Rambler's Top100
Лениградская Правда
27 MAY 2019, MONDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Грозно шагают твои патрули
27.05.2002
Этот список увлекательно читать. Путин — президент, С. Иванов — МО, Грызлов — МВД, Патрушев — ФСБ, Миронов — спикер Совета Федерации, Зубков — финразведка, Степашин — Счетная палата, Греф — Минэкономики, Клебанов — ВПК, Матвиенко — вице-премьер, Кудрин — Минфин, Игнатьев — Центробанк, Козак, Сечин, Медведев, еще Иванов — администрация президента, Рейман — Минсвязи, Шевченко — Минздрав, Д. Васильев — ГКИ, Илларионов — советник президента, Чубайс — РАО «ЕЭС», Миллер и Красненков — «Газпром», Смирнов — «Спецснабэкспорт» в Минатоме плюс к тому несколько десятков чиновников рангом пониже. Всех этих влиятельных людей объединяет малая родина. Все силовые ведомства, все финансы, государственные монополии, ВПК, промышленность, законодательная власть и администрация президента, не говоря уже о почте, телеграфе и телефоне, — в руках выходцев из Санкт-Петербурга — этакая «ленинградская блокада» власти. Что бы все это значило? Исторически всегда существовало две стратегии прихода к власти: первая — собрать друзей-земляков, вторая — назначать на посты по принципу профессионализма, поделенного на преданность. Та или иная линия прослеживается везде: что в гитлеровской Германии, что у Буша, что у Миттерана, что у Ельцина. У нас были днепропетровские ребята, уральские, а теперь вот — питерские. Какие плюсы и какие минусы у этих стратегий? Когда у власти друзья, прочно сидишь на стуле, потому что они, хотя бы первое время, за задницу кусать не станут. Ты знаешь о них все: на что способны и чего от них можно ожидать. Правда, в этом и опасность: и они знают тебя, твои слабые стороны и твое прошлое. С ними приходится считаться «по понятиям», принимая решения, и особенно при увольнении, которое будет расценено как предательство. К тому же французы говорят: «Продают только свои». Поэтому угроза президенту всегда остается, хотя и поле для интриг обширно. Главный минус — эти люди не всегда являются профессионалами. Подбирать команду по признаку профессионализма тоже непросто. Спец знает, чем он занимается, но он — не свой. Невозможно прийти к профессионалу и сказать: «Сделай так, потому что это мне надо». Профи ответит на это: «Дайте письменное распоряжение». Ситуация щепетильная, потому что, если профессионал не согласен, он просто уйдет, а потом еще и скандал раздует. С профессионалами трудно приходить к власти, потому что этот процесс вынуждает поступаться принципами, на что профессионалы идут неохотно. С ними нужно будет делить и власть, а не только ответственность. У нас налицо первый вариант — «ленинградская блокада», команда, собранная из друзей и земляков. Я не думаю, что это какой-то хитроумный план по захвату государства Российского, — «Авроры» не было слышно. «Новые питерцы» всегда находят между собой общий язык — распрей нет. Даже когда публично обмениваются тумаками Греф с Илларионовым, то это скорее странноватая форма ведения научной дискуссии. Теоретик Илларионов объясняет практику Грефу, что два рубля плюс два рубля будет четыре, на что Греф отвечает: «В теории верно, но три рубля обязательно сопрут». Милые дерутся — только чешутся... А ругань продолжается до тех пор, пока главный ленинградец России не выключит громкость. «Блокадники» продолжают соблюдать целостность отношений, что каким-то образом держит страну на плаву. И никто не боится, что хозяин неожиданно приедет в Кремль и решит кого-нибудь уволить, потому что на дачу в ночи к нему приходили визитеры со сплетнями. Другое дело, что, кроме «новых питерцев», есть еще и «старые ленинградцы». Отношения между ними сложнее: они притираются друг к другу. Но у тех и других, как у любых эмигрантов, есть хотя бы общие воспоминания: они все между собой чем-то связаны — хотя бы Невским проспектом. Рязанцу же с пермяком можно говорить только о деле. А, как известно, основные дела решаются не в кабинетах, а на дружеских встречах. И потому вполне логично выглядит списочный состав пострадавших за это время: они все или москвичи, или представители «ближнего зарубежья»: Березовский, Гусинский, Аксененко, Голдовский... Психологически «новые» чувствуют себя сильнее прежних. Те-то уже засиделись, может быть, их уже менять пора? И поэтому «старых» иногда покусывают, дабы проверить на прочность. «Новых» не трогает никто. Да, ходят слухи, что Миллера снимут летом... Но ведь и Черномырдина снимали раз в неделю. «Новые» активнее, они больше выпендриваются по телевизору: Миронов — очень разговорчив, Илларионов — звезда экрана. «Старые» сканируют ситуацию, приспосабливаются и занимаются делом, потому что успели стать профессионалами: тот же Степашин, Чубайс... Когда станут профессионалами «новые» и станут ли вообще, неясно. Как неясно, нужна ли президенту подобная метаморфоза. Пока же мы ничего не знаем о профессионализме этих людей, а то, что мы видим, скорее убеждает в обратном. Их всех отличает одна фраза: «Президент всегда прав», и судить по ней о профессионализме политиков невозможно. Ведь ничего пока не происходит... И складывается впечатление, что все эти «блокадники» — просто надзирающая команда. Задача которой — подпереть президента, пока тот не научится ходить самостоятельно, изучить, что за страна ему досталась, и внятно, не перевирая сути, об этом доложить. Пока они выполняют роль заплаток и «жучков» одновременно. Им дали роль смотрящих, чья основная задача — сохранение вверенного. Но не более. Из всей этой команды выпадает только одна фигура, которую позволили интенсивно ругать, — это якобы олигарх Пугачев. Все остальные не подлежат публичному остракизму. Что-то, наверное, произошло, и Пугачев пошел против Екатерины Второй и занял не Оренбург, а Кызыл. Действия всех остальных в принципе не обсуждаются. У Путина есть некоторое гарантированное время, в течение которого «питерцы» его не сдадут, власть президента окрепнет, и тогда результатов он будет требовать не только от Касьянова. И команду рано или поздно придется менять. Как? Есть два варианта: перетасовать колоду, назначив Иванова министром здравоохранения, а Миллера — директором ФСБ, либо уволить всех и нанять профессионалов. Второй вариант будет означать, что «питерцы» выполнили свою задачу, устаканили ситуацию после Бориса Николаевича: спилили загогулину, поймали 38 снайперов и собрали всю власть, которая к приходу Путина валялась на земле. А вот если их не сменить, то они начнут интриговать, кушать друг друга, тем самым расшатывая блокаду и давая возможность ее прорвать тем, кто пока ушел в партизаны. Ведь «питерцы» — это не семья, которая варится в собственном соку и где все общее, а пионеротряд, в котором все принадлежит старшему пионервожатому. Это в семье можно драть друг другу волосы и бить хрусталь, но чужому в обиду все равно никого не дадут. А в ситуации дружественного коллектива всегда есть место обидам, которые сильнее данного когда-то на брегах Невы слова. «Блокадники» не тянут на семью, они, скорее, — организованное сообщество. Вот Клебанова, например, понизили — и никто не возмутился. С семьей такие штучки не проходят, семья тут же восстает. Если Путин все это понимает и в итоге решит набрать новую группу профессионалов, то, во-первых, это будет единственно правильный шаг, а во-вторых, будет означать, что наш президент — достаточно грамотный менеджер. Правда, бывшие друзья обидятся, начнут что-нибудь припоминать. И мы можем уже достаточно скоро увидеть интриги «питерского двора». К тому же среди «блокадников» есть люди, которые способны создавать внутренние группировки и склонные к интриганству с каннибализмом. Но тогда нас ждет настоящее «ленинградское дело». Чтобы уловить момент, когда подует ветер перемен, нужно следить за Волошиным, который за долгие годы власти пережил все, что еще не испытали «новые питерцы», и всех, став профессиональным менеджером. Как только его назначат на какой-нибудь ключевой пост, значит, расчет у Путина был именно такой, о котором мы и говорим. А вот если Волошина уберут на пенсию, то в нашу версию закралась ошибка, и самое главное для президента — сохранить штиль на море. Все дело в том, насколько верно Путин просчитал срок «блокады», ведь та форма власти, которая сейчас выстраивается из «смотрящих», никак не влияет на ее содержание — страна по-прежнему управляется сама по себе. Но первый этап — завладение троном и удержание власти — завершен, пора уже что-то и менять, пока непрофессионалы-«смотрящие» не стали проявлять энтузиазм и не развалили то, что пока еще держится. Время уже работает не на «блокадников» и не на Путина. Поэтому президенту нужно, чтобы добиться прогресса, разогнать «блокаду» самому. И, если наши расчеты верны, это должно произойти в течение ближайших 6—8 месяцев.
Александр Добровинский, Новая газета , 27.05.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru