Rambler's Top100
Лениградская Правда
19 JUNE 2019, WEDNESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Нефть уходит за кордон вместе с деньгами
5.02.2003
Об авторе: Кирилл Георгиевич Лятс - директор департамента нефтегазового оборудования корпорации "Объединенные машиностроительные заводы".

В проблемах, порождаемых Законом "О соглашениях о разделе продукции", как в зеркале отразились все недостатки законодательной и управленческой деятельности государства. Действующие проекты по разработке сахалинских шельфовых нефтегазовых месторождений на условиях соглашений о разделе продукции порождают большие сомнения в их экономической эффективности.

Если сравним два налоговых режима разработки углеводородных месторождений - национальный и СРП, то убедимся, что операторы сахалинских проектов платят в бюджет в три с лишним раза меньше отечественных компаний. Для чего и за что даются такие льготы? Можно подумать, что у нас в стране нет необходимых капиталов, нет менеджеров, способных реализовать эти и подобные проекты, нет промышленности, производящей соответствующие машины и оборудование.

Мне кажется, что конструкция закона изначально рассчитывалась так, чтобы капитал, который инвестируется в освоение российских месторождений, вообще не попадал на территорию страны. Сам принцип возмещения затрат нацеливает оператора на покупку дорогих товаров и услуг - тогда он получает законную возможность экспортировать больше нефти. Так зачем ему дешевые российские машины и оборудование, если есть реальный и легитимный шанс за российский счет оплатить услуги дорогих, но своих подрядчиков? Ведущие мировые компании никаких потерь не понесут, так как имеют многолетние контакты с производителями оборудования, с которыми всегда могут договориться, по какой цене осуществлять поставки в одну страну, а по какой - в другую. Такого рода махинации обнаружить и пресечь практически невозможно.

Норма закона о 70-процентной доле российских подрядчиков в заказах на товары и услуги ничего не гарантирует отечественным производителям. Например, наш американский конкурент по производству бурового оборудования создал стопроцентную российскую "дочку", которая теперь может участвовать в конкурсе в счет 70%. Очевидно, что ни о каком развертывании или загрузке нашего производства речи не идет: закупленное американское оборудование будет поставляться "российской" фирмой - условие закона выполнено.

Оператор проекта "Сахалин-2" постоянно приводит как пример заказ Амурскому судостроительному заводу, но в то же время умалчивает, что он был выдан с предписанием о покупке в объеме около 95% стоимости заказа оборудования и металла у конкретных западных производителей и по заданной цене. Многие условия конкурсов специально составляются таким образом, чтобы отсеять российского производителя. Хотя я могу выплавить сталь с любым содержанием никеля - 8,5%, 9%, 9,5% и даже 30%, но если я сейчас не произвожу сталь с 9% никеля, то мое участие в конкурсе попросту исключается.

Мы провели расчет прямых бюджетных поступлений от инвестиций в 1 млрд. долл. при добыче 5 млн. тонн нефти на примере проекта "Сахалин-1". Если не фиксировать долю российских подрядчиков, то бюджеты всех уровней получат 70 млн. долл. А при 70-процентной доле (не говоря о заказах отечественной промышленности на 700 млн. долл. и мультипликативном эффекте с коэффициентом 0,9) - 169 млн. долл., при обычном же налоговом режиме - 237 млн. долл. Но здесь надо отметить, что если при использовании российской квоты эти деньги мы получим сейчас, то без оной существенно меньшие налоговые платежи поступят через много лет - нынешние члены правительства к тому времени уже покинут свои посты.

Важность преемственности в государственной политике хорошо видна на примере судьбы компании "Росшельф", которая была учреждена постановлением правительства в 1992 году с целью обеспечения эффективного использования научно-технического и производственного потенциала оборонных отраслей промышленности, высвобождающихся в процессе конверсии. В расчете на большой социально-экономический эффект не только для Северо-Западного региона, но и для всей России компания в 1993 году получила лицензии на право разведки и освоения Штокмановского газоконденсатного и Приразломного нефтяного месторождений.

Мы прекрасно помним, как Виктор Степанович Черномырдин еще на заседании Верховного Совета говорил, что если дать лицензии без конкурса и бесплатно, то таким образом будет поддержано российское судостроение и машиностроение. К проектам так и не приступили, а в конце прошлого года лицензии у "Росшельфа" МПР изъяло и передало "Севморнефтегазу". Миноритарным акционерам - российским промышленным предприятиям, среди которых три предприятия нашей группы, обещают отступные порядка 100 тыс. долл., и то, если они "будут вести себя хорошо". Об использовании конверсионного потенциала российских предприятий правительство и не вспомнило.

В законе нет ясного определения того, что такое 70% российского участия. Это прохождение бумажек через российское юридическое лицо или это реальное возникновение добавленной стоимости в Российской Федерации? Я думаю, что это второе. Почему Казахстан четко это регламентирует, причем весьма жестко. Если какое-то оборудование в стране не производится, то инвестор обязан пригласить подрядчиков, которые должны будут организовать его производство на месте. И российские нефтяные компании, работающие в Казахстане, вынуждены заниматься этим.

Скажете, что подход этот нерыночный. Да, он таковым не является, но ровно в той степени, насколько нерыночным является изъятие из национального налогового режима крупных месторождений. То есть это некое принуждение, компенсирующее очень льготные налоговые условия. Хотел бы подчеркнуть, что в российских условиях это требование не столь жесткое, как в Казахстане, - в России достаточно развиты нефтяное машиностроение и судостроение.

Режим СРП демотивирует покупку инвесторами российского оборудования, потому что такое приобретение делает их издержки прозрачными, тем самым снижает их экономический интерес. Помимо всего прочего стало очевидным, что 70-процентная квота несовместима с требованиями ВТО. Тогда резонно спросить: а нужны ли нам сами соглашения о разделе продукции?
Независимая газета , 5.02.2003


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru