Rambler's Top100
Лениградская Правда
16 JUNE 2019, SUNDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
Убытки невозможно подсчитать
31.05.2004

Счетная палата проверила, как Минобороны продает ненужное государству бывшее военное имущество. Серьезных нарушений аудиторы не нашли. Однако, по их словам, и не могли найти. У военных практически отсутствует учет недвижимости - законодательно оформлено только 0,02% от всех объектов Минобороны. В итоге большая его часть разворована, оставшаяся - стареет и теряет свою стоимость. Сергей Степашин в этой связи предложил освободить военное ведомство от несвойственных ему коммерческих функций.

В пятницу аудитор Счетной палаты Александр Пискунов отчитался перед депутатами Госдумы о том, как Минобороны реализует высвобождаемое военное имущество. Продавать излишки военной техники и другого ненужного имущества оборонное ведомство начало давно - после ухода российских Вооруженных сил из стран Восточной Европы. Когда российская армия стала сокращаться, необходимость избавления от дорогого в содержании хозяйства сохранилась. Обязанность эту оставили за Минобороны, несмотря на несвойственные этому ведомству функции продавца.

Представляя аудиторский отчет за период 2001-2002 года и первое полугодие 2003 года, Пискунов сообщил, что за этот период Минобороны выручило от продажи высвобожденного имущества 5,2 млрд. рублей. По мнению аудитора, эта цифра могла бы быть существенно выше: объектов недвижимости продано менее 10% от возможного. Причем, как утверждают в СП, ситуация не меняется на протяжении уже нескольких лет. Так, в ходе реформирования ВС РФ в период с 1997-го по июнь 1999 года военным удалось выручить лишь 0,5% от стоимости всего имущества, представленного на реализацию. В 2001-2002 годах не было реализовано 60% выставленного Минобороны на продажу движимого военного имущества.

В итоге продажа недвижимости занимает от 1,5 до 3 лет. "За это время уже никем не охраняемые военные городки разворовываются и разрушаются. Они становятся никому не нужными или продаются по смехотворным ценам", - пояснил Пискунов. Та же картина и по движимому военному имуществу. Простаиваемую технику приходится ремонтировать и модернизировать, что обходится чуть ли не в стоимость реализуемого.

Однако подсчитать точно, сколько государство недополучило, аудиторы не могут. Как пояснили ГАЗЕТЕ в Счетной палате, проблема в том, что стоимостного учета высвобожденного военного имущества никогда не велось. "Законодательно оформлено только 0,02% от всех объектов Минобороны", - пояснил ГАЗЕТЕ Пискунов. Отсутствие инвентаризации и учета всех объектов недвижимости не дает возможности реализовать все это по прозрачным схемам. Никакой инвентаризации до сих пор не проводилось и по вооружению, которое имеется в наличии Минобороны и может быть продано за рубеж. По словам одного из чиновников «Рособоронэкспорта», в Минобороны на вопрос, что у вас есть пригодного для продажи, отвечают: "А что нужно?"

Между тем непроданное имущество государство по-прежнему продолжает содержать, тратя на это немалые деньги. Сейчас в ведении Минобороны находится свыше 200 тысяч объектов недвижимости только казарменно-жилищного типа. Содержать все это у военных нет ни возможности, ни ресурсов. В Счетной палате признают, что потери от существующей неразберихи колоссальные. А расходы, связанные с охраной и поддержанием в эксплуатационном состоянии оставшихся нереализованными объектов недвижимого имущества, съедают львиную долю средств, полученных при реализации высвобожденного недвижимого военного имущества.

Но даже там, где главное оборонное ведомство имеет всю документацию о продаже, оно зачастую не торопится получить полагающиеся деньги. "До сих пор наше Минобороны не получило денег за продажу российских самолетов Су-24МК, проданных Алжиру более двух лет назад, - поделился с ГАЗЕТОЙ впечатлением от отчета СП депутат Валерий Гальченко. - Но мало того, что мы продаем за рубеж массу техники, на ней же кто-то должен работать, поэтому наши специалисты ездят, обучают, а деньги за их работу нам не платят". Аудиторы подсчитали, что только за обучение нам должны более 250 млн. долларов. Глава Счетной палаты Сергей Степашин в этой связи считает, что "практика осуществления Минобороны разрешенных видов деятельности была вынужденной и в настоящее время себя изжила". Поэтому он предложил депутатам изменить законодательство, чтобы "освободить военное ведомство от несвойственных ему функций".

Газета , 31.05.2004

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru