Rambler's Top100
Лениградская Правда
2 APRIL 2020, THURSDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
На добрый памятник
29.10.2002 00:01
В Петербурге официально признаны памятниками архитектуры 4400 объектов -- дворцы, жилые дома, сады и парки, мосты, набережные, монументальная и декоративная скульптура. Подавляющая часть охраняемого государством фонда относится к XVIII и первой половине XIX века -- от раннего барокко до позднего классицизма. Исторический центр и пять пригородов Северной столицы (Пушкин, Павловск, Петродворец, Гатчина, Ораниенбаум) включены ЮНЕСКО в Список всемирного наследия.

Кстати, после юбилея в Петербурге могут появиться и новые памятники -- на сей раз археологии: 300 лет -- это как раз минимальный срок для обретения этого статуса.

Ломать -- не строить

Уже в первом строительном плане Питера, составленном Доменико Трезини в 1712 году, видны основные черты будущего петербургского стиля -- прямые улицы сплошной застройки с доминантами в конце (как правило, такими доминантами являются соборы). Строительство города никогда не велось стихийно. Например, долгое время соблюдалось негласное правило не строить дома выше Зимнего дворца, высота которого 21 м.

До революции столица создавалась в строгом и едином стиле, что понимали и иностранные зодчие, возводившие здесь строения, которые органично сочетались бы друг с другом и окружающим ландшафтом. Собственно, застройка Санкт-Петербурга была первым опытом работы европейских архитекторов. Причем в массовом порядке: здесь творили Растрелли, Росси, Кваренги, Монферран и пр.

Районы, традиционно относящиеся ныне к историческому центру, медленно, но верно застраивались до начала XX века. Затем с приходом большевиков город понес страшный урон: было взорвано и разрушено более 100 церквей. Среди них -

- Греческий собор (на его месте сегодня стоит Большой концертный зал), Знаменская церковь (здесь станция метро "Площадь Восстания") и пр. Во время Великой Отечественной войны досталось дворцовым ансамблям Петергофа и Царского Села, оказавшимся на линии фронта.

Одна из последних архитектурных потерь -- церковь Спаса-на-Сенной, которую снесли в 1961 году, чтобы построить вестибюль станции метро "Сенная площадь" (ранее "Площадь Мира"). Сегодня восстановление церкви внесено в план реконструкции площади. Работы оцениваются в 60 млн. рублей. Денег, как водится, нет. К юбилею города был составлен внушительный список строительных работ. Однако сейчас, когда до часа "икс" остались считанные месяцы, стало ясно, что ко Дню города успеют восстановить всего ничего, а на месте алтаря бывшего храма будет установлена часовня.

Вообще, реконструкция памятников архитектуры остается больным вопросом для питерцев. Город ветшает на глазах, а внятной программы по восстановлению до сих пор нет. Одна из причин заключается в том, что начиная с 50-х годов ХХ века "львиная доля" строительного городского бюджета шла на жилую застройку (до этого город оставался достаточно компактным, а в 50-х стал стремительно расширяться). Были потрачены огромные средства на развитие инженерных и транспортных сетей на юге и севере столицы, где появились новые жилые районы.

При этом на реконструкцию центра средств выделялось на порядок меньше. По признанию главного архитектора города Олега Харченко, в то время его коллеги чувствовали себя придатками строительного конвейера. Сегодня ситуация не лучше: восстановление архитектурного облика Питера признано первостепенной задачей, особенно в преддверии юбилея, однако государственных денег на ее выполнение выделяется по-прежнему катастрофически мало.

"Кто ж его посадит? Он же -- памятник!"

Привлечь частный капитал для выполнения поставленной задачи несколько проблематично. Инвесторы с опаской смотрят на возможность вкладывать деньги в историческую, да еще и государственную недвижимость. Они согласны инвестировать, если им позволят приобрести старинные здания в собственность, но статус федерального памятника (всего их в городе 3590) делает приватизацию невозможной.

А вот памятник местного значения (этого звания удостоилось 2000 объектов) приватизировать можно, правда, с учетом массы условий и ограничений (например, невозможность перепланировки), которые иногда в несколько раз увеличивают стоимость реставрационных работ.

Последнее время петербургские власти выступают за передачу им под охрану многих федеральных памятников. Тогда в казну будет поступать арендная плата, но главное -- появится возможность их приватизации, средства от которой также поступят городу.

Однако и федеральные памятники архитектуры городские власти приспособились сдавать в аренду (на 49 лет, как сказано в соответствующем положении, что уже напоминает акт продажи -- так долго не живут!). Город ставит арендатору непременным условием сделки проведение реставрационных работ, а "взамен" разрешает переделывать некоторые помещения, например, перестраивать подвалы под гаражи, обустраивать мансарды.

Так, руководство НК "ЛУКойл" арендует дворец великого князя Владимира Александровича на Английской набережной, 68. Судя по всему, это достаточно обременительный для компании объект, и финансирование реставрационных работ было заморожено. Санкций не последовало. Опыт "ЛУКойла" показал, что, если арендная плата вносится исправно, а на полную реконструкцию денег не хватает, власти готовы закрывать на это глаза -- лишь бы здание имело хозяина.

Зодчие теней

Архитекторам Петербурга работы хватает. В городе существует около 300 частных архитектурных мастерских, а рынок проектных услуг оценивается в несколько десятков миллионов долларов. В прошлом году в комитете по градостроительству и архитектуре (КГА) было зарегистрировано 1800 проектов -- в полтора раза больше, чем год назад.

Правда, по признанию экспертов, эта активность напрямую связана с предстоящим празднованием 300-летия города. Строители и архитекторы стремятся поучаствовать в "освоении" бюджетных денег, выделяемых перед праздником, и, что значительно важнее, рассчитывают привлечь в город западные кредиты. Вполне возможно, что, когда "юбилейная лихорадка" закончится, многие стройки придется "заморозить".

Желание строиться ко Дню города имеет и еще одну отрицательную сторону, поскольку часто приводит к резкому сокращению сроков проектирования. Строители торопятся выйти на площадку еще до того, как будут готовы все чертежи. От такой спешки проекты часто получаются "недоношенными", и страдать от этого будут, прежде всего, будущие жильцы.

Еще один негативный аспект питерского архитектурного процесса, по словам Юрия Митюрева ("Архитектурное бюро Митюрева"), заключается в недостатке строительного опыта. Одно дело -- чертежи и макеты здания, другое -- воплощение их "живьем" в камне, металле, бетоне и стекле. Можно, конечно, по примеру непризнанных поэтов творить "в стол", но без реального воплощения смысл работы утрачивается полностью.

Свято место

Отдельная статья -- исторический центр Петербурга, где сталкиваешься с памятниками архитектуры буквально на каждом шагу. Ясно, что в первую очередь нужно восстанавливать "сердце" города. Непонятно только, на чьи деньги. Впрочем, очевидные, казалось бы, проблемы с финансированием -- это не повод, чтобы не разработать очередной циркуляр. Нынешняя федеральная программа сохранения и развития центра Петербурга рассчитана аж до 2010 года. "Теоретики" подсчитали, что для полной ее реализации потребуется $30 млрд. В текущем году на проекты в рамках этой программы планировалось потратить 5,9 млрд. рублей, в том числе из федерального бюджета -- 497 млн. рублей, из бюджета Санкт-Петербурга и из так называемых внебюджетных источников -- по 2,7 млрд. рублей. Наиболее затратными являются реставрация зданий Сената и Синода, Адмиралтейства, Биржи, Александринского театра и Главного штаба с Дворцовой площадью.

С новостройками в центре несколько сложнее. Чтобы возвести где-нибудь на Невском новое строение, придется доказывать в администрации города, что "новодел" не противоречит историческому контексту. Что касается центральных улиц, здесь, как правило, побеждает закон. Новые строения, по крайней мере, внешне соответствуют питерскому духу.

Например, стилизованный под конец XVIII -- начало XIX века жилой дом на Итальянской улице, спроектированный мастерской Марка Рейнберга и Андрея Шарова. Здание очень деликатно вписалось в окружающие "декорации", и даже находившийся рядом памятник Тургеневу пришелся ко двору -- теперь он стоит у парадного входа в дом.

Доказав свое уважение к истории, архитекторы получили право разработать проект торгового центра по соседству с Казанским собором. Строительство начнется летом будущего года и потребует около $10 млн. Здесь тоже не обойдется без некоторой стилизации -- фасад здания, который расположится рядом со знаменитой решеткой Воронихинского сада, будет представлять собой современную трактовку классического шестиколонного портика.

По мнению экспертов, удачным примером совмещения старой и новой архитектуры может служить проект реконструкции здания Промышленно-строительного банка Санкт-Петербурга на Невском проспекте, 38, разработанный архитектурным бюро "Студия 44". В свое время этот дом строили Росси и Бенуа, а жили в нем такие известные личности, как Петр Плетнев и Николай Гоголь. В 1995 году в здании был пожар, после которого сохранились только внешние стены и прилегающие к ним помещения.

Сегодня строителям предстоит возродить интерьеры старинного здания и построить в глубине двора новый банковско-торговый офисный центр. Основой композиции станет башня хранилища ценностей, не тронутая пожаром. Во дворе появятся зимний сад и застекленный атриум. После завершения реконструкции часть офисных помещений предполагается сдавать в аренду.

Острую полемику вызвал проект нового здания Мариинского театра на Крюковом канале, появившийся с подачи Госстроя в конце 2001 года. Американский архитектор Эрик Мосс предложил создать стеклянную конструкцию, получившую в народе название "Мешки с мусором" из-за выдающегося сходства с данным предметом. Городской комитет по охране памятников выступил против этого проекта. В конфликт вмешалось Министерство культуры РФ: Михаил Швыдкой распорядился провести закрытый конкурс на строительство второй сцены Мариинки, пригласив пять российских и шесть западных команд архитекторов. Среди последних -- не только Мосс, но и "звезды" мировой величины, в том числе лауреаты премии Прицкера -- самой престижной международной архитектурной премии. Итоги этого конкурса будут подведены в июне следующего года, во время юбилейных торжеств в Санкт-Петербурге.

А пять старушек -- это уже рубль!

Другая яркая примета Питера -- старые дворы-"колодцы" с явным привкусом "достоевщины" -- более успешно подвергаются "осовремениванию". Многие из них превращаются во вполне уютные дворики, а пролегающие рядом узкие переулки -- в европейские пешеходные зоны. Пример тому -- район Итальянской улицы и так называемые Дворы капеллы. Здесь "призрак Роди Раскольникова" уже не посещает прохожих -- на смену жутковатым подворотням и закоулкам пришли вполне современные благоустроенные территории.

Это лишь малая часть городского плана по благоустройству дворов и прилегающих к ним улиц, который "работает" уже с 1990 года. Теоретически собирались реконструировать 22 пешеходные улицы во всех районах города. Кроме Итальянской улицы пешеходными успели стать Малая Конюшенная и Малая Садовая. Затем энтузиазм градоначальников несколько поугас -- выяснилось, что на каждый израсходованный городом рубль потребовалось пять рублей из карманов частных инвесторов, проживающих по соседству! Сегодня из начальственных кабинетов звучат более робкие предложения о создании приличной пешеходной зоны лишь в в "туристическом треугольнике", ограниченном Невой, Фонтанкой и Невским проспектом.

Единственное, что город действительно может себе позволить, так это возводить новые памятники в центре. В Питере (впрочем, как и в Москве) последнее время свирепствует настоящая "скульптурная эпидемия". Но в отличие от столицы, в питерском центре "выставляются" самые разные скульпторы. Некоторые из них дарят городу свои работы, стремясь войти в историю раз и навсегда. Причем далеко не все петербуржцы благодарны им за это -- каждая из пешеходных улиц уже представляет собой цепочку монументов сомнительной художественной ценности. По дороге на площадь Искусств теперь можно встретить бронзового Остапа Бендера со стулом. Безымянный жандарм смотрит в спину памятнику Гоголю. На Малой Садовой недавно "поселились" чугунный кот и фотограф с бульдогом. Вся эта "живность" будет соседствовать с памятником первому президенту Академии художеств графу Ивану Шувалову работы Зураба Церетели. Как говорится, от нашего стола -- вашему.
Профиль , 29.10.2002

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
01 02 03
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
03
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
01 02 03
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru