Rambler's Top100
Лениградская Правда
15 NOVEMBER 2019, FRIDAY
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
«Тинькофф» без женщин – так себе зрелище»
11.07.2006 00:01
Фото: Дина Щедринская

Пиво давно стало русским народным напитком, однако предпочтения россиян постоянно меняются. О том, почему россияне любят пробовать новые марки, о конкуренции на рынке и где нужно строить пивные заводы, рассказал гендиректор Sun Interbrew Джозеф Стрелла.

Почему вы решили строить в Сибири завод, а не купить кого-то из местных игроков?

– На востоке страны необходимо строить новые заводы, там недостаточно качественных производственных мощностей, да и действующие заводы не позволят серьезно увеличить объемы производства. При этом рынок Сибири и Дальнего Востока динамично растет, именно поэтому решили построить крупный завод достаточно большой мощности недалеко от Иркутска.

На западе страны ситуация иная – есть предприятия для поглощения, но их становится меньше, снижается и уровень и качество их мощностей. После прошлогодней покупки «Тинькофф» считаем, что в этом регионе чувствуем себя уверенно.

А «Очаково» вам интересно?

– С «Очаково» ситуация непростая: если бы это был только пивзавод, возможно, он был бы нам интересен. Но у компании много различных направлений, «дочек» – это слишком сложная структура. Поэтому для нас компания сейчас не представляет интереса.

Прошлый год прошел в пивной отрасли под знаком консолидации. Продолжится ли она в этом году?

– Полагаю, что консолидация завершится в течение ближайших пяти лет. Видимо, SABMiller следует кого-то купить – это солидная компания, и им нужны дополнительные мощности, одного завода в Калуге им явно недостаточно.

Если же посмотреть глобально, то на консолидации российского рынка будет поставлена точка с приобретением Efes

– это хорошая компания с сильным портфелем и грамотным позиционированием. Впрочем, это не означает, что компания продается.

Что будет с независимыми пивоваренными компаниями?

– Я вижу два пути развития: либо они будут делать местные марки, либо закрываться. Наши локальные марки показывают хорошие темпы роста в регионах. Уверен, всегда будут лояльные потребители местных марок, главное здесь – соблюдать качество.

А те, кто надеется на дотации правительства, – у них большая проблема.

Им никто не поможет.

Все ждали появления на российском рынке Anheuser-Busch, но они предпочли заключить лицензионный договор на розлив Bud с Heineken. Чего вы ждете от этой компании в России?

– Они контролируют 48% американского рынка и знают специфику бизнеса, поэтому пока могу сказать одно – это серьезный конкурент.

А как вы считаете, почему ушел Molson Coors?

– До объединения Molson был сильным игроком в Канаде, а Coors специализировался на непастеризованном пиве в Америке. Полагаю, что их проблема в том, что они не смогли перенести производство своих марок на глобальный рынок.

Бывшие владельцы ПИТ строят пивзавод в подмосковных Мытищах. Насколько это оправданное решение с учетом снижения темпов роста российского рынка?

– Мне неизвестно об этом и сложно судить о новом заводе, но если это так, то непонятно, почему Heineken не запретил экс-владельцам ПИТ работать в этом секторе – они же будут конкурировать с ними.

Например, Олег Тиньков по условиям контракта с нами не сможет варить пиво в России, он может его только пить.

«Кто-то позвонил репортерам и сказал, что Джо хочет купить Efes»



В прошлом году на рынке появились слухи о том, что InBev готовится к покупке Efes. А в мае InBev выкупил 50% акций вашего совместного предприятия с Efes в Румынии. Как вы прокомментируете эту информацию?

– Прошлым летом я был в Волгограде на встрече с дистрибуторами. В конце презентации я спросил, есть ли вопросы. Из аудитории последовал вопрос: «Хотели ли бы вы купить Efes?». Я ответил: «Да, но я не думаю, что он продается». Кто-то из присутствующих позвонил репортерам и сказал, что Джо хочет купить Efes. Так и родился этот слух. Что касается Румынии, то это было СП, обе компании владели по 50% предприятия. И мы, и Efes, могли претендовать на полный контроль над предприятием, но нам этот актив был необходим сильнее. Но покупка глобальной компании – это совсем другая история.

Ведет ли сейчас SUN Interbrew переговоры о приобретении предприятий в России?

– Никаких переговоров нет. Но это не означает, что, если завтра к нам кто-нибудь придет с предложением, мы не будем их слушать.

Даже с «Альфой» будете разговаривать?

– Конечно, мы открыты для переговоров, если они предложат что-нибудь интересное, я, естественно, их выслушаю.

А как вы в целом оцениваете конфликт с этой структурой?

– Мы пришли в Россию, чтобы построить пивоваренные активы, поэтому в 1999 году привлекли инвестора, а также разместили часть акций на бирже. Мы с SUN Trade получили по 37,5%, при этом не имели права увеличивать долю в СП в течение пяти лет. Это, на мой взгляд, было ошибкой, надо было взять больше процентов для обеих сторон.

В результате некоторые интеллектуалы решили заработать, когда стало известно, что будет консолидация активов.

Результат вы знаете (InBev выкупила у «Альфа-Эко» скупленный компанией 15% акций Sun Interbrew за 260 млн евро – «Газета.Ru»). Но это не оказало негативного влияния на бизнес компании, а высокая стоимость акций положительно отразилась на небольших держателях акций, у которых они были выкуплены SUN Interbrew, в том числе и на мне лично. Но если бы СП создавали сейчас, я бы создал больше защитных механизмов и был бы более внимательным с миноритариями.

С чем связан разрыв отношений с ресторанным холдингом Михаила Зельмана «Арпиком»? Ведь это отличная возможность для продвижения продукции.

– У нас по всему миру где-то 35 бельгийских ресторанов, и мы намерены вернуть это направление в Россию, когда найдем подходящего партнера. «Арпиком» – хорошие бизнесмены, но у них слишком много ресторанных концепций, нам нужен более специализированный партнер. В договоре с «Арпиком» не очень подробно была прописана та часть, за что должны отвечать стороны, когда ресторан заработает. Не знаю, что произошло, но факт заключался в том, что наши брендированные рестораны не привлекали посетителей. Но в любом случае между нами не осталось недомолвок и мы продолжаем сотрудничать.

«Реклама «Тинькофф» без женщин – так себе зрелище»



Какой маркетинговый бюджет у SUN Interbrew? – Я не хотел бы его оглашать, могу сказать, что он увеличивается (по данным «Бизнеса», он составляет 6,5-7% оборота или 60-65 млн евро).

Расскажите о его структуре?

– Он выглядит так: около 70% в прямой рекламе – это ТВ-реклама, и так будет оставаться и дальше. Впрочем, огромная инфляция на ТВ вынуждает тратить нас дополнительные средства на этот канал продвижения.

Есть и сложность работы в условиях нового закона «О рекламе»: например, я не могу себе представить рекламу «Тинькофф» без женщин. Согласитесь – так себе зрелище.

Часть бюджета приходится на рекламу на местах продаж и наружную рекламу, оставшаяся часть – на промоушн, из серии выдача приза в случае, если под крышкой Вашего пива вы найдете символ.

Не планирует ли запускать марки SUN Interbrew за пределами России, как, например, это сделала «Балтика» в Великобритании?

– Последние три лета у нас была нехватка мощностей в России. Для начала я должен убедиться, что пива хватает для внутреннего рынка, поэтому сейчас увеличиваем мощности на всех наших заводах. Сейчас экспортируем в страны бывшего СССР – Казахстан, Белоруссию, Узбекистан, Молдову. Когда будет достаточно мощностей для России, пойдем в дальнее зарубежье. А вот по лицензии разливать российские марки за пределами России и Украины не планируем.

Новые лицензионные марки будете разливать?

– Считаем, что в России была бы популярна марка пива Leffe, мы будем рассматривать возможность ее запуска здесь, будем изучать потребительские предпочтения. Но этим летом никаких премьер, за исключением новых вкусов и упаковок не планируем.

Сейчас в России продается порядка 35 лицензионных марок. Найдется ли место на полках для новых марок?

– На американском рынке марок больше, чем в России. Производителю сложно иметь много марок, необходимо постоянно вкладываться в их продвижение. Слишком большой портфель опасен для логистики – это очень дорого обходится. Но с другой стороны,

россияне любят новые марки, у нас, например, 30% продаж делают марки, которые были запущены за последние два года.

Поэтому запуски лицензионных марок наверняка продолжатся.

Зимой вы забрали у Heineken марку Lowenbrau. Как она вписалась в ваш портфель?

– Сейчас мы серьезно инвестируем в ее продвижение, даже календари сделали (указывает на стену). Его продажи превосходят наши ожидания: продаем больше, чем производим.

Сейчас в суде SUN Interbrew добивается аннулирования товарного знака Zlatopramen, под которой Efes разливает пиво в России. Что вас не устраивает?

– Zlatopramen появился на пике популярности нашего бренда Staropramen. При этом ни в одной стране мира я не видел широкой представленности пива Zlatopramen, даже в Чехии. Поэтому мы намерены будем судиться до тех пор, пока не выиграем это дело.

Год назад замруководителя Федеральной службы по надзору в сфере экологии и природопользования Олег Митволь предъявил претензии SUN Interbrew за то, что у компании окончился срок действия лицензии на пользования водными источниками и пообещал обратиться в суд. На какой стадии находится рассмотрение этого дела?

– Эта история окончена, мы никогда не теряли этой лицензии.
Василий Дмитриев, Газета.ру , 11.07.2006


Логин
Пароль

Архив Ленправды
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
05 12
2001
10
2000
10
1999
04
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997
1996
1995
1994
1993
10 11
    ТЕМЫ ДНЯ          НОВОСТИ          ДАЙДЖЕСТ          СЛУХИ          КТО ЕСТЬ КТО          ССЫЛКИ          БУДНИ СЕВЕРО-ЗАПАДА          РЕДАКЦИЯ     
© 2001-2019, Ленправда
info@lenpravda.ru