Rambler's Top100
Лениградская Правда
21 NOVEMBER 2019, THURSDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Естественный клановый отбор
10.12.2001 00:01
Уже несколько недель мы живем в состоянии информационной войны - на этот раз боевые действия спровоцировала Генеральная прокуратура. Еще в октябре она подняла руку на одного из крупнейших олигархов - руководителя МПС Николая Аксененко. На него завели уголовное дело и взяли подписку о невыезде. За транспортным монополистом последовал еще ряд фигур - тоже не из последних: "черная метка" от ведомства Владимира Устинова поступила начальнику МЧС Сергею Шойгу, руководителю таможенной службы Алексею Ванину и Александру Орлову, ближайшему помощнику секретаря Совбеза Владимира Рушайло.

Некоторое время пресса оглушенно молчала, по крохам собирая информацию, а потом началось. Определить диспозицию на поле битвы несложно: все атакованные Генпрокуратурой фигурировали в рядах ельцинского семейного клана. Немногим сложнее оказалось вычислить оппонентов. Ими оказались "питерские силовики" - директор ФСБ Николай Патрушев, его заместитель Юрий Заостровцев, два высокопоставленных сотрудника администрации президента Игорь Сечин и Виктор Иванов, тоже спецслужбам не чужие. Есть в группе и свой олигарх - также питерский уроженец, председатель совета директоров Межпромбанка Сергей Пугачев. Генпрокурора же пресса подавала как исполнителя их воли.

Какие СМИ обеспечивали интересы сторон на информационном поле, догадаться нетрудно: у обеих партий есть своя партийная пресса. На защиту первых поднялись "Независимая газета", "Общая газета" и, конечно, Евгений Киселев. Атакующих поддерживал огнем телеканал "Московия" (контролируемый Пугачевым) в лице Сергея Доренко и кое-какие газеты - "Трибуна", "Стрингер" и прочие. Содержательно обмен любезностями выглядел так: "семейные" СМИ всячески демонизировали "питерцев", называя их "призраками" и пугая читателей и зрителей апокалиптическими картинами порабощения ими президента Путина. "Московия" и дружественные ей газеты в ответ ошарашили публику сообщениями о том, какой негодяй руководит президентской администрацией (Александр Волошин - фактический координатор ельцинского клана) и что кресло под ним наконец-то зашаталось. Любопытно при этом, что обе стороны в своих стенаниях апеллировали к одному и тому же лицу - к президенту. За бессмертную душу Владимира Путина идет ожесточенная борьба.

Двор есть двор

Знакомый политолог, историк по образованию, любит повторять, что в России любая общественная формация с течением времени автоматически вырождается в монархию. А раз есть монархия, то есть и двор - со всеми его интригами. При этом всякий монарх должен помнить, что ему очень важно поддерживать равновесие между многочисленными группировками в окружающей его элите, в противном случае его ждет печальный конец, о чем убедительно свидетельствуют примеры Петра III и Павла I. Живучим на Руси оказывается только тот правитель, который склонен к консенсусу. Особняком стоит только Иосиф Сталин, который решал проблему умиротворения элит собственным, можно сказать, фирменным методом. Традиция придворного интриганства и подковерной борьбы жива до сих пор.

Особенностью же путинского президентства было и остается то обстоятельство, что на вершине власти он оказался не столько благодаря личным качествам, которые электорат, безусловно, оценил, сколько волей консолидированной элиты. Накануне президентских выборов инициированный "коллективным Ельциным" проект "Преемник" из всех политических игроков, обладавших на тот момент реальной властью, не поддержала только московская группировка.

Суть же контракта, который в декабре 1999-го элиты заключили с кандидатом Путиным, сводилась к тому, что в обмен на президентство он обязался сохранять существовавший на тот момент статус-кво хотя бы в течение некоторого времени. Вспомним в этой связи разговоры о том, что вначале вроде бы оговаривался период длиной в год, затем он оказался продленным еще на год. Сегодня идет уже третий год, как Путин фактически у власти, а политико-экономические расклады изменились незначительно. Во всяком случае, не настолько, чтобы удовлетворить новых обитателей властного олимпа, которых привел с собой Путин. То есть "питерцев". В этом - основная коллизия текущего политического момента.

Ситуация во власти напоминает позиционную войну с неустойчивым балансом сил между конкурентами. При этом ни один из игроков не удовлетворен, а это означает, что "перетягивание каната" будет продолжаться. И нынешняя информационная война - лишь один из эпизодов. Хотя надо признать, что за время путинского правления это первый скандал, сопровождающийся такими шумовыми эффектами.

Все свои и все чужие

Абсолютно бессмысленно пытаться оценить происходящее в категориях "плохие парни-хорошие парни", "свои-чужие", "пропутинские-антипутинские", как это делают все участвующие в боевых действиях СМИ, пытаясь своими дешевыми страшилками произвести впечатление и на президента, и на публику. Эта простая логика здесь не работает. Нельзя упускать из виду, что нынешний президент был отобран "семейной" квалификационной комиссией из множества претендентов: значит, он удовлетворял всем ее требованиям, первым среди которых была абсолютная лояльность.

Вспомним, например, что счастливый для ельцинского клана исход истории с "человеком, похожим на генпрокурора", был обеспечен усилиями именно Путина, в тот момент возглавлявшего ФСБ. А ведь на этом самом эпизоде "сломался" другой, как казалось, тоже весьма перспективный претендент на роль кронпринца - генерал Николай Бордюжа. Вот еще один любопытный эпизод. В феврале 1999 года, когда премьер Евгений Примаков пошел в антикоррупционную атаку на "семью" и, в частности, на одного из ярчайших ее представителей - Бориса Березовского, ждавшего буквально со дня на день ареста, на день рождения жены гонимого олигарха неожиданно является директор ФСБ Путин. Жест был однозначно расценен как поддержка, и сделал его нынешний президент, видимо, по просьбе "семьи".

А всего лишь пару лет спустя при молчаливом согласии того же Путина одиозная фигура неуемного Березовского была с помощью силовых приемов вытеснена с российской политической арены. Примаков же, напротив, оказался весьма близок к главе государства. Когда Путин был искренен - тогда или теперь, можно только догадываться. Но бесспорно то, что олигарха удалось "отжать" сравнительно легко лишь потому, что он надоел всем - в том числе и "семье". То есть по этой кандидатуре был достигнут консенсус. Таким образом, в иных случаях даже сложные кадровые проблемы разрешаются вполне безболезненно. Так было и в случае с отставкой главы Минатома Евгения Адамова - тоже, кстати, не последнего человека в семейной иерархии. В этот ряд можно поставить и отставку "топливного" министра Алексея Гаврина и историю с приморским губернатором Евгением Наздратенко.

Но если вопрос с отставкой Волошина (как, видимо, и Аксененко, на которого завели уголовное дело, не сместив с должности, хотя обычно делают наоборот) еще не созрел, то апеллировать к Путину бессмысленно. Александр Стальевич задержится на своем посту еще некоторое время - несмотря даже на то, что, по утверждениям очевидцев, Путин как-то пожаловался в узком кругу, что 80 процентов его администрации работает против него. Как выразился один из собеседников "Эксперта", "сильнейший выявляется в результате естественного кланового отбора, и последнее слово принадлежит здесь отнюдь не президенту".

Скупка акций корпорации "Россия"

Все это выглядит очень цинично, но президент знал, на что шел. Наши демократы из числа самых безупречных часто обвиняют его в том, что он принял правила властной игры, сложившиеся в ельцинскую эпоху, что он стремится воспроизвести архетип российской бюрократической власти. Они правы, но это не вся правда: если бы он этого не сделал, у нас был бы другой президент. И не факт, что он оказался бы лучше.

За Путиным утвердилась слава жесткого, даже тоталитарного правителя, методично отстраивающего властную вертикаль, чтобы все взять в свои руки. На самом же деле, как остроумно выразился один из собеседников "Эксперта", "президент вовсе не владеет контрольным пакетом акций корпорации 'Россия'". Акционеров много, принимать согласованные решения сложно, быстро же это сделать вообще невозможно. Хотя сегодняшний президент уже не тот миноритарный акционер, каким был вначале, свой пакет он наращивает методично и скрупулезно, скупая те активы, которые считает ключевыми. Наблюдатели отмечают, в частности, что Путин оказался единственным из многочисленных ельцинских премьер-министров, кого глава государства, сам еще не отойдя от дел, впустил в свои заветные владения - в силовой блок, по Конституции подотчетный лишь главе государства. Единственная случившаяся при Путине кадровая революция (прошлой весной) тоже связана с этим сектором власти, куда президент расставил своих людей. Как раз тех, кого "НГ" и Киселев рисуют настоящими исчадиями ада - "призраками, окружившими президента".

Они, наверное, и на самом деле не вполне белые и пушистые, но - хороши эти люди или плохи - они дают главе государства возможность уравновесить ельцинский клан, тоже, как мы знаем, не вполне белый и пушистый. И сохранить определенный баланс в ожидании, что появится новая точка опоры. В виде гражданского общества, например, с помощью которого только и возможно преодолеть нашу дурную византийскую наследственность.

Старт президентской кампании

И все же интересно: почему межклановое обострение случилось именно сейчас? Самый расхожий ответ - вторичный передел собственности. Это то, что мы и наблюдаем буквально повсеместно и каждый день. Но не только. В кулуарах наши политики сейчас активно обсуждают сплетню, пришедшую к нам, что характерно, с Украины, о том, что президент Путин якобы серьезно болен. На самом деле он наверняка здоровехонек, но сам слух весьма симптоматичен - без таких "фенек" не обходится ни одна избирательная кампания. Следовательно, пришла пора готовиться к президентским выборам 2004 года. И элита это почувствовала: такой случай представляется лишь раз в четыре года, и упустить свой шанс нельзя - кто на этот раз подставит свое плечо претенденту? Те, кто вовремя подсуетился в 2000-м, сегодня в полном порядке; попытаем же счастья и мы.

В элите идет новая кристаллизация, и хотя это процесс глубоко интимный, кое-какие признаки видны невооруженным глазом. Все как-то смешалось. Не показалось ли вам, к примеру, странным, что генпрокурор Устинов, очевидный ставленник "семьи", вдруг спустил собак на не чужих ему, как считалось, людей? На Аксененко, Рушайло, Шойгу и других? Здесь, правда, есть и другая версия, а именно: активничает не сам Устинов, а его зам Юрий Бирюков. Устинов же в это неспокойное время в столице старается бывать как можно меньше: то он лично осуществляет следственные действия на подлодке "Курск", то выступает главным обвинителем на процессе Салмана Радуева в Махачкале. Все это наводит на размышления: сам вроде как ушел в тень, фактически дав своему заместителю свободу рук.

Есть и другие признаки. Банкир Пугачев, которого записали в "питерцы", действительно уроженец северной столицы, но в Москве обретается уже давно и к ельцинскому клану тоже имел прямое отношение: через его банк проводились средства на реконструкцию Кремля, где были замечены большие злоупотребления. Кроме того, именно Межпромбанк оформил семейству бывшего президента, в частности его дочерям, кредитные карточки, из-за которых было много шума. И этим список добрых по отношению к "семье" дел банкира, который вдруг вспомнил о своем питерском происхождении, отнюдь не исчерпывается.

Есть движение и в обратном направлении. Привлекает внимание то обстоятельство, что единственным, кто попытался защитить главу МПС от железной длани Генпрокуратуры, оказался Анатолий Чубайс. Тот самый Чубайс, который весной 1999-го, в момент отставки Примакова, буквально лег костьми, чтобы не пропустить главу МПС в премьеры. Ворвавшись в кабинет Ельцина, уже отославшего в Думу представление на Аксененко в качестве нового главы кабинета, он убедил президента сменить эту кандидатуру на Степашина.

Что за приступ альтруизма вдруг случился сегодня с "железным Толиком"? Злые языки утверждают, что Чубайс в лице Аксененко защищал себя - после расправы с руководством одной монополии мог наступить черед другой. Такое, впрочем, с Чубайсом уже бывало: когда Владимира Гусинского прошлой весной заперли в узилище, именно глава РАО ЕЭС, на котором осенью 1997-го (после аукциона по "Связьинвесту")" НТВ оттопталось в свое удовольствие, написал открытое письмо в защиту медиамагната.

Все дело в том, что в политике нет друзей - есть только интересы: меняются интересы - меняются и друзья. Приближающаяся избирательная кампания, уже ознаменовавшаяся информационной перестрелкой, запустила процесс реструктуризации элиты. Он, как ожидают эксперты, пойдет по нарастающей, и мы насладимся этим зрелищем в полной мере. Многие считают, что после ежегодного послания президента можно ждать серьезной смены декораций. Вот только не очень понятно, что же все-таки имел в виду Ельцин, когда, получив недавно государственную награду из рук Путина, сказал, что решение о награждении экс-президента потребовало от его преемника "большого мужества"?
Эксперт , 10.12.2001

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru