Rambler's Top100
Лениградская Правда
27 SEPTEMBER 2020, SUNDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Юрий Рыдник: "Нам Москва не нужна"
3.07.2000 00:01
Частью своей стратегии на 2000 г. БалтОНЭКСИМбанк объявил расширение клиентской базы за счет средних и малых корпораций. В этом не было бы ничего необычного, если бы не прежние привычки банка ориентироваться на очень крупных клиентов, прежде всего оперирующих бюджетными деньгами. Очевидно, это продиктовано заботой об устойчивости бизнеса, которую как раз обеспечивает клиент небольшой. Таких у "БалтОНЭКСИМа", который считается "кошельком" городской администрации, пока не больше 30%, но менеджеры рассчитывают довести долю малых и средних корпораций до 70%. Председатель совета директоров и президент БалтОНЭКСИМбанка Юрий Рыдник считает, что все последние преобразования в банке, включая дважды за год сменившийся топ-менеджмент, были связаны с "болезнью роста", которую пережил банк.

- Когда вы почувствовали необходимость что-то менять в банке, в частности привлекать новых клиентов?

- В наших планах нет ничего неожиданного. На самом деле все изменения в банке в течение последних полутора лет и были направлены на то, чтобы расширить клиентскую базу, сделать управление более эффективным. Если посмотреть на историю банка - он активно начал работать с 1996 г., - основными его клиентами сразу стали крупные предприятия и крупные структуры, такие, как городская администрация, крупные подрядчики, связанные с городской администрацией, крупные предприятия, которые одновременно являются нашими учредителями, впоследствии - Северо-Западное таможенное управление. Это позволяло банку довольно быстро и мощно расти. Его ресурсы в сочетании с ресурсами акционеров (в основном это компании группы "Интеррос") позволяли быть едва ли не самым конкурентоспособным в городе банком с точки зрения вливания мощных финансовых ресурсов в те или иные проекты. Это была первая задача - сосредоточить такой кулак, который позволяет динамично развиваться и агрессивно входить в новые сектора рынка. Это было сделано в период 1996-1998 гг. К 1999 г. мы поставили задачу уже, скажем, универсализации. Имелось в виду: расширять свою клиентскую базу, развивать работу со средней клиентурой.

Наши претензии к предыдущим составам правления заключались в том, что у людей появлялось высокое самомнение и пропадало желание заниматься "черной" работой, которую обязательно надо делать. Я думаю, что в любой организации наступает такой момент, когда люди считают, что очень многого достигли. И в этот период они либо должны меняться, либо их нужно заменять. Поэтому мы осуществляли активную ротацию нашего правления, у нас за год сменились два председателя правления. И, наконец, мы получили тот состав, который удовлетворяет поставленным требованиям. Федор Андреев, назначенный председателем правления, работал в банке три года.

Очень хорошо знает банк и клиентов, его хорошо знают в городе. Он очень мотивированно взялся за эту работу и, собственно, создал те структуру и атмосферу управления, которые нас удовлетворяют. Наша внутренняя реформа завершилась осенью 1999 г. Динамика с IV квартала 1999 г. по 1 июня 2000 г. показывает очень серьезный рост. На 80% выросла валюта баланса, сейчас она - около 5 млрд. руб. Серьезно вырос капитал банка - приблизительно от 160 млн. руб. до 230 млн. руб. До июля мы рассчитываем увеличить собственный капитал банка до 350 млн. руб.

- Вы считаете это результатом кадровых изменений?

- Я считаю, что это результат кадровых изменений тоже. Но и результат того, что полтора года "болезни роста" дали хороший эффект. Он заключается в опыте. (В отношении себя то же могу сказать.) Когда председатель правления меняется, многие клиенты начинают беспокоиться. Кроме того, мы всегда играли в городе заметную роль, во всех отношениях.

Поэтому внимание к нам было обостренное. Во время перемен в банке муссировались слухи о том, что вокруг нас меняется ситуация, на нас иначе смотрят администрация, таможенные органы или крупные клиенты. Мы доказали, что это не так. И, как всегда бывает в такой ситуации, наступает обратная реакция. Образно говоря, если волкам показалось, что лидер стаи начинает слабеть, другие начинают его покусывать. Но, если он проявит характер и силу лидера, это только укрепляет его позиции.

Признаки "болезни роста" заключались в том, что старое правление (его возглавлял Сергей Бажанов) на каком-то этапе перестало удовлетворять требованиям акционеров. Он очень хорошо работал, показывал хорошую динамику роста. Но он дошел до своего потолка. "Болезнь роста" заключается в том, что у каждого есть свой уровень компетенции - это описано законами управления. А замена, реструктуризация для любой системы всегда кризисна. Если ты меняешь руководство, это всегда приводит к какому-то временному замедлению.

- Эта проблема существовала только на управленческом уровне или отразилась на финансовых показателях?

- Банк в 1999 г. давал прибыль, просто замедлился серьезно в своем росте. Все привыкли видеть, что банк лидирует на рынке. Как только он остановился, это дало повод для слухов. Волки второго ряда начинают кусать первого не потому, что он упал, а потому, что есть подозрение, что он не претендует больше на то, чтобы быть первым.

Но здесь еще важно отметить, что наша стабильность гарантирована не только собственными ресурсами банка. Серьезные ресурсы стоят за акционерами. У меня никогда не было сомнений в стабильности нашего банка. Сейчас у нас, наоборот, скорее проблема с тем, куда размещать средства, чем с тем, откуда их привлекать.

- То есть задача диверсификации стояла и раньше, но сейчас она стала выполняться в должной мере. Откуда возьмутся новые клиенты?

- Они возьмутся, естественно, из других банков. Но мы же не рассматриваем это так, чтобы забрать их из конкретного банка. Тут не борьба с кем-то, как с банком, а борьба за клиента. Она всегда идет. Это нормально. За клиентов, которые у нас обслуживаются, тоже ведь борются.

- Вашим крупнейшим клиентом является городская администрация?

- С точки зрения объемов остатков она не самый крупный клиент. А с точки зрения кредитования - да. В объеме всех остатков банка счета администрации составляют от 10% до 20%. А кредиты, выданные администрации, составляют много больше, чем 10-20% кредитного портфеля. То есть на сегодняшний день мы даем администрации намного больше денег, чем она у нас держит.

- Намерены ли вы сохранять статус городского банка или собираетесь развивать региональную сеть?

- У нас есть филиалы в Выборге, Архангельске, мы рассматриваем возможность открытия филиалов в других городах Северо-Западного региона.

Поэтому мы не рассматриваем себя чисто как банк, который работает с городскими клиентами. С другой стороны, предприятия, которые активны на Северо-Западе, в основном расположены здесь. А если говорить про Москву, про то, хочет ли банк дойти до федерального уровня, то мой ответ - нет. Мы рассматриваем Петербург как очень хороший плацдарм, имеющий огромный экономический потенциал, и считаем, что нам надо сосредоточиться на этом. Это, естественно, связано и с тем, что есть Росбанк, акционеры у нас пересекаются. Но это не самая главная причина. Если бы мы видели, что есть такая объективная необходимость что-то сделать в Москве... Но на сегодняшний день мы не видим необходимости идти в Москву. В наших планах - только Северо-Запад и Петербург.

- Кажется ли вам своевременным поход других петербургских банков в Москву? Для этого что, созрели предпосылки -экономические или политические?

- Нет, они только политического свойства. И состоят в возможности работать с теми или иными людьми, использовать связи и знакомства.

Вообще, если мы говорим о российских банках, то они достаточно слабы, и питерским это тоже свойственно. Чтобы создать банк национального масштаба, с филиальной сетью, как у Сбербанка, требуются огромные средства. Поэтому все банки уязвимы, они чаще всего работают регионально. Я думаю, что у питерских банков есть серьезные возможности здесь, и их выход в Москву вряд ли определяется экономическими причинами. Вряд ли они могут соперничать в первой десятке.

- Как, на ваш взгляд, будет меняться роль банков в экономике? И с чем эти изменения будут связаны?

- Пока банки очень слабы. Конечно, они будут постепенно укрупняться. И за счет того, что их станет меньше. Потому что многие банки держатся на волоске, имея баланс в две-три сотни миллионов рублей. Вероятнее всего, более жесткие меры, если их будет применять ЦБ, приведут к концентрации и банковского капитала, и клиентской базы в более крупных банках. Тем более что западных денег напрямую банкам пока не дают, но их дают в виде прямых инвестиций в те или иные предприятия. А если будет бизнес развиваться, будут и банки лучше жить. Это развитие связано с инвестиционным климатом. В первую очередь с теми шагами, которые будет делать новый президент в этой области.

