Rambler's Top100
Лениградская Правда
6 DECEMBER 2019, FRIDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
"Разве Путин может быть неправ?"
9.04.2007 00:01

Председатель Центризбиркома Владимир Чуров, приступивший к исполнению своих обязанностей на прошлой неделе, уверен, что итоги грядущих парламентских и президентских выборов принесут ему триумф. О причинах такой уверенности он рассказал специальному корреспонденту Ъ Андрею Колесникову.

-- Я же был все время раздвоенной личностью, гены, наверное, такие. Мать -- редактор издательства, гуманитарий, филологический факультет Московского университета, а отец -- ученый, и отсюда физика. И поступил на журфак. И учили нас жестко. Скажем, я с той поры никогда не применяю заголовки в форме каламбура.

-- То есть коммерсантовские.

-- Нас учили, что применение каламбура в заголовке -- дурной тон. А знаете, это откуда идет? Еще из британской школы журналистики, где Times отличалась от других газет тем, что в заголовке всегда информационность. Там заголовок -- это квинтэссенция содержания, первый абзац -- основное содержание, потом уже изложение. Нас учили жанр очень строго соблюдать, не переходить границу жанра -- ни в коем случае, под страхом смерти.

-- Вас просто учили классической журналистике.

-- Проверке фактов учили. Там простое правило: если сомневаешься, не сдавай на полосу. То есть лучше иметь выговор, чем строгий выговор...

-- Сейчас вы этого правила придерживаетесь?

-- Абсолютно. Я же много печатался под псевдонимами.

-- Вы имеете в виду законопроекты в Думе?

-- Нет, имею в виду то, что не касается моей основной деятельности. Скажем, какие-то путевые заметки или даже мемуарные. Когда-то я опубликовал первый мемуарный очерк об Анатолии Собчаке. Это было почти сразу после его смерти. Вышел он в журнале "Новые рубежи", это русскоязычный журнал, издающийся в Хельсинки, и положил начало циклу моих таких мемуарных очерков под названием "Рассказы старого дворника". То есть я придумал себе псевдоним и даже не просто псевдоним... сейчас не помню, по-моему, Вольд, от "Вольдемар". Целый образ старого дворника. Старый дворник элитного дома, в подъезде которого живут непростые люди разные... А я не только дворник, я как бы и консьерж, и уборщик лестницы, и все прочее, и меня ценят жильцы этого дома, и рассказывают мне разные интересные истории. Но горжусь я тем, что я первый написал большой мемуар о Собчаке, когда еще никто даже не думал...

-- Вы помните, что написали?

-- Конечно. Я взял эпизоды августа 91-го года, причем впервые написал, до сих пор никто больше про это не написал, о его последней попытке сохранить Союз, включая Прибалтику. Когда он 23-го числа собрал... или 25-го... в Мариинском дворце народных депутатов Советского Союза изо всех республик Советского Союза. Те, кого он знал, приехали, в том числе и прибалты. Описал несколько эпизодов его встреч с различными монархами.

-- Вы были свидетелем этих встреч?

-- Да. Скажем, первый и последний визит великого князя Владимира Кирилловича... Я тоже у трапа стоял вместе с Анатолием Александровичем. С Владимиром Владимировичем.

-- В книге "От первого лица", героем которой вы тоже стали с легкой руки Владимира Путина, потому что это он предложил авторам поговорить с вами, президент России вдруг неожиданно положительно, даже в высшей степени положительно высказался о монархии.

-- Я то же самое думаю... Монархия как идея, может быть, неплохая. Но ее всегда очень трудно реализовать после долгого перерыва. Поэтому как идея очень ничего. Для реализации -- чрезвычайно трудоемко и после долгого перерыва, наверное, невозможно.

-- А разве есть сейчас что-то невозможное для президента России?

-- Третий срок невозможен для него, мне кажется. Этот его огромный груз, огромная работа, которая ведется на протяжении восьми лет, она заставляет задуматься и о какой-то смене занятий. По крайней мере, я привык верить тому, что говорит Владимир Владимирович. А поскольку он все эти годы четко придерживался одной позиции, нет оснований сомневаться в этом.

-- Он вас не обманывал?

-- По-моему, он никого не обманывал.

-- Я про вас говорю.

-- Нет. Поэтому говорить о третьем сроке, на мой взгляд... Нет, просто мысли вслух какие-то разве что.

-- Вам не жалко, что вместе с кончиной идеи третьего срока погибает и идея монархии?

-- Нет. Монархия как идея, она вечная. Она так же вечна, как идея демократии, президентской республики, как идея парламентской республики. Потому что они родились примерно в одно время, много тысяч лет назад, и будут еще жить много тысяч лет. Многое зависит от того, страна с историей или без истории. Почему я сам, например, так увлечен историей? В истории можно найти много поучительного опыта. Много примеров. И поэтому наша история, она и монархическая, и большевистская, и сталинистская, и брежневская, она вся наша история.

-- Выбирай любую.

-- Да, это многообразие дает нам возможность выбрать то, что каждому по вкусу. Что-то вот сейчас, судя по социологическим опросам, очень многие считают хорошей эпоху Брежнева. Продукты дешевые, зарплаты росли, песни хорошие, кинофильмы еще лучше, Запад нас уважал. Вспомните визит Леонида Ильича в Америку...

-- Не могу.

-- Ну ладно. Кто-то любит еще более старые времена.

-- А вам, по-моему, эпоха Брежнева все-таки нравится.

-- Нет! Но когда мне задали вопрос, антикоммунист ли я -- нет, я не антикоммунист, я вообще не антиникто. То есть я против фашизма или нацизма, против революций, хотя признаю, что они бывают...

-- Как в 1991 году в России.

-- Да! Последняя революция, я считаю, настоящая, произошла в 91-м году в России. То есть смена социального строя, социально-экономической формации... то есть многие говорят, что она верхушечная, то да се... Да нет, за этим кроются более глубокие процессы, которые вполне соответствуют Марксовой теории!

-- А вам говорили, что вы на Маркса похожи?

-- Конечно! Другое дело, что, вероятно, к тому времени далеко не все руководители партии и правительства так уж хорошо знали Марксову теорию и умели ее применять.

-- А что вы делали в 91-м году?

-- Я защищал Мариинский дворец. Было так. Это был первый день моего отпуска. Я уже был депутат Ленсовета, но еще не сотрудник Смольного. Кабинета у меня еще нет. Первый день отпуска, и я сплю. Часов в девять утра вдруг мне звонит мой коллега по Ленсовету Миша Бегак. Мы как бы поддерживали Собчака на выборах мэра, группировались вокруг него. Ну вот Миша мне говорит: "Включи телевизор. Переворот". Я включаю телевизор, а уже кончается "Лебединое озеро", идет первая трансляция заявления. Ни секунды не колебался. Оделся и поехал в Мариинский дворец, вышел за дверь, вернулся и -- что сделал? В портфель, который был полупустой, положил шерстяные носки на всякий случай. Август, да, но ежели по этапу в Сибирь, так шерстяные носки... Вот как-то это у меня в голове отложилось то ли из рассказов Шаламова, то ли еще кого-то, что нужно шерстяные носки с собой брать.

-- Грамотно поступили.

-- И поехал в Мариинский дворец. То есть я присутствовал на самом первом заседании, еще президиум не собирался Ленсовета, еще только те, кто приехал. Подавляющее большинство Ленсовета были против ГКЧП, понимая всю абсурдность их ситуации. Я-то понимал это, как специалист, что это полный конец Советского Союза. Что нам и так-то его было трудно удерживать, в том числе и силами Анатолия Собчака, а после этого демарша, как бы он ни закончился, было мне понятно, что это крах.

Договорились с Мишей Бегаком, что едем в Смольный. А я до этого был в Смольном пару раз, как рабселькор. На слете рабселькоров, когда журналистикой занимался немножко, я был общественным корреспондентом местных газет, и как общественного корреспондента меня на слет рабселькоров в Смольный приглашали. И мой коллега знал, где зал заседаний бюро обкомов, а я не знал. И пока я спрашивал, тыкался в двери, он проник на заседание, а меня не пустили. И я дождался уже выхода членов бюро обкомов с заседания. Я им начал говорить в кулуаре, в прихожей: что вы делаете, вы губите нашу партию, ГКЧП губит Коммунистическую партию реально, по партии будет нанесен сильнейший удар. И губит союзный договор, пусть хреновый, но хоть какой-то. Вы надеетесь на лучший союзный договор, а я вам говорю, как специалист, что лучшего не будет. Будет хуже. И так и получилось.

Ну, потом мы повернулись и уехали. Поняли, что ничего не сделаешь. А дальше у меня были разные задания. Ну, например, первое мое задание было -- в Мариинском организовать трансляцию на площадь перед дворцом. Такая система была предусмотрена. Но оказалось, что кто-то перерубил кабель, связывающий кабину радиооператора с уличными микрофонами. Где-то два часа нам понадобилось, чтобы срастить этот кабель, и сначала выступал Собчак из окна первого этажа через микрофон, а потом уже удалось наладить трансляцию из его кабинета на площадь. Потом поехал к вечеру проверять казармы военно-строительного училища, перепугал роту курсантов, двигавшуюся строем в баню.

В метро агитировал вместе с товарищами. Причем 19-го числа это было довольно странно. Небезопасно до первого выступления Собчака. А когда Собчак вернулся из Москвы и вечером уже по телевизору выступил, мы около его дома раздавали листовки, указы Ельцина первые и т. д. И как бы немножко не то чтобы побаивались, но что-то было. А полностью ушел страх, когда выступил Собчак. До этого мы не знали позиции. До вечера. Он был в Москве, только телефонные разговоры вели наши руководители. Получали по факсу эти ельцинские листовки, множили и сразу шли к метро. Потом народ нас стал больше поддерживать, с самого начала большинство ленинградцев были на нашей стороне. И я никогда не сожалел о том, что был на этой стороне, хотя многие последствия произошедшего потом, в том числе и Беловежская Пуща, мне не понравились. Я присутствовал в кабинете Собчака, когда он меня вызвал первым, узнав о беловежском соглашении. Я был как раз у него, и мы готовили очередное заседание союзной делегации по поручению Горбачева о переговорах с Эстонией.

В итоге к 2003 году под моим управлением в Смольном находились следующие направления: экономика и гуманитарные и культурные связи Петербурга со странами СНГ и Балтии, все связи с ними, плюс международные гуманитарные, культурные связи со всем остальным миром... Плюс работа с соотечественниками, прежде всего с Прибалтикой. Плюс работа с национальными объединениями, содействие их работе. Плюс работа непротокольная, работа с консульствами, то есть обеспечение зданиями, помещениями... Примерно половина всей международной работы в городе. Международная часть 300-летия Петербурга -- это ведь 57 двусторонних программ, то есть 57 государств с конца 2002-го по начало 2004 года осуществили при нашей помощи и поддержке 4,5 тысячи мероприятий. От установки различных памятников до великолепных концертов, уникальных симфонических концертов в Петербурге, когда ну все величайшие дирижеры выступили в течение одного сезона. Такого никогда не было и никогда не будет. Когда Зубин Мета дал два концерта в Питере, один в хоральной синагоге, другой -- в Мариинском дворце без гонорара. И сыграл самую трудную симфонию Малера, а он никогда не бисирует... сыграет, доведет народ до полного экстаза и никогда не бисирует. И не выходит даже на поклоны. Так вот, он был и играл на величайшей скрипке мира, привезенной из Генуи, впервые она Геную покинула реально.

-- А, я понял, к чему вы клоните: после 300-летия большего для города вы сделать уже не могли и созрели для федерального уровня.

-- Да. Все остальное было бы повторением чего-то. Мне уже по силам было организовать в присутствии двух президентов церемонию открытия какого-то прекрасного памятника с соответствующей программой вокруг этого. И я оставил себе микрофон в кустах, чтобы меня никто не видел. Но реально все происходило по написанному мною сценарию.

-- А что вы делали с микрофоном?

-- Я по нему давал указания и хорошо поставленным голосом говорил: "Президент такого-то государства"... причем с нюансом... Я никогда не говорил: "Слово предоставляется..." -- в отношении президентов. Это некорректно, нужно просто назвать его должность, имя и фамилию в соответствии с тем, как он сам просит называть.

-- А вы говорили: "Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин"?

-- Говорил! На открытии памятника Тарасу Григорьевичу Шевченко, на открытии памятнику Низами с Гейдаром Алиевичем Алиевым. А про президентов иностранных государств -- очень много раз!

-- Все цитируют ваши слова, что первое правило Чурова: Путин всегда прав.

-- Первый закон Чурова.

-- Да, извините. А еще какие уроки вы вынесли из общения с Владимиром Путиным?

-- Вам я могу сказать и второй закон Чурова. Второй закон такой: "Мы сотрудничаем со всеми, кто с нами сотрудничает, а кто с нами не сотрудничает, с теми мы все равно сотрудничаем". Это тоже очень старинный закон.

-- А какие законы Путина вы усвоили?

-- Главный урок -- это очень большая самостоятельность подчиненного Путину человека... я не про себя сейчас говорю... но одновременно эквивалентная этому очень большая ответственность. Соотношение этих двух качеств. То есть оно очень быстро учит. Я просто учился очень четко и жестко оценивать собственные слова, дела и поступки. Потому что не побежишь ведь каждые полчаса посоветоваться. Значит, ты должен выбрать безошибочно вариант наилучший, оптимальный, и решение за тобой. Но если ты ошибся, соответственно ты следующее решение уже не примешь.

-- Вы не считаете, что вы ошиблись, когда он ушел из мэрии после того, как вы все с Собчаком проиграли выборы, а вы остались? Что вам была предоставлена слишком большая свобода выбора?

-- Нет, почему? Это было просто на прощальном вечере, я подошел и спросил его.

-- Владимира Путина?

-- Ага. Ушел же не только он, ушли же и еще несколько замов. Мне было сказано: Володя, ты стал профессионалом в своем деле, оставайся. И я остался. И через месяц новый губернатор точно так же подписывал мои докладные записки премьеру, точно так же подписывал подготовленные мною письма и точно так же с удовольствием принимал тезисы, которые я ему готовил для выступлений, для бесед.

-- Не думаете, что это был просто жест вежливости или даже великодушия? Он подумал, что вы, может быть, хотите остаться. И дал вам возможность принять решение самому.

-- Нет!

Коммерсант , 9.04.2007

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru