Лениградская Правда
21 JULY 2024, SUNDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Человек, взявший Смольный
Референдум об отставке губернатора Петербурга Яковлева, о необходимости которого так долго говорили, не состоится. Чем занимается сегодня губернатор Санкт-Петербурга и озабочен ли вопросом своей отставки, решили выяснить корреспонденты "Профиля", постоянно находившиеся рядом с г-ном Яковлевым в течение нескольких дней.

Когда в июне 1996 года Владимир Яковлев стал губернатором Санкт-Петербурга, по городу поползли тоскливые слухи о грядущих талонах на продукты и предметы первой необходимости. Становилось мучительно больно за ближайшее будущее. Яковлева назвали ставленником коммунистов, сменившим пламенного демократа Анатолия Собчака.

И вот спустя восемь месяцев, в феврале этого года, питерцы получили слегка недоношенную, судя по срокам, жилищно-коммунальную реформу. Двойное повышение тарифов на оплату жилья и коммунальных услуг взволновало население гораздо сильнее гипотетического возвращения пайка. Чем не преминули воспользоваться особо инициативные слои общества, в политическом о иходе именуемые леворадикалами.

Но, несмотря на всю пропаганду и агитацию, а также на то, что реформа действительно нанесла ощутимый удар по карману многих горожан, почин с референдумом об отставке Яковлева потерпел поражение. Законодательное со рание Петербурга объявило об отсутствии правовой базы для отстранения губернатора.

Спектакль закончился, едва успев начаться. Кое-кто, правда, надеялся, что июньский визит президента Ельцина в северную столицу положит конец деятельности градоначальника-реформатора даже вернее, чем это сделал бы референдум. Но надежды не оправдались. Вместо указа о снятии Яковлева Ельцин привез решение о присвоении Петербургу статуса культурной

столицы России. Исполнив таким образом одно из заветных желаний питерской администрации во главе с ее главой.

Бегом от инфаркта

Нелегко угнаться за Яковлевым, бегущим вверх по лестнице через ступеньку.

- Если хотите успеть со мной всюду, придется вам двигаться побыстрее,- глядя на наше тяжелое восхождение, кричал губернатор.
-
Ступени в Смольном высокие, лестницы крутые. И конечно, удобнее подниматься на лифте. Зато когда с языком на плече все-таки настигаешь абсолютно равнодушного, то есть ровно дышащего, губернатора, сразу понимаешь, кто хозяин положения. Похоже, часто говоря о своем нежелании, да и неумении создавать собственный имидж, Владимир Анатольевич лукавит. Немножко.

Хочешь не хочешь, а последующее всегда сравниваешь с предыдущим. Теперь уж, правда, не вспомнить, курил Собчак или нет. Но выпить и закусить он любил. И делал это настолько смачно, что редкий фотограф удерживался от соблазна запечатлеть подобную красоту. Кроме того, Анатолий Александрович, как профессор и вообще человек светский, был исключительно приятен в беседе. И так же исключительно безбрежен в ней. Известно было и его пристрастие к вещам изысканным. Например, к немассовой одежде и закрытым раутам.

Владимир же Анатольевич с маниакальным упорством переводит любой разговор на проблемы очередного городского проекта. В присутствии общественности, журналистской в частности, пьет в основном минералку. Не курит. Всячески демонстрирует и, что еще более интересно, действительно ведет здоровый образ жизни.

Встает в семь часов, бегает с собачкой, завтракает легко, в полдевятого уже на рабочем месте. Успевает просмотреть бумаги, встретиться с представителями народа и бизнесменами, посетить консульства и заводы, не забывает про теннисный корт, баскетбольную площадку и театральную ложу. Словом, и впрямь хозяин положения, хозяин себе и своему городу.

Рабочая обстановка

Владимир Яковлев у власти чуть больше года. Рассказывая о делах, он оперирует множеством цифр, которые советует обязательно запомнить. Таким образом, год работы представляется выдержкой из статистического справочника. Отремонтировали 650 тысяч кв.м кровли, 227 км тепловых сетей, 123,2 тысячи кв.м улиц, озеленили 67,9 га. Окрасили 999 тысяч кв.м фасадов зданий, открыли три памятника, шесть мемориальных досок, три ресторана "Макдональдс".

Говорят, при Яковлеве Смольный стал похож на Кремль при Сталине. То есть работать стали допоздна. Сам Яковлев с этим не соглашается. Коробит его не сравнение с "отцом народов", а преувеличения в описаниях трудового режима.

Владимир Яковлев: "Если бы все работали, сколько я, у нас давно все было бы как надо. Мой рабочий день иногда заканчивается в два ночи".

При подозрении в неорганизованности раздражается. Он безапелляционно заявляет: "К неорганизованным людям никогда не относился. Другой разговор, что, может быть, часть нагрузки я излишне продолжаю брать на себя. Но это тоже требуется. Требуется для того, чтобы члены правительства осознали, где они недора атывают".

Надо отдать ему должное. Не будь яковлевской привычки все брать в свои руки, мы бы потеряли много времени, пререкаясь в приемной с пресссекретарем о целесообразности нашего присутствия на том или ином мероприятии и возможности использования служебного транспорта.

Яковлев просто вышел и сказал: "Ну что, вы едете или нет? Если да, то живее в машину сопровождения".

Вредные советы

Брать интервью у человека увлеченного тяжело: сначала слова не вставить, потом – не выкинуть. Молчи и слушай. Сиди и читай.

Владимир Яковлев: "У меня сейчас очень удобно получается: пока я минут 35-40 еду с работы или на работу (последнее время губернатор живет на загородной даче.- Авт.), я себе в специальный "машинный" блокнот все прописываю: что надо сделать, кого принять, что обсудить... Набирается очень много.

Например, одна из важнейших проблем. Мы всегда любили платить за все: за то, что сделано и не сделано, за то, что плохо сделано. Сегодня нужен другой подход. очему мы под Невским проспектом, не останавливая движения, переложили все коммуникации? Тридцать лет собирались подойти! Только путем внедрения новых технологий.

Вот сегодня ведутся работы на Петровской набережной. Петровская набережная ксплуатируется, а под землей роют, трубы втаскивают - новые трубы..."

"Профиль": В местной печати промелькнуло, что из-за предполагаемого референдума об отставке губернатора Яковлева город потерял несколько крупных проектов...

В.Я.: ействительно, это так. Только проекты эти потеряны по времени, но не потеряны вообще. Можно себе представить. Мы, например, ведем переговоры о развитии аэропорта. Вдруг – губернатора в отставку! Любой инвестор, который уже готов вкладывать деньги, задумается: раз непонятно, что происходит, повременим, посмотрим. Такие потери - результат политиканства. Тех людей, кто только на словах желает работать на благо города, а на деле пытается достичь чисто меркантильных целей.

"П.": Что вам дал опыт работы в аппарате Собчака?

В.Я.: Я пришел в городскую администрацию, как вы говорите, в аппарат Собчака, уже человеком с большим собственным опытом, проработал более десяти лет управляющим крупного строительного треста. Работал и при Советской власти - зампредом райисполкома.

Поэтому для меня многое было понятно. Также, как понятно сейчас: если что-то делать, так надо делать конкретно. Если будем постоянно твердить, что у нас плохие дороги, они от этого лучше не станут. И чище в городе нс станет, если твердить, что улицы не убирают. Я в рамках своих возможностей заместителя мэра все-таки добивался, чтобы город приводили в порядок. Не так, конечно, как сегодня. Но у меня не было финансов.

Жалею, что прошло пять лет... Если бы в то время такими темпами шли, как сегодня, теперь можно было бы о других вещах разговаривать. Вот, допустим, разработали мы программу "Чистый город". Чтобы в двадцать первый век войти действительно чистым городом. Не только в смысле экологии. Хотя есть и кологические проекты интересные. Вы вдумайтесь: мы ежесуточно сбрасываем в реки, каналы. Финский залив и соответственно в Балтийское море 1,2 миллиона кубометров неочищенных стоков! Голландцы помогают нам с программой очистки рек и каналов. Но ее можно осуществить, только когда будем сбрасывать эти стоки в промышленные канализационные коллекторы. "П.": Можно несколько личных вопросов? В.Я.: Я о личном нс очень люблю... "П.": Может, вы не готовы к тому общественному интересу, который теперь вызываете?

В.Я.: Вообще, я к нему особенно не готовился. С прессой я работать люблю, у меня с прессой всегда складывалось... Единственное, я абсолютно не готов к ерничанью и к вопросам, которые ущемляют мое достоинство. Вот к этому я отношусь резко отрицательно. А так, в принципе, как и моя жена, отвечу на любые вопросы. На самом деле я журналистам стараюсь очень много рассказывать о том, что делается. Оценка, естественно, за вами. Допустим, у кого-то возникают сомнения, я предлагаю: съездите на завод, в порт, посмотрите... Ну, надо о личном-так о личном...

Живой уголок

"П.": У вас сохранилось какое-нибудь яркое воспоминание детства?

В.Я.: Есть такое. О том, как мы с отцом ездили в Западную Белоруссию. Это был год сорок восьмой - сорок девятый. Я тогда совсем маленький был: я родился в сорок четвертом. Вот тогда, во-первых, в Вильнюсе побывали, в зоопарке. Посмотрели. Самое яркое впечатление - как кенгуру в перчатках боксировали. Тогда еще такое было. Во-вторых, пока мы до ирались до этих дальних родственников отца, в поезде все время рассказывали о бандитах из лесов. И как они хутора жгут. А мы как раз на хутор ехали.

Какая связь междуярчайшим воспоминанием детства губернатора и последним детищем супруги гу ернатора, Ирины Ивановны Яковлевой,- Фондом по возрождению питерского зоопарка, неизвестно. Но можно быть уверенными, что, хотя сейчас зоопарк в самом удручающем состоянии и в нем нет даже банального слона, в самом недалеком будущем мы увидим там кенгуру в перчатках. О недюжинных способностях губернаторской жены, строителя-реставратора по образованию, в прошлом замдиректора Русского музея, напористой деловой женщины, ходят легенды. По Смольному. Большинство горожан свою первую леди даже не знает в лицо. "П.": У вас в детстве была кличка? В.Я.: Была - Большой. Она сохранялась за мной долгие-долгие годы. "П.": А сейчас вас как называют? В.Я.: Официально меня везде называют губернатор. А как еще, не знаю. Вот вы возьмите и выясните.

Еще Яковлева называют Шефом. Не слишком выразительно. Зато не нужно особенно стараться, чтобы это узнать. Охрана губернатора, попивая кофе в холле гостиницы "Астория", так и говорит: теперь Шеф поедет туда, потом у Шефа распорядок такой-то...

Женская логика

В "Астории" проходит заключительная часть совещания министров транспорта Европы. После напряженной работы в Хельсинки министры приехали в Питер торжественно "закрыться".

Конференция в "Астории" предваряет обширную культурную программу. Но приятное все-таки совмещают с полезным. После докладов все присутствующие во главе с министром транспорта России Николаем Цахом отправляются на Московский вокзал ознакомиться с ходом строительства комплекса высокоскоростной магистрали Москва - Петер ург. И принять участие в обеде, который устраивает управление Октябрьской железной дороги. Яковлев от обеда отказывается: его ждут на заседании городского правительства. Так что в рядах охраны перекличка: "Планы Шефа изменились. Срочно в Смольный!"

Скоростное передвижение, конечно, не проблема для губернатора. Как и для всего питерского правительства. Доехали быстро.

Члены правительства томятся у зала заседаний. Вяло обсуждают женский вопрос. На повестке дня положение женщин и реализация политики равноправия. Не знаем, где как, но в России почему-то подобные повестки всегда вызывают вялость. Или смех.

Представительницы женских движений города настроены решительно. Не успели открыть заседание, на Яковлева посыпались о винения: закрывает ларьки, убирает трамваи, все дороги в городе перекопал.

Губернатор пробовал было отбиться: в ларьках-де продукты некачественные, с дорогами потерпите, бабоньки,- вдоволь будет, а трамваи только из центра уберем: не выдерживают старые мосты транспортной нагрузки... Не восприняли.

Особенно насчет трамваев. Ведь и правда, подавляющее большинство питерских женщин на такси не ездит.
Итог баталий: решение о создании комиссии по вопросам равноправия.

Второй вопрос повестки - развитие сети Ленэнерго. Заместитель главного инженера просит денег и льгот. Вернее, просит у города ходатайства перед российским правительством.

Яковлев вместо защиты и жалости предлагает Ленэнерго вспомнить о том, что организация в свое время выступила против аудиторской проверки. А теперь ходатайствуют! Да если на то пошло, он, Яковлев, готов обратиться к президенту. Чтобы через президента провести аудит. Но тогда уже с отягчающими последствиями.

Энергетики в отличие от женщин отступают. Объявлен перерыв. Дальше заседание поведет один из замов: губернатор отправляется на пивзавод "Вена", финская компания Sinebrychoff намерена подписать с городом договор о втором этапе инвестиций для завода.

Машину губернатора провожает двуглавый орел с фронтона Смольного. И весело машет вслед Владимир Ильич Ленин. Со своего постамента у главного входа. На постаменте надпись: "Да здравствует диктатура пролетариата!"

Купирование хвостов

Если вы знаете, что такое "сесть на хвост", то поймете, как мы оказались на приеме, устроенном швейцарским послом в честь губернатора Санкт-Петербурга.

Посол приехал в город, чтобы окончательно утрясти все с открытием консульства. Ответ: швейцарскому консульству в Петер урге быть. Но пока только почетному. То есть за визами придется все-таки в Москву ездить.

Прием прошел плодотворно. Консул Японии пел японские народные песни. Более чем изящный французский консул рассказывал Яковлеву о подробностях программы его предстоящего визита в Париж. Директор суворовского музея, которого, наверное, пригласили за переход Суворова через швейцарские Альпы, подарил губернатору алюминиевый домик размером с коробок спичек - модель музея.

Тот повертел домик в руках и передарил его нам. "Ну вот,- подумали мы,- самому держать неохота, так нам отдал". И тут же смутились: "А вдруг человек от чистого сердца?.." Смущение было истолковано неверно: "Берите, берите, мне еще подарят".

Естественно, гости кучковались в основном вокруг посла и губернатора. Несмотря на тематику разговоров, скорее деловую, чем светскую, не забывали протягивать руку за очередным коктейлем. Яковлев пил воду.

Даже от пива отказался. Хотя сам всем его рекомендовал. И беседовал о русском пиве охотно. Видимо, сказывались впечатления от успешного подписания договора между городским правительством, Sinebrychoff и ЕБРР. $60 миллионов на развитие производства пивного завода -это подбадривает.

Через пятнадцать минут губернатор начал прощаться с гостями. Нам он сказал: "Вы, ребятки, здесь отдохните как следует. А я поеду. Мне в Пулково надо, на встречу с руководством". Мы тоже хотели на встречу с руководством. "Да нет, вы лучше останьтесь. Мне там с мужиками нужно рюмку выпить, поговорить".

Разговор в тот вечер должен был идти о предоставлении аэропорту кредитов крупнейших европейских банков на сумму $280 миллионов. Вспомнив о недавних закрытых переговорах Яковлева с представителями московских банков, мы остались.

На хвост губернатору можно сесть, только если тебя подсадят.

Питерский Сабантуй

В субботу правительство Санкт-Петербурга играло в футбол с аппаратом президента. Заместитель председателя Комитета по физкультуре и спорту забил гол в свои ворота. Но все равно питерские аппаратчики переиграли московских. Со счетом 3:2.

Вечером этого трудного дня Яковлев, вернувшись в Петербург, успел заскочить на закрытие фестиваля "Звезды белых ночей" в Мариинский театр.

оворят, представление растянули специально. Ждали губернатора. Вообще, обоюдная любовь городского руководства и всемирно известного балета достаточна традиционна для Питера. Не зря за пределами отечества Мариинский театр оперы и балета до сих пор больше знают как "Киров-балет". Кажется, по частоте посещений Мариинки Владимир Анатольевич второй после Сергея Мироновича Кирова, пламенного градоначальника эпохи строительства социализма.

Воскресенье началось по-рабочему рано. Для себя и семьи гу ернатор приберег только самое утро. С женой и любимым годовалым ризеншнауцером Дюком Дугласом участвовал в собачьей выставке. Для Дюка это был первый выход в свет, он волновался. Хозяева тоже. И даже неизвестно, кто больше.

Теннис с половины двенадцатого снял нервное напряжение. Яковлев по просьбе редакции играл за питерский филиал "Аргументов и фактов" в турнире "Теннис-пресс". В благодарность за выигрыш и просто из гостеприимства "Аиф" устроил небольшой пикничок с участием губернатора. Он с удовольствием уминал отварную картошку с укропом и, заметив, что мы стоим в стороне, чуть не поперхнулся от удивления: "Вы что фасоните? Налетайте!"

В кругу коллег под хорошую закуску пресс-секретарь пожаловалась на нахальство некоторых фирм, использующих губернатора в рекламе своего продукта. Фирма "Победа KNAUF" опубликовала в рекламной статье фотографию с открытия завода по производству стройматериалов. На ней – Яковлев с фирменным кирпичом и подпись: "Новый материал для современного строительства".

Сменив теннисную форму на свитер, Яковлев поехал на татарско-башкирский праздник Сабантуй. Праздник плуга отмечался в Питере на неделю позже, чем в Татарии.

Яковлев признается, что татарская диаспора очень поддержала его во время предвыборной кампании. Вероятно, именно благодарность привела губернатора в окрестности Питера на мероприятие, которое вот уже тридцать лет игнорировалось городскими властями. Естественно, появление первого лица города вызвало народное ликование. Кто-то хотел потрогать за рукав, кто-то кричал: "Сто лет вам жизни!.."

Мы едва не пали жертвой народной любви. В ходе отступления с места самых непосредственных действий были замечены недоброжелатели, выкрикивавшие: "Даешь снижение квартплаты! Аешь референдум!" Эта группа взметала вверх руки почти в рот-фронтовском жесте. Что разительно отличалось от общего фона, но почему-то казалось оборотной стороной пожеланий "ста лет жизни".

Губернатор в сопровождении муфтия Соборной мечети Петер урга сделал почетный круг по поляне. Почетно поборолся на руках, почетно посмотрел на кунаш (национальная смесь вольной и классической борьбы), от предложения почетно пройтись с шестом по бревну отказался.

Потом почетно уединился в армейской палатке с уважаемыми.В палатке душно. "А солдаты в таких и зимой, и летом живут,- сказал Яковлев для затравки. И добавил: - В субботу был в Москве, в Минобороны".
Владимир Яковлев: "Готовим указ президента об альтернативной службе. И первый спец атальон создадим в Петербурге. Отработаем всю схему. Срок службы в таком батальоне будет на год больше. Работать солдаты будут на городском строительстве, в хосписах, улицы убирать. Живут пусть дома. И никакого довольствия. Прогулы и опоздания в зачет службы не идут".

Присутствовавшие встретили сообщение без энтузиазма, особенно то, что содержать такую армию придется семьям.

Под плов и шашлык вспомнили о реставрации Соборной мечети. Губернатор предложил собрать всех богатых мусульман города, чтобы "поговорить о жизни и всем миром найти деньги". Уважаемые согласились, но напомнили о просьбе правительства Азербайджана установить у мечети памятник Низами. Верующие татарской общины против. Во дворе мечети не место светскому творчеству.

Найти выход из ситуации непросто. Восток -дело тонкое. Петербургу нужен и друг Гейдар Алиев, и соратник Минтимер Шаймиев. Но этот вопрос оставлен для кабинета.

Права и обязанности

Владимир Яковлев: "У меня завтра не будет времени с вами переговорить. Если нужно, давайте сейчас. Отъедем на обочину, где потише. Потом я на дачу к себе. А вас ребята подбросят до города".

Что ж, на наших аккредитационных картах в Смольный написано: "Прошу оказывать содействие предъявителю в реализации его профессиональных прав. Губернатор Санкт-Петербурга В. А. Яковлев".

Значит, никаких услуг, а просто исполнение собственного предписания.

"П.": У вас такая серьезная охрана. Боитесь терактов?

В.Я.: Теоретически такая возможность есть. Я думаю, не из-за политических дел. А просто может больной человек попасться. Но я уже говорил, что если мне бояться населения, то все бессмысленно.

"П.": Сколько времени вы проводите в кабинете?

В.Я.: Ну вы видите, меня эти дни почти в кабинете не бывает. Хотя иногда я из кабинета не выхожу. Как с утра приезжаю, так безвылазно.

"П.": Как вы относитесь к понятию "чиновник"?

В.Я.: Многие годы негативно относился. У нас ведь считалось: если тебя называют "господин", значит, унизить хотят. Или гражданин. Казалось бы, я гражданин Советского Союза. Это должно возвеличивать. А на самом деле если назвали гражданином, ясно: надо на "скамейку" - дело шьют. Так и с чиновником. Чиновник в хорошем смысле нам нужен. Тот, кто исполняет свою работу от и до, как положено. "П.": Вот вы чиновник? В.Я.: Трудно сказать. Во-первых, я человек избранный, а значит, уже как бы не чиновник. А самое смешное, если в реестре госслужащих отведено место всем и всем определено, кто есть кто, для губернаторов такого места нет. И потом, чиновник - это все-таки другое. Вы за мной столько ездите, смотрите.

Разве похожа моя работа на чиновничью? Я и на приемах бываю, и на свалках. Да, все свалки объездил. осмотрел, что это такое. Потому что, если ты о чем-то говоришь, а сам не знаешь предмета, перед тобой действительно свалка. Такая, как у нас раньше была.

Свалка - это серьезнейшее сооружение, которое оборудуется по самым строгим нормам и правилам. от. Ну какой чиновник стал бы бывать на свалках?!

Звучит несколько нескромно. Но, с другой стороны, все мы этим грешим: уж если что сделаем хорошо, так потом горды и рады как дети. А начать разбираться с городскими свалками - это и вправду хорошо. Еще бы закончить.

"П.": В России многие принятые указы и распоряжения не выполняются. Почему, на ваш взгляд?

В.Я.: К сожалению, многое из принятого носит популистский характер. Взять закон о ветеранах. Все прекрасно понимают, что его не исполнить. Ну зачем принимать?! А принимают. Перекидывают на регионы. Регионы не в состоянии выполнить. Тогда высшая власть говорит, что это ребята там виноваты, на месте. Или указ о бесплатном проезде. У нас в городе бесплатно ездят два с половиной миллиона человек.

Где региону найти на это деньги?

А чуть что - сразу находится желающий заработать политический капитал. И ну народ баламутить. Мол, власть избрана, так надо ей обязательно под коленки поддавать. Это наша беда российская. Надо ее преодолевать.

Расставаясь, мы не поддавали губернатору под коленки - мы пожали ему руку. Приятно все-таки чистосердечно пожать руку человеку власти. Такая редкость в наше время. Печалило одно: первоначальное уважение к "слугам народа" к концу их исполнительного срока частенько перерастает в противоположное чувство.
Профиль , 14.07.1997

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В Питере все растет
Петербургский Час Пик
"Газпром" под колпаком Миллера
Комсомольская правда
Чехарда во власти
Известия-СПб

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2024
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2024
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2024
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2024, Ленправда
info@lenpravda.ru