Rambler's Top100
Лениградская Правда
30 MAY 2020, SATURDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Пауки в банке
Глава кремлевской администрации Волошин и его зам Сурков пытаются выбить кресла друг из-под друга. В схватке стороны используют личные ресурсы, связи и открытое давление на Президента...

Прежде всего, следует обратиться к тайной истории приморских выборов, одних из самых грязных в новой российской политической истории, а также напомнить сложившийся миф, что Апанасенко - это ставленник Кремля, и что его поражение - это удар по Путину.

Следует вспомнить, что еще в момент ухода Наздратенко с должности глава российского государства четко обозначил свой приоритет (в передаче Волошина): "важна не личность, а лишь бы новый человек был вменяем и прекратил нагнетание антифедеральных настроений".

Указанное отношение Путина к выборам было выгодно не только местным политическим игрокам (противостоящим друг другу Наздратенко и оппозиции), но и внешним игрокам. Из последних выделим Полномочного представителя Президента в Дальневосточном федеральном округе Константина Пуликовского (был заинтересован показать свою политическую эффективность), губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева (заинтересован в распространении своего выросшего в конце 2000 г. влияния на соседний субъект Федерации), а также заместителя главы президентской Администрации Владислава Суркова (традиционно работает в интересах крупного олигархического бизнеса). Непосредственно Волошин, по имеющимся данным, был заинтересован только в сохранении управляемости краем в рамках формулы Путина.

Следует признать, что именно Сурков стал подлинным героем выборов в Приморском крае. Для него это был шанс повторить свой личный политический и финансовый успех, одержанный им в декабре 2000 года в Пермской области, после которого Сурков стал считать себя "самым крутым разводчиком олигархов" и "делателем губернаторов".

Формула "пермского успеха" была проста: добиться формального обозначения ставки Путина на одного кандидата, но реально "сдать" кампанию в пользу ставленника олигархов (внерегионального бизнеса). Причем главное - это элемент внезапности, победа "тайного кандидата" сразу в первом туре "за явным превосходством", чтобы никто не смог предпринять мер по противодействию.

Так, в Перми и Сурков, и полпред президента в Поволжском федеральном округе Сергей Кириенко официально поддерживали действовавшего губернатора Геннадия Игумнова. Более того, им даже удалось "завести" Игумнова к Путину, невзирая на демонстративное дистанцирование того от обозначения своих предпочтений в региональных кампаниях.

Реально же в рамках сделки с олигархами поддержка была оказана пермскому мэру Юрию Трутневу. За две недели до выборов появилась информация о подкупе участковых избирательных комиссий в пользу Трутнева, однако эта информация дальше замглавы администрации Дмитрия Медведева не прошла. Победа Трутнева, тем самым была "внезапной" только в представлении Путина и, возможно, Волошина, но не Суркова и Кириенко.

Следует сказать, что все участники тайного "трутневского пула" оказались в выигрыше. "Интеррос" (Владимир Потанин) за свой финансовый вклад получил возможность установить контроль над концерном "Пермские моторы" (возможность должна быть реализована в ходе визита Путина в Пермь 9-10 июля). Другой же исключительно ценный Соликамский магниевый завод попал под контроль некоей американской фирмы, пакет акций которой принадлежит Кириенко. Не остался без доли и сам Сурков, который часть консолидированных под этот пул финансовых ресурсов пустил на проталкивание через фракцию КПРФ законопроектов по отработанному ядерному топливу в пользу своих клиентов из Минатома.
Применение формулы "пермского успеха" в Приморском крае, безусловно, требовало модификации и приложения Сурковым дополнительных сил.

Во-первых, "тайный кандидат" не мог быть ставленником только олигархов. Учитывая расстановку сил в регионе, эта фигура в любом случае должна была быть согласована с Наздратенко, но который формально должен был остаться в стороне. Выбор пал на Сергея Дарькина, в которого "вложились" Михаил Фридман через "Альфа-банк", Владимир Потанин через владивостокский банк "Приморье", а также ряд других внешних субъектов, заинтересованных в определенном переделе собственности в крае.

Собранные финансовые средства использовались по аналогии с пермской кампанией - на "работу" с участковыми комиссиями, причем вне самого Владивостока, где контроль состязующихся, в частности, сторонников Черепкова, мог быть более эффективным, чем в малых и средних городах.

Во-вторых, в качестве кандидата-фаворита Центра необходимо было навязать малопроходную фигуру, однако при этом формально удовлетворяющую интересам и Ишаева, и Пуликовского, и, в общем-то, Волошина.

В этом смысле Геннадий Апанасенко, заместитель Пуликовского и бывший заместитель Ишаева, к тому же с опытом работы в Приморском крае, оказался как нельзя кстати. При этом он как все-таки "чужак" в Приморье не должен был составить серьезную конкуренцию местным кандидатам. То есть был малопроходной фигурой, что соответствовало интересам Суркова в полной мере.

Волошин в момент подбора кандидатуры Апанасенко был нейтрализован следующими соображениями. В тот момент времени, в конце зимы, Волошин был озабочен урегулированием конфликта с резко сблизившимся с Путиным хабаровским губернатором Ишаевым. Последний, который подготовил к заседанию Госсовета от 22 ноября Стратегию развития России, альтернативную грефовской, был разъярен тем, что не было выполнено указание Путина "совместить" оба проекта в одной программе. На деле, проекты были несовместимы, так как ишаевский имеет социальную направленность и проникнут государственническими идеями. Проект же Грефа принципиально антисоциален и враждебен российской государственности (хотя в нынешних условиях именно он, в основном, и осуществляется).

Чтобы подсластить пилюлю Ишаеву, Волошин и согласился на кандидатуру его бывшего вице-губернатора Апанасенко в приморские губернаторы. Кандидатура Апанасенко окончательно стала кандидатурой Кремля после приема его 5 марта Путиным. В рамках принятого президентом решения соответствующим образом и стал действовать Волошин. Пуликовский в этом раскладе стал простым исполнителем и действовал, как подобает военному, получившему приказ.

В-третьих, Суркову необходимо было приложить определенные усилия по сдерживанию Апанасенко, который при искренней и прямолинейной поддержке Пуликовского действительно мог превратиться в проходную кандидатуру.

С этой целью штабу Пуликовского-Апанасенко в качестве главного политтехнолога был навязан Алексей Кошмаров (особенно прославился организацией успешных для Владимира Яковлева выборов в Законодательное собрание города в декабре 1998 года). Однако хозяин политтехнологической фирмы "Новоком" Кошмаров в Приморье выполнял роль своеобразного "засланного казачка", лояльного только и исключительно Суркову, а не формальному кандидату в губернаторы.

С этой же целью было использовано выдвижение (по "отмашке" Наздратенко) кандидатуры и.о.губернатора края Валентина Дубинина, чтобы оторвать от Апанасенко часть голосов, обычно собираемых в крае местной "партией власти". Акция Дубинина сломала игру Апанасенко, и пропаганда Центра была отвлечена на Дубинина, который стал ложным, отвлекающим объектом.

Сам Сурков стремился не "светиться" на кампании. Даже сделал заявление, что, мол, раз Полномочные представители Президента хотели больше полномочий, то пусть теперь сами и разбираются с выборами. В частности, в Приморье. Однако когда его в начале мая отозвали из кратковременного отпуска и заставили отправиться во Владивосток, чтобы нести личную ответственность за будущий исход выборов, Сурков исключительно неудачно, преднамеренно неуклюже агитировал за Апанасенко. Его грубые указания местным властям (прежде всего главам районных администраций) закономерно попали в печать и стали козырем против кандидатуры Апанасенко.

Следует признать, что свою деятельность Сурков проводил достаточно осторожно и потому отчасти ввел в заблуждение даже главу администрации Александра Волошина, который тоже счел основным соперником Апанасенко именно Дубинина. Чтобы помочь Апанасенко, Волошин принял Дубинина в Москве и старался отговорить его от выдвижения, но безуспешно. Тогда Волошин решил представить Дубинина президенту, чтобы дать возможность Путину лично с ним познакомиться и, возможно, перевербовать в будущем.

Путин, приняв Дубинина, обнадежил его, заверил, что Центр "не станет снимать его с губернаторской дистанции". Однако в действительности Дубинин не приглянулся Путину, и вслед за бывшим вице-губернатором в Приморье уехал некий личный эмиссар президента, хорошо знакомый ему по лейпцигской резидентуре. Этот эмиссар вел в Приморье работу против Дубинина, и провал кандидатуры и.о.губернатора в первом туре - во многом заслуга именно человека Путина. Хотя, к сожалению, это было всего лишь "отвлечение на негодный объект" в рамках стратегии Суркова.

Для самого же Суркова, ведущего свою сепаратную игру в Приморье в обход Волошина, принципиально важно было, чтобы "тайный кандидат" Дарькин победил уже в первом туре. Однако этого не произошло, и это дало возможность Волошину осознать, что он, выполнявший линию президента, обманут своим честолюбивым заместителем.

Отношения между Волошиным и Сурковым резко ухудшились, перспективы Суркова вообще омрачились. Волошин повел против него интригу как в Москве, так и в Приморье. Понимание Волошиным всей глубины происшедшего окрепло после того, как глава администрации принял в Москве Дарькина и увидел, что это совсем не тот человек, которому можно было бы, с точки зрения Центра, доверить Приморье.

Однако в Приморье процесс продвижения к власти Дарькина набрал инерцию, которую Волошин не сумел переломить. Все, что он смог сделать, это вывести из игры Черепкова, вновь открыв путь на выборы Апанасенко. Но сорвать выборы он уже не смог. И вот тогда-то основное острие интриги против Суркова он перенес на московскую политическую арену.

Во-первых, были инициированы слухи о регулярных встречах Волошина с главой банка МЕНАТЕП-СПб Виктором Савельевым. Его давно прочат в преемники Суркову, и Волошин решил подпитать эти слухи, чтобы подорвать имидж и перспективы своего зама в глазах того же олигархического сообщества.

Во-вторых, он повел атаку на Суркова в связи с ситуацией после скандала, устроенного коммунистами во время первого чтения Земельного кодекса. За прохождение Земельного кодекса, как и других законопроектов из правительственного пакета, несет ответственность Сурков.

Закон об ОЯТ он сумел провести через Думу, уговорив левых, поскольку использовал личную заинтересованность в нем Сергея Глазьева и вице-спикера от аграриев Геннадия Семигина.

Ныне Волошин уговаривает Касьянова вновь просить Думу о продлении сессии до конца июля для рассмотрения Земельного кодекса во втором чтении. Делается это явно в пику Суркову, для которого столь скорое возвращение к рассмотрению этого вопроса, т.е. к новому скандалу, демонстрирующему потерю управляемости депутатским корпусом, чревато разбирательством уже у Путина.

Дело в том, что правительство не может внести Земельный кодекс на второе чтение без положительных заключений региональных дум, так как земля - есть предмет совместной компетенции Центра и регионов. Между тем, КПРФ уже имеет на руках отрицательные заключения 24-х региональных дум и надеется в ближайшее время собрать дополнительно столько, чтобы отрицательных отзывов было более трети от общего числа дум. Тогда, если сессия будет продлена, правительство уже не сможет вносить кодекс на второе чтение, и это будет расценено как поражение Суркова, понижающее его шансы и ухудшающее имидж в Кремле.

Суркову же нужна пауза до осени, так как он надеется переломить в регионах прокоммунистическую тенденцию, проведя в местных думах "разъяснительную работу".

Другой удар Волошина по Суркову в стенах Думы - муссирование темы пересмотра пакетного соглашения с коммунистами о разделе думских постов, заключенного "Единством" в январе 2000 года. Это нервирует левых и возбуждает их против Суркова, что, в свою очередь, осложняет его позиции в Думе, за которую он несет ответственность перед президентом и главой администрации. Не являясь сторонником такого пересмотра, Сурков на встрече 19-го числа с лидерами фракции "Единство" угрожал тем, что, в случае изменения пакетного соглашения, эта фракция также окажется в проигрыше.

В-третьих, Волошин дезавуировал договоренность между Сурковым и Лужковым о сравнительно равноправном характере объединения "Единства" с "Отечеством". Это затормозило процесс создания центристской пропрезидентской политической силы. Тем самым ставится под сомнение репутация Суркова как главного технолога партстроительства.

Таким образом, одним из важнейших итогов выборов в Приморье стал распад политической связки Волошин-Сурков, одной из самых эффективных за последние два года. Окончательный ли это распад - покажет время.

Другой итог выборов в Приморье и развития ситуации вокруг них состоит в том, что Волошин все время выступал в роли защитника линии президента Путина против тех, кто ее искажает. А последним высказыванием, как полагают, он вообще на обозримый период может снять вопрос о своей отставке с поста главы администрации. Более того, это - заявка Волошина на то, чтобы не только сохранить свое нынешнее положение, но и войти в состав команды президента Путина.
Пресс-Центр.Ру , 9.07.2001

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

В Питере все растет
Петербургский Час Пик
"Газпром" под колпаком Миллера
Комсомольская правда
Чехарда во власти
Известия-СПб
Логин
Пароль

Архив Ленправды
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2020
03 04 05
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2020
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2020, Ленправда
info@lenpravda.ru