше управление отличалось не раз. Взять, скажем, историю с тонной кокаина, которая прошла все таможенные, пограничные и иные кордоны на пути из Латинской Америки в Россию в контейнере с колумбийскими консервами. Это 1993 год. Груз был взят нами на границе. Или вот мы нашли замечательную вещь - египетскую чашу третьего тысячелетия до нашей эры. Это уникальный экспонат, который был украден в Эрмитаже. Видели бы вы, как Пиотровский светился от счастья, когда мы ему ее вернули. Она не имеет цены, таких предметов в мире просто нет. Для музеев мирового класса иметь осколок такой вазы - это уже особая категория. А Питер имеет вазу целую и невредимую. Или взять дело с возвращением древних книг, по которому проходил небезызвестный Якубовский. Книги эти уникальны, стоят десятки миллионов долларов. Много всего было...

Замужем за генералом

- Ваша супруга Наталия Чаплина - журналист, редактор демократической газеты "Петербургский час пик". И как вы уживаетесь в одном доме: супруга - демократ, вы - из ГБ...

- Замечательно уживаемся. У нас нормальная семейная жизнь без политических оттенков. Никаких расхождений ни в чем не обнаруживается. Так что не понимаю, что вас изумляет.

- После вашего переезда в Москву она осталась редактором?

- Да.

- И туда-сюда ездит?

- До минувшей осени она жила в Питере, приезжала в Москву на два-три дня и снова уезжала. А потом наконец перебралась сюда. В квартире у нас - компьютер, наладили связь, и материалы, которые идут, и переговоры, которые необходимы для организации процесса, продолжаются. Газета ведь - еженедельная.

- Где живете в Москве?

- В центре.

- И как вам столица? По Питеру не тоскуете?

- Москву успеваешь видеть только из окна машины. А что до тоски по Питеру... Дело даже не в том, как выглядят дома, улицы или набережные, - для меня дороги и речь питерская, и погода. Вот в прошлом году, в конце июня, я из Москвы специально, чтобы не ломать традицию, улетел в Питер, чтобы проводить самую короткую ночь - так у нас заведено с друзьями. Мы идем вечером на спектакль в Мариинский театр, там в это время фестиваль "Белые ночи". Потом садимся в катер и по каналам, по Неве плывем. Разъезжаемся по домам лишь утром. В Москве такого нет.

- Есть ли у вас увлечения?

- Люблю театр. За эти полтора года в Москве мы с женой обошли практически все театры, большую часть премьер видели. Каких-то потрясений не испытали, но в целом интересно.

- А дачу в Москве дали?

- Летом мы жили на ведомственной даче - так положено. А зимой - далеко ездить. Да и какой смысл?

- Зарплата у вас большая?

- Как считать. Где-то около 8,5 тысячи.

- А как вы относитесь к творчеству Пастернака и Солженицына?

- Ну что вы, ей-богу. Конечно, читал я Пастернака и почти всего Солженицына. Стихи Пастернака просто люблю. А Солженицын - не моя литература.

Кстати

В свое время Виктор Черкесов стал героем документального фильма о деятельности питерского управления КГБ, снятого режиссером Вермишевой в 1991 году. Один из центральных эпизодов фильма - операция КГБ против американских шпионов, в ходе которой супругу сотрудника Генконсульства США в Ленинграде Аустенборга задержали прямо на месте, с контейнером-тайником в руках. Задержание длилось 5 секунд и произошло на обочине Приморского шоссе, которое идет к Финскому заливу. Примечательно, что примерно в то же время героем документального фильма о героических буднях питерских чекистов стал и Владимир Путин. Но снимал тот фильм уже режиссер Игорь Шадхан.

В жизни Черкесова и Путина хватает и других совпадений. Оба - коренные питерцы, оба окончили юрфак ЛГУ, оба много лет трудились в органах ГБ. У обоих две дочери примерно одного возраста. И одного, и другого подчиненные между собой называют ВВ...
Игорь Черняк, Комсомольская правда , 2.03.2000

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В Питере все растет
Петербургский Час Пик
"Газпром" под колпаком Миллера
Комсомольская правда
Чехарда во власти
Известия-СПб
Логин
Пароль

Архив Ленправды
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2021
01 02 04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2021, Ленправда
info@lenpravda.ru