Первые шаги он уже сделал: он показал, что держит политическую ситуацию под контролем; политическая стабильность - важнейший фактор инвестиционной привлекательности. Во-вторых, это приведение законодательства в разумное состояние, понятное для западных инвестиционных фондов, банков. Третье - это, может быть, создание офшорных зон в России, как это происходило в Китае. Например, если создать особые условия для Петербурга, это даст дополнительный объем необходимых инвестиций. Но если то же самое сделать в каком-нибудь городке в средней полосе, это ничего им не даст, понизит только собираемость налогов. Соответственно, в масштабах всей страны, может быть, в рамках налоговой реформы этого и не сделать, но для конкретных территорий, таких, как Петербург или Приморье, это можно было бы сделать. Ведь свободные экономические зоны естественным образом бы лучше работали в Питере, имеющем выигрышное географическое положение, значительный потенциал для развития промышленности, транспорта, туризма, единственный отрезок российской границы с Европейским союзом, с Финляндией. Сейчас трудно прогнозировать инвестиционную активность, объем инвестиций, финансовые возможности наших компаний в силу того, что вышеуказанные шаги еще не сделаны. Если этого не произойдет, то медленно банки, конечно, будут развиваться. Однако, если что-нибудь произойдет вроде кризиса с государственными ценными бумагами, мы опять будем откинуты назад.

- Что могло бы способствовать восстановлению репутации российских банков за рубежом?

- Прозрачность самих банков - вот они более-менее сейчас встают на ноги, есть банки, которые уже могут проводить западный аудит. Это важнейший элемент.
Второе - стабильность бизнеса. Я думаю, что в ближайшее время какие-то возможности у российских банков по привлечению денег будут. Но они довольно ограниченны. Потому что основные риски западные финансовые структуры связывают все-таки с политикой государства. Если она будет способствовать стабилизации бизнеса - хорошо. Если нет - это будут мелкие ручейки. Незначительное число банков смогут привлечь $10-100 млн. каждый. Это капля в море.

- Вас считают человекам влиятельным - как в бизнесе, так и в политике. Как вы считаете, повлияет ли на бизнес тот факт, что роль губернатора будет меняться в связи с введением поста окружного представителя президента?

- У представителя президента в Петербурге и раньше были довольно серьезные полномочия. Но их было достаточно сложно реализовать, Даже в части федеральных структур сложно. А полномочия губернатора связаны с тем, что у него в руках серьезные бюджетные рычаги, административные рычаги. Ведь наш бюджет - донор, кстати говоря. Он же больше отдает федеральному бюджету, чем получает.

Если говорить о влиянии, оно связано с какими-то рычагами - административными, финансовыми. Если они есть, то мы говорим, что влияние есть.

За губернатором бюджет огромный - почти $1, 2 млрд, влияние на все крупнейшие структуры в городе. Монополисты зависят от губернатора, назначение всех ключевых людей в администрации - это прерогатива губернатора.

И, кроме того, я считаю, что у президента нет особых претензий к губернатору. У них абсолютно нормальные контакты, они нормально общаются. В ходе предвыборной кампании президент, может быть, особо красноречиво не высказывался за губернатора, однако своими действиями показал, что он считает его тем человеком, который должен стать губернатором.

Я думаю, что создание округов и назначение представителей президента в первую очередь связаны с тем, чтобы навести порядок в национальных республиках, где исполнение федеральных законов оставляет желать лучшего и которые даже и денег-то не платят Федерации зачастую. Там представитель президента имеет возможность на месте отслеживать эти моменты и принимать решения день в день. Петербург - один из наиболее законопослушных городов даже по сравнению с Москвой, потому что все федеральные законы здесь достаточно четко выполнялись. Единственное, что вспомнили из нарушений, - это распоряжение о платных парковках. Но ведь это, согласитесь, ерунда.

- Одним словом, вам не кажется, что ситуация в бизнесе в Петербурге может измениться. Считаете ли вы, что возможно появление новых игроков с политическим бэкграундом?

- Нет. Что касается бизнеса как сферы, зависимой от политики, то политика здесь не меняется. Губернатор может ее менять, но политический расклад пока не меняется.
Ведомости , 3.07.2000

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru