Rambler's Top100
Лениградская Правда
1 DECEMBER 2020, TUESDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Министр обороны приказал Генштабу вернуться к своим исконным обязанностям
26.01.2004 00:01
Генштаб ждет серьезное реформирование. Об этом заявил в минувшую субботу министр обороны Сергей Иванов в своем докладе на собрании Академии военных наук. "Считаю, что современная обстановка требует всемерного укрепления роли Генерального штаба. Однако это укрепление должно происходить в первую очередь путем гораздо более четкого определения функций и задач, стоящих перед высшими органами военного управления". Наблюдатели расценили выступление как первую попытку прекратить двоевластие в военной системе, о которой говорят все последние 4 года, и дать понять начальнику Генштаба: вместо вытягивания новых полномочий ему необходимо сосредоточиться на своих прямых обязанностях. Для этого, как сказал Иванов, Генштаб должен быть освобожден от не свойственных ему функций. Правда, сообщил он об этом весьма хитроумно...

Предугадывать войну вы не умеете

Ежегодное собрание Академии военных наук - мероприятие в меру рутинное. На нем, как правило, академики - бывшие военачальники - избирают новых членов, обсуждают внутренние проблемы. Этому предшествует основной доклад - документ, определяющий главное направление научной работы академии на предстоящий год. В прошлом году главной темой было обсуждение облика войн будущего. В этом году разговор пошел о структуре управления, функционирования военной организации государства.

- Это абсолютно логично, ведь характер будущей войны выставляет очень высокие требования к структуре управления военной организации государства, - заявил главный докладчик, министр Сергей Иванов. - Однако далеко не все было сделано для того, чтобы понять и, если хотите, предугадать характер будущей войны. Недопустимо мало изучаются конфликты и войны современности: советский и американский опыт в Афганистане, операция НАТО в Югославии, две войны в Ираке.

- В то же время у нас постепенно стал формироваться взгляд на конфликт будущего через призму контртеррористической операции в Чечне, - продолжил Иванов. - Наше мышление зафиксировалось на тактическом уровне. Но нельзя забывать, что еще существует оперативный и стратегический, работа на котором требует колоссальных знаний и навыков. Именно того, в чем должен быть силен офицер Генштаба.
Администраторов много, стратегов не хватает

Сегодня главная проблема, по мнению Иванова, в том, что офицер Генштаба - "мозг армии" - "чрезмерно много занимается излишним администрированием и вопросами текущего управления войсками" в ущерб главному своему предназначению - анализу ситуации и разработке планов боевого применения войск.

- Повторяю еще раз. Период коренной перестройки и кардинального реформирования ВС завершен, мы переходим к нормальному военному строительству. А это значит - каждый орган в системе управления военной организации должен четко и однозначно занять свое место, - жестко подчеркнул Иванов.

Почти все расценили субботнее выступление министра как попытку положить конец фактическому двоевластию в МО - конфликту между руководством Минобороны и Генштаба за право управлять армий. Сам Иванов, правда, никогда не подтверждал факт наличия противоречий с начальником ГШ. Не сделал он этого в субботу.

Напротив, ГШ был поставлен на место весьма хитроумно и иезуитски. Иванов похвалил Генштаб за ту колоссальную работу, которую он проделал в тяжелейшие для ВС времена. Сочувственно объяснил наличие избыточных функций у ГШ именно заботой о ВС. Попенял тем, кто упрекает Генштаб в этом. Но сегодня времена изменились, сказал министр, а значит, мы должны избавить Генштаб от не свойственных этой структуре функций и позволить заняться ей наконец тем, чем и должна: анализом войн и конфликтов, состоянием ВС и планированием. Ведь главным в военной реформе должно стать качественное повышение ее боеспособности, готовность адекватно реагировать на любые вызовы безопасности государства, умение использовать современное вооружение, технику, системы связи и разведки, причем как в тактических операциях, наподобие чеченской, так и стратегических, наподобие тех, что решают ВС США.

Это что же, он нам не верит?

Для этого, по мнению Иванова, Генштабу совершенно необязательно сначала вырабатывать основные решения по вопросам военной безопасности государства, строительства и развития ВС, а затем заниматься контролем их воплощения в жизнь.

- Это объективно снижает эффективность работы, приводит к тому, что прекрасные идеи далеко не всегда воплощаются в лучших результатах.

В привычках Анатолия Квашнина - лично знакомиться с ходом выполнения поставленных задач "на местах". В ходе чеченской кампании это чуть не стоило ему жизни: вертолеты, на которых он должен был лететь проверять передовые позиции, были подбиты боевиками. Некоторые тогда сочли, что на самом деле удар был нацелен на Квашнина, чудо, что он находился в тот момент в другом месте. Но 6 российских генералов погибли.

- Это что же получается? - сетуют в Минобороны. - Начгенштаба не доверяет докладам с мест, не верит данным разведки, не уверен в том, что его приказы выполняются?

Не нравится Иванову и другая привычка начгенштаба - напрямую общаться с президентом. Об этом он также сообщил в субботу впервые, но сделал это весьма аллегорично:

- Был такой характерный период и в истории дореволюционной российской армии, когда с июня 1905 по декабрь 1908 года начальник Генштаба был подчинен непосредственно верховной власти с правом личного доклада императору, - как бы между прочим напомнил Сергей Иванов. - В конечном итоге это дезорганизовало деятельность всего военного ведомства и дискредитировало здравую идею разделения полномочий органов военного управления. В результате в конце 1908 года Россия вернулась к централизованной системе управления военной организацией.

Реформа ждет Генштаб?

В ответном выступлении Анатолий Квашнин сделал вид, что не понял намеков министра и сосредоточился на геополитических проблемах. Однако в его изложении они выглядели, во-первых, своеобразно, во-вторых, не соотносились с темой реального управления армией.

Выступление Иванова многие расценили как программное, хотя ряд его положений уже звучал осенью 2003 года в докладе "Об актуальных задачах развития ВС РФ", который несколько раз однозначно и публично был поддержан президентом. В армии это означает - прямое руководство к действию. Теперь встает следующий вопрос: хватит ли у Минобороны сил перейти от слов к действию и приступить к реальной реформе Генштаба. Чтобы возвратить этой структуре статус, первоначально определенный еще в середине XIX века реформатором генштабов генерал-фельдмаршалом Хельмутом фон Мольтке. Статус интеллектуального центра Вооруженных сил.

Хельмут фон Мольтке, генерал-фельдмаршал, начальник прусского и германского генеральных штабов, фактически главнокомандующий в войнах с Австрией и Францией, крупнейший военный теоретик. Мольтке считал, что приказы военачальника должны соответствовать естественным законам, определяющим поведение людей. Самый жесткий приказ, не подкрепленный знанием этих законов и не разъясненный, как его выполнять, ведет к неудаче и необоснованным жертвам. Не солдат существует для того, чтобы дополнять личность военачальника, считал Мольтке, а военачальник должен обеспечивать военную деятельность солдата. При Мольтке цифры погибших и раненых немецких солдат были даже ниже, чем показатели травматизма на крупных немецких или американских промышленных и транспортных предприятиях того времени.

Из выступления министра обороны в Академии военных наук:

"Недопустимо мало изучаются конфликты и войны современности. В том числе советский и американский опыт в Афганистане, операция НАТО в Югославии, две войны в Ираке. Каждый из этих конфликтов не похож на другой, имеет свою собственную динамику развития и особенности протекания. Задача военной науки сегодня - вскрыть их общие закономерности, чтобы стали возможными обоснованное прогнозирование характера войн будущего и эффективное военное планирование".

"В последнее время появились несравненно более высокие требования к оперативности и гибкости управления. Мы все наблюдали в ходе недавних вооруженных конфликтов, как один из участников, захватив инициативу в самом начале конфликта, уверенно доводит дело до военной победы. Способность обеспечивать управление в режиме реального времени компенсирует недостатки ранее разработанных планов и огрехи в боевой подготовке войск. Успех американцев в Ираке во многом был обусловлен тем, что они смогли быстро и эффективно управлять подразделениями, частями и соединениями. Как говорил величайший китайский военный теоретик Сунь-Цзы, "война любит победу и не любит продолжительности".

"Нуждается в настоятельном изучении и творческом развитии еще одно явление. Речь идет о принципиальном стремлении американцев достигать своих целей в Югославии, Ираке и Афганистане без решительных боевых столкновений. Напомню в связи с этим еще одно изречение Сунь-Цзы: "Величайший полководец добивается победы не сражаясь".

"Мы должны признать, что к настоящему времени военная наука не выявила четкого обобщенного типа современной войны и вооруженного конфликта. Поэтому Вооруженные силы РФ и высшие органы военного управления должны быть готовы к участию в военном конфликте любого типа".

"Как министр обороны, вижу одной из наиболее насущных задач создание новых подходов к управлению Вооруженными силами и взаимодействию различных силовых структур. И с этой точки зрения первостепенным является вопрос функционирования высших управленческих структур в военной сфере".

"Основные требования, которым должна соответствовать выстраиваемая система военного управления: надведомственный характер; оперативность; управленческая гибкость; комплексность, т.е. учет всех факторов (включая и несиловые), формирующих обстановку; ресурсная эффективность; боевая устойчивость; управленческая устойчивость; научно обоснованный характер, т.е. обоснованность вырабатываемых прогнозов развития военно-политической ситуации и планов применения Вооруженных сил на основании тщательного изучения собственного и зарубежного военного опыта".

"Хотел бы особо остановиться на тех функциях Министерства обороны, на которых должен сконцентрироваться Генеральный штаб: выявлять на максимально ранней стадии развития возможные военные угрозы безопасности России, готовить предложения по методике их нейтрализации; изучать опыт боевого применения Вооруженных сил в конфликтах, выявлять новые военные и военно-технические тенденции; готовить планы боевого применения Вооруженных сил и иных силовых структур в различных типах вооруженных конфликтов; обеспечивать совершенствование подходов к формам и методам боевого применения Вооруженных сил на основе изучения опыта вооруженных конфликтов современности; обеспечивать проведение командно-штабных, общевойсковых и специальных учений, вырабатывать сценарии проведения подобных учений с учетом современного опыта военных действий; готовить предложения по совершенствованию положений военной доктрины для Министерства обороны".

"Генеральный штаб до недавнего времени действовал в соответствии с теми реалиями, которые складывались в стране и в Министерстве обороны. И Генштабу для того, чтобы обеспечить выживание ВС, действительно приходилось брать на себя избыточные административные и управленческие функции".

"Считаю, что современная обстановка требует всемерного укрепления роли Генерального штаба. Однако это укрепление должно происходить в первую очередь путем гораздо более четкого определения функций и задач, стоящих перед высшими органами военного управления".

"Не лишним будет здесь вспомнить опыт Великой Отечественной войны, когда советский Генеральный штаб смог успешно выполнять свои функции только после того, как Ставка сумела сосредоточить его деятельность на определении общей стратегической линии, планировании военных операций, общем руководстве их проведением, освободив от избыточных управленческих функций".

"И сегодня, в нынешней непростой ситуации, мы не имеем никакого права растрачивать мощнейший организационный и интеллектуальный потенциал Генерального штаба на решение второстепенных вопросов".

"Для того чтобы успешно решать расширенный спектр задач в сфере военного планирования, Генеральный штаб должен быть освобожден от несвойственных ему функций, которыми он был перегружен в последние годы".

"Какие бы дискуссии мы ни вели, какие бы концепции ни выдвигали, необходимо помнить, что в военной организации есть одна непреложная константа: принцип единоначалия и единства военного управления. Вооруженные силы остаются таковыми только до тех пор, пока господствует этот принцип и обеспечивается жесткая вертикальная структурированность командования".

"Сегодня я озвучил лишь самые основные тезисы. Уверен, что далее мы должны конкретизировать их в соответствии с положениями "Актуальных задач развития ВС РФ", одобренных президентом РФ, Верховным главнокомандующим Владимиром Владимировичем Путиным".
Известия , 26.01.2004

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru