Rambler's Top100
Лениградская Правда
27 SEPTEMBER 2020, SUNDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
На Репине делают политический пиар
22.10.2002 00:01
В воскресенье в климатическом фургоне со специальным милицейским сопровождением из Санкт-Петербурга в Москву прибыла знаменитая картина Ильи Репина "Торжественное заседание Государственного Совета 7 мая 1901 года в день столетнего юбилея". Картина впервые покинула Русский музей, зал № 54, созданный когда-то для нее одной. Ее начнут демонстрировать в среду на выставке в Георгиевском зале Кремля. Полотно гигантское: 877 сантиметров на 400, размер небольшой квартиры. Три дня было отпущено на дальнюю дорогу и монтаж большой выставки. Почему вообще все делалось в авральном порядке?

Это одна из тех необычных синтетических выставок, какие устраивает у себя Государственный архив Российской Федерации: рядом с произведением искусства - история в документах, фотографиях, предметах быта из фондов крупнейших музеев и архивов России. Уже были упакованы и не менее известные портреты членов Госсовета, сделанные Репиным. Снята со стены сама картина, напечатаны пригласительные билеты с датой - 26 июля. Но выставка не открылась.

В администрации президента родилась идея: сперва показать ее членам нынешнего Госсовета. А поскольку летом было еще неизвестно, когда начнется осенняя сессия Совета, вопрос завис. Без президента он нерешаем. Архивистам отменили отпуска. Музейщики, по словам начальника выставочного отдела Павла Россо, три месяца пребывали в "задумчивом состоянии".

- Когда увезли в Голландию, скажем, "Бурлаков", можно было объяснить причину их отсутствия, назвать сроки. А тут что сказать? Приходят завсегдатаи, приезжают издалека художники, любители живописи: "Где "Госсовет"? - Лежит в запаснике на валу. И не ответишь, почему так.

Кстати, не грех бы поинтересоваться в Русском музее: может, лишняя транспортировка из Кремля на Пироговку, где выставка должна потом все-таки открыться для публики, не пойдет картине на пользу?

Как говорят реставраторы, всякая выставка - компромисс между желанием показывать людям великое искусство и уроном, которым это чревато. Вот как комментирует ситуацию Павел Россо:

- Снять, закатать, перевезти, раскатать, смонтировать и потом все повторить. Любое сотрясение отражается на холсте, на краске, а тут - сколько перемещений! "Госсовет" был в очень плохом состоянии. Спасибо архиву - дали денег, чтобы можно было везти.

Между прочим, страховая цена национального достояния, отправленного в Москву, - 11 миллионов долларов.

Выставочная индустрия - безумно дорогое и ответственное дело. До всех договоров, гарантий, страховок реставраторы должны поставить картине, скульптуре диагноз: "ходимые" или "неходимые", тронуть их с места - риск. Есть капризные создания, болезненно реагирующие на малейшее изменение света, температуры. А если отъезд происходит в теплынь, возвращение - под снегом? Размеры больших вещей не позволяют пройти под мостами, через туннели. Значит - намотка на вал. Для того же "Госсовета" понадобился особый, четыре с половиной метра.

Возможность увидеть "Госсовет" - событие для культурной Москвы. Одним из "самых замечательных, самых необыкновенных у него (Репина)... и в России вообще" назвал полотно Стасов. Многоликий образ времени, властной элиты самодержавной России - 81 персонаж. Великий князь Михаил Николаевич: это "...целый мир... совсем как в Книге Бытия". Очевидно, бытие того Госсовета, его политическая практика показались администрации годной в качестве образца для нынешнего. Однако так ли плодотворен этот опыт?

Госсовет был высшим законосовещательным органом, призванным рассматривать "предначертания законов". "Вняв мнению Государственного Совета" - формула царских манифестов. Правда, по мнению иных современников, большая часть Совета лоббировала интересы близких "лиц и кругов". Невысокий уровень образования, компетентности и "умственных сил" также способствовал "готовности пожертвовать всяким основным началом ввиду мгновенного или частного удобства".

Полторы сотни архивных экспонатов - деловые записки с царскими резолюциями, журналы еженедельных заседаний, указы и рескрипты, личные письма, дневники... И рядом - эти лица на полотне, многоговорящие, досказывающие то, что осталось за словом. А взгляд, обратившись от холста к документам, обнаруживает то, что неподвластно кисти.

Из записок члена Совета графа Корфа:

"…Начало спектакля… сперва высочайшие повеления… Первых четырех по обыкновению никто не слушал… за общей болтовней… Действие второе. Доклад дел… каждый ищет развлечения в шептании с соседом… Когда на столовых часах пробьет 12… некоторые удаляются в аван-залу, где накрыт завтрак... общая сумятица… Дела… читаются уже во всю прыть… И члены… не в меньшую прыть машут головами… утвердить".

"…И так заключаю я, как и некогда тридцать лет тому назад…вот наши судьи, оберегатели высших государственных интересов! Три или четыре сколько-нибудь полезных члена… все прочее - равнодушно, бесполезно, бессмысленно… Господи, храни Россию!".

Государственный секретарь Половцев: коллеги по совету исходят в поступках чаще не из мыслей об отечестве, а из "пятидесяти тысяч годовых и количества комнат в казенной квартире".

Крупных исторических побед за Госсоветом как будто не числится. Зато было в его деятельности немало узлов, не служащих примером государственной прозорливости. А ведь как обнадеживающе напутствовал Госсовет Александр I: "И зачтите миллионы, кои от Вас ожидать будут твердой собственности, тишины и благоустройства, и измерьте сим пространство Ваших обязанностей и степень моего Вам доверия".

Всего один пример. 1861 год. Член Совета, министр иностранных дел Горчаков перед освобождением крестьян: "Ныне решается участь России на многие лета... может содействовать к величию и благоденствию России, но может произвести и великие бедствия". Но тут князь Гагарин внес поправку, касающуюся выкупных платежей за землю, которую Совет принял, а вслед за ним и царь-освободитель. Она привела к еще большему обнищанию крестьян, кабала длилась до конца столетия и очень поспособствовала росту бунтарских настроений в веке следующем.

...Три месяца архив деликатно спрашивал у президентской администрации: так что - будет в Кремле выставка, не будет? Русский музей не очень деликатно требовал ответа от архива: вы что себе думаете! Наконец, дата названа - 23 октября, Георгиевский зал.

Допускаю, что у сановных посетителей не возникнет аналогий с нашей современной политической жизнью, и они просто полюбуются Репиным. Но можно было увидеть то же самое, приехав в выставочный зал федеральных архивов. Слишком непрестижно, слишком тихо? Да что случилось-то? Все нормально! Народу выставку покажут. Какая разница - в июле или в ноябре...
Известия , 22.10.2002


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